Взыскание ущерба в связи с незаконным увольнением: ситуация из судебной практики

В рубрике «Трудовые правоотношения» журнала «Юрист» № 12 за 2018 г. был рассмотрен судебный спор о незаконном увольнении работника по п. 5 ст. 35 ТК (отказ от продолжения работы в связи с изменением существенных условий труда). 

Незаконное увольнение работника привело к следующему судебному спору, в котором уже по протесту прокуратуры с должностных лиц, виновных в незаконном увольнении, был взыскан ущерб, причиненный предприятию.

Обновлено
Крюковский Сергей

Начальник отдела правовой, кадровой работы и административного обслуживания ОАО «Витебский облагросервис»

2761 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Фабула дела

В соответствии с приказом об увольнении работник (далее - истец) был уволен с работы по п. 5 ч. 2 ст. 35 ТК (отказ от продолжения работы в связи с изменением существенных условий труда). Истец посчитал свое увольнение незаконным в связи с несоблюдением процедуры увольнения, предусмотренной ст. 32 ТК. Он просил восстановить его на работе, взыскать средний заработок за каждый день вынужденного прогула, а также моральный вред.

Суд признал увольнение истца незаконным и в связи с нецелесообразностью восстановления на работе взыскал с ОАО «М» в пользу истца возмещение в размере десятикратного среднего заработка.

Справочно.
Если суд посчитает невозможным или нецелесообразным восстановление работника по причинам, не связанным с совершением виновных действий работником, он имеет право предложить и с согласия работника возложить на нанимателя обязанность выплатить работнику возмещение в размере десятикратного среднемесячного заработка.

Суд кассационной инстанции вынес решение о взыскании в пользу работника также компенсации морального вреда.

Ввиду причинения ОАО «М» ущерба в общей сумме 10 745,57 руб. общество обратилось в прокуратуру с ходатайством о предъявлении иска о взыскании ущерба в интересах предприятия. В последующем прокуратура предъявила иск о взыскании ущерба с руководителя предприятия (на момент подачи иска был уволен).

Рассмотрение дела судом 

Поскольку приказ об увольнении ведущего юрисконсульта был завизирован начальником юридической службы П. и заместителем генерального директора С., суд привлек в качестве соответчиков заместителя генерального директора С. и начальника юридической службы П.

Справочно.
Суд возлагает на должностное лицо, виновное в незаконном увольнении, переводе, перемещении, изменении существенных условий труда, отстранении от работы, обязанность возместить ущерб, причиненный в связи с оплатой за время вынужденного прогула или выполнения нижеоплачиваемой работы.

На основании п. 12 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 26.03.2002 № 2 «О применении судами законодательства о материальной ответственности работников за ущерб, причиненный нанимателю при исполнении трудовых обязанностей»  должностные лица, по вине которых произведены выплаты работникам за незаконное увольнение, перевод, перемещение, изменение существенных условий труда, отстранение от работы, задержку исполнения решения суда о восстановлении работника на работе, на прежнем рабочем месте, прежних существенных условий труда, а также в возмещение морального вреда, несут в порядке регресса полную материальную ответственность, если иное не предусмотрено коллективными договорами, соглашениями.

Материальная ответственность должностных лиц, в компетенцию которых входит издание приказов по вышеуказанным вопросам, наступает в силу ст. 245 ТК, а других должностных лиц, не наделенных такими полномочиями, — в силу ст. 402 ТК. Прекращение этими должностными лицами трудовых отношений с нанимателем не освобождает их от материальной ответственности за причиненный ущерб.

Справочно:
На должностных лиц в соответствии с ч. 1 ст. 245 ТК возлагается обязанность возместить ущерб, если увольнение, перевод, перемещение, изменение существенных условий труда или отстранение от работы произведены с нарушением закона.

В судебном заседании было установлено, что заместителем генерального директора в период незаконного увольнения ведущего юрисконсульта являлся С., в обязанности которого входило: организация правового обеспечения деятельности общества, организация контроля над соответствием требованиям законодательства проектов приказов (в том числе об увольнении работников), инструкций, положений и других актов правового характера, обеспечение контроля над соблюдением и правильным применением законодательства о труде.

Согласно п. 18 контракта, заключенного с заместителем директора С., последний несет полную материальную ответственность.

В соответствии с подп. 2.8 п. 2 Декрета Президента Республики Беларусь от 26.07.1999 № 29 «О дополнительных мерах по совершенствованию трудовых отношений, укреплению трудовой и исполнительской дисциплины» контракт, заключенный с работником, должен предусматривать полную материальную ответственность за ущерб, причиненный нанимателю по вине работника излишними денежными выплатами (за исключением случаев счетной ошибки).

Начальником юридической службы ОАО «М» в период незаконного увольнения ведущего юрисконсульта являлась П. на основании заключенного с ней трудового договора.

Согласно п. 3.2.2 Положения о юридической службе начальник юридической службы осуществляет контроль за соответствием требованиям законодательства проектов приказов, инструкций, положений и других актов правового характера, подготавливаемых в организации.

Ответчики возражали против иска, так как считали, что увольнение произведено законно, имело место изменение существенных условий труда.

Суд пришел к выводу о возложении ответственности по возмещению ущерба на бывшего генерального директора Л. в соответствии со ст. 245 ТК, на заместителя генерального директора С. и начальника юридической службы П. в силу ст. 402 ТК с учетом их вины. Суд принял во внимание, что начальник юридической службы уволена по аналогичным с ведущим юрисконсультом основаниям, в связи с чем с нее должно быть взыскано 20 % ущерба, а с Л. и С. — оставшаяся часть.

Решение суда

Решением суда исковые требования удовлетворены частично, взыскано в пользу общества:

— с бывшего генерального директора — 2 500,00 руб.;

— с бывшего заместителя генерального директора — 2 500,00 руб.;

— с бывшего начальника юридической службы — 807,00 руб.

При уменьшении ответственности суд применил ст. 409 ТК в отношении руководителя и его заместителя (пенсионер, размер дохода, безработный, наличие кредитов и т.п.) В отношении начальника юридической службы суд применил ограниченную ответственность в размере среднемесячного заработка, так как она работала по трудовому договору (ст. 403 ТК и п. 10.16 коллективного договора).

Выводы.
Анализируя вышеуказанный спор, можно сделать вывод, что не только руководитель организации, но и ее должностные лица (прежде всего обладающие признаками должностного лица: распорядительные функции, административно-хозяйственные функции и юридически значимые действия, а также подготовившие и завизировавшие приказ в рамках своих должностных обязанностей) несут ответственность за ущерб, причиненный организации незаконным увольнением работников. При этом лицо (к примеру, ведущий специалист по кадрам), не являющееся должностным, хоть и подготовившее (завизировавшее) приказ об увольнении, признанном впоследствии незаконным, не может быть привлечено к материальной ответственности.

2761 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме
• • •
В условиях постоянного развития информационных технологий вопрос защиты информации компании становится все более актуальным, а когда речь идет об информации, представляющ...
Локальное нормотворчество