Вы на портале

БелТПП: особенности форс-мажоров и основные трудности при их свидетельствовании

Ограничительные меры со стороны ряда государств в отношении Беларуси стали причиной возникновения трудностей у многих отечественных предприятий. В первую очередь они связаны с невозможностью закупки импортного сырья, используемого в собственном производстве конечной продукции, и дальнейшей поставки товаров покупателям, а также с доступом к комплектующим зарубежного производства и оплатой внешнеторговых контрактов. Важной задачей для Белорусской торгово-промышленной палаты является оказание предпринимательскому сообществу качественной и оперативной юридической поддержки. Начальник Департамента правового обеспечения и цифровых технологий БелТПП Виталий Вабищевич рассказал корреспонденту БЕЛТА об особенностях форс-мажоров и основных трудностях при их свидетельствовании.

881 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

- Виталий Владимирович, как представителям белорусских предприятий понять, что считать обстоятельствами непреодолимой силы?

- Форс-мажор при исполнении договоров - это юридический институт, а не формулировка, используемая в быту. Он имеет правовое регулирование как на уровне законодательства Беларуси, так и на уровне международного права. Специалисты могут сказать, являются ли те или иные обстоятельства форс-мажором, только после детального изучения каждого договора и ситуации. Например, мы можем заявить, что санкции - это форс-мажор. Но если стороны в своем контракте написали, что это не так, то эти ограничительные меры мы уже не можем признать обстоятельством непреодолимой силы. Поэтому нельзя делать выводы без детального анализа конкретного договора.

Зачастую заявители не предоставляют полный комплект документов, необходимых для полноценного анализа проблемы. Даже те документы, которые подтверждают наличие самих обязательств и факт их неисполнения. Иначе как можно говорить о нарушении обязательств, если мы даже не знаем об их существовании? Достаточно распространенная ситуация, когда стороны заключают договор после введения санкций. То есть, зная о введенных ограничительных мерах, они принимают на себя заведомо неисполнимые обязательства, из-за чего лишаются права ссылаться на них как на форс-мажор. Ведь очевидно, что в такой ситуации нет элемента чрезвычайности. Еще одна распространенная ситуация, когда у предприятия есть возможность преодолеть санкции. Например, есть конкретный запрет с одной стороны, но существует возможность получить специальную лицензию или разрешение. Пока предприятие не докажет, что оно попыталось получить соответствующую лицензию, делать вывод о форс-мажоре нельзя.

Это только некоторые примеры. Их значительно больше в зависимости от специфики договорных обязательств.

Мы понимаем, что в новых условиях не все оказались готовы к правильному применению законодательства о форс-мажоре, и для белорусских предприятий этот вопрос остается очень непростым. Поэтому БелТПП активно проводит информационную и разъяснительную работу о форс-мажорах, в том числе с выездом в регионы.

- Кто обычно обращается в БелТПП за свидетельствованием форс-мажора?

- Если составить портрет среднего заявителя, то это белорусский производитель, поставщик либо дистрибьютор, который не может исполнять свои обязательства перед белорусским заказчиком в рамках государственных закупок.

Одной из главных сложностей, возникающих при рассмотрении заявлений белорусских субъектов о свидетельствовании обстоятельств непреодолимой силы, является тот факт, что юридически форс-мажор первично возникает не у белорусских предприятий, а у иностранных. Это правительства европейских стран, США вводят ограничения для своих субъектов, запрещая им исполнять обязательства перед белорусскими предприятиями, включенными в санкционные списки. Иными словами, это не нам запретили покупать подшипники в Германии, а немецким резидентам запретили их продавать. Понимание этого во многом влияет на правильный подход при защите своих интересов и выстраивании позиции по доказательству обстоятельств непреодолимой силы, сбору соответствующих подтверждающих документов.

Наши специалисты всегда четко поясняют, какие документы необходимо предоставить, какие сведения должны быть отражены в заявлениях и мы достаточно тесно работаем с предприятиями. Если возникают дополнительные вопросы, то мы всегда можем связаться, поговорить, направить запрос на предоставление недостающих документов. Даже если мы не можем засвидетельствовать форс-мажор из-за того, что нужные документы не предоставлены, это абсолютно не лишает заявителя права повторно к нам обратиться. Мы открыты к обращениям, всегда готовы проконсультировать представителей предприятий по любым вопросам.

Вместе с тем, если говорить о форс-мажоре, то даже наше заключение - это не догма, в суде оно может быть не принято во внимание либо оспорено. Часто споры должны рассматриваться в Стокгольме, Брюсселе, Париже, Лондоне и в других юрисдикциях. Это проблема, постоянно находящаяся в нашем поле зрения. Мы часто слышим, что при заключении договора все надеялись, что проблем не будет, поэтому соглашались на "чужие" суды. Но еще большие проблемы могут возникнуть при исполнении решений на территории недружественных стран.

Поэтому мы рекомендуем нашим предприятиям настаивать на рассмотрении споров в белорусских судах, в частности в Международном арбитражном суде при БелТПП. Наш суд авторитетен, его решения признаются в абсолютном большинстве стран, а его арбитражный сбор - один из самых низких по сравнению со ставками иных международных арбитражных судов в Европе.

- С какими проблемами сталкиваются предприятия при свидетельствовании форс-мажора?

- Подчеркну еще раз, что юридически форс-мажор наступает первично у иностранного резидента на территории другой страны в связи с решениями и запретами, принятыми иностранными компетентными государственными органами. Как правило, внешнеэкономические контракты белорусских предприятий предусматривают предоставление подтверждающих документов при наличии форс-мажора со стороны контрагента. Например, если швейцарец не исполняет обязательства перед белорусом, то у швейцарца форс-мажор и он обязан предоставить подтверждение. И все было бы хорошо, если бы иностранные партнеры действовали добросовестно. Основная проблема заключается в том, что сегодня иностранные партнеры отказываются предоставлять необходимые документы и прекращают любые взаимоотношения и переписку с белорусскими предприятиями.

В таких ситуациях БелТПП предоставляет возможность отечественным предприятиям самостоятельно доказать влияние форс-мажора, в том числе на их иностранного партнера. Это, конечно, не совсем логично, потому что сам иностранный партнер должен заявлять и подтверждать этот форс-мажор.

- Какие рекомендации вы могли бы дать белорусским предприятиям по использованию инструмента форс-мажора для защиты своих прав?

- Не у всех предприятий есть четкое понимание, что собой представляет форс-мажор и для чего нужен этот правовой институт. К нам регулярно обращаются с проблемами по исполнению контрактов, однако во многих случаях защищать интересы приходится с помощью иных правовых механизмов, а не института форс-мажора.

Например, предприятия обращаются с просьбой подтвердить форс-мажор, но в результате анализа документов становится понятно, что белорусский субъект не является лицом, нарушившим обязательства. В таком случае мы говорим, что предприятие должно поменять свою стратегию защиты и быть не слабой стороной, а сильной. Очень распространены ситуации, связанные с платежами, когда белорусское предприятие дает поручение банку на оплату, деньги списываются со счета, но не доходят до получателя денег. Получатель выставляет претензию, а белорусская сторона приходит в БелТПП и просит подтвердить форс-мажор. Мы анализируем договор и видим, что обязательства плательщика исполнены с того момента, когда деньги списаны со счета. То, что они не дошли до контрагента, это уже не проблемы белорусских предприятий.

Для эффективной внешнеэкономической деятельности в современных условиях белорусским предприятиям крайне важно не только внимательно пересматривать действующие контракты, но и минимизировать влияние санкционных ограничении при заключении новых договоров. Для этого перед заключением конкретных сделок необходимо осуществлять санкционный комплаенс, то есть анализировать возможное влияние санкций на предмет договора, а также на выполнение всех его условий: проведение расчетов, базис поставки, исполнение гарантийных обязательств и многое другое.

Санкционный комплаенс направлен на то, чтобы заранее оценить риски заключения договора, защитить компанию от нарушений, которые могут нанести значительный ущерб репутации и повлечь колоссальные финансовые потери. При его проведении необходимо максимально организовать процесс анализа всех факторов. Этой работой должны заниматься ответственные специалисты на предприятиях. Для проведения санкционного комплаенса, экспертизы и разработки внешнеэкономического контракта также можно обратиться в БелТПП.

Источник: https://www.belta.by/

881 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме