Ретроспектива. «Десять лет ожидания прошло…»

Ретроспектива. «Десять лет ожидания прошло…»

“Слово – серебро, молчанье – золото”. Иногда молчание звучит громче, чем тысячи слов. В тишине, когда какофония звуков не отвлекает разум, люди слышат шепот Истины. Но силу молчания можно обратить и на лживые цели – и тогда немую Истину уже не услышать. Знать правду – и скрывать ее... Поддерживать невиновного – и бояться заявить об этом... 

Так молчание делает тех, кто знает о невиновности обвиняемого, предателями и жестокими соучастниками настоящего преступника. 

Пархимович Анастасия

Юрисконсульт ООО «Апп продакшн»

726 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Почему Дрейфус?

Конец 1894 года. Во французском генеральном штабе обнаружена пропажа нескольких секретных документов. Поиски были начаты незамедлительно, но на след напали не офицеры штаба, а француженка, работавшая уборщицей в военной миссии Германии в Париже (конечно, это было только прикрытие – женщина являлась агентом контрразведки). В мусорной корзине она нашла сопроводительное письмо (бордеро), в котором неназванное лицо сообщало полковнику фон Шварцкоппену, германскому военному атташе в Париже, о передаче секретных документов. Полковник Юбер Анри, один из высших чинов французской военной разведки, передал бумагу в штаб, где отправителя бордеро узнали по почерку. Шпионом оказался капитан Альфред Дрейфус.

Альфред Дрейфус. Изображение – Википедия

На виновность Дрейфуса указывало сходство почерка. Но у него был и гораздо более тяжкий грех – Дрейфус был евреем. Точнее, он был единственным евреем в генеральном штабе. Это, несомненно, было заслугой самого капитана – во время учебы в Особой военной школе Сен-Сир он выделялся своими знаниями и усердием, окончив учебу с отличием. Однако поверить в то, что француз, сын свободолюбивой нации революционеров, мог стать шпионом и продавать Родину германскому правительству? Нет, одна мысль об этом была нестерпима для командования! А вот еврей этим не погнушался бы. Генеральный штаб бросил свой жребий.

Немая Истина

О виновности Дрейфуса громко объявили военный министр Мерсье, начальник генерального штаба генерал Буадефр и его помощник генерал Гонз, полковник Анри и военный следователь дю Пати де Клам. Но не все в правительстве поддержали их. Так, министр иностранных дел Габриэль Аното не поверил бордеро и был против возбуждения дела против Дрейфуса. Увы, министр не решился публично встать на защиту капитана Дрейфуса – и жернова завертелись дальше. 

Бордеро. Изображение – Википедия  

Суд проходил в Париже в декабре 1894 года при закрытых дверях. Документы и сведения, представленные в этом процессе, якобы могли сильно угрожать интересам Франции, и потому даже защитники Дрейфуса не имели возможности ознакомиться с этими документами. 

Однако несмотря на грандиозность якобы представленных суду документов судьи не спешили с вынесением приговора: представленных улик было явно недостаточно для того, чтобы признать Дрейфуса виновным. Тогда следователь дю Пати де Клам с одобрения военного министра идет на отчаянный шаг – он сам пишет записку от имени германского посла, уличавшую Дрейфуса в сотрудничестве с немцами! Этот документ был представлен суду – и Дрейфус был признан виновным в государственной измене и шпионаже. 

Приговор – разжалование и пожизненная ссылка в Кайенну (территория Французской Гвианы). Дрейфуса лишили чести, воинского звания, свободы и даже семьи – в нарушение закона его жене Люси было запрещено последовать за мужем.

Поиски продолжаются

Казалось бы, генеральному штабу можно вздохнуть спокойно: пропавшие документы, увы, не вернуть, но виновный назначен и отбывает наказание там, откуда его голос не услышат. Однако военная разведка, от которой и было получено злосчастное бордеро, принесла новость – к новому начальнику разведки, полковнику Жоржу Пикару, попала телеграмма, изобличавшая майора Шарля Мари Эстерхази в шпионаже в пользу Германии. Пикар немедленно поставил в известность генералов Гонза и Буадефра, возглавлявших генеральный штаб, а также нового военного министра Бийо. Расследование, которое было начато благодаря Пикару, указывало на Эстерхази как на автора бордеро – главной улики в деле Дрейфуса. Но это значит, что Дрейфус невиновен!

Полковник (на момент рассмотрения дела Дрейфуса) Мари-Жорж Пикар, активно отстаивавший невиновность Дрейфуса. Изображение – Википедия  

Гонз, Буадефр и Бийо были убеждены в виновности Эстерхази. Однако обнародовать эти сведения – значит раскрыть истинные обстоятельства дела Дрейфуса, в том числе подлог документов и давление на суд. Генералы не могли себе этого позволить, и потому полковника Пикара со служебным поручением отправляют в Тунис – чтобы и его голос не был слышен.

Эстерхази – и пресса!

Однако до отъезда Пикар сообщил о результатах расследования сенатору Шерер-Кестнеру. Сенатор поверил Пикару и выступил в сенате с интерпелляцией – запросом парламента к правительству – о пересмотре дела Дрейфуса. Увы, военный министр Бийо подтвердил виновность Дрейфуса. 

Тем не менее в ноябре 1897 года брат Альфреда Дрейфуса Матье заявил формальное обвинение против Эстерхази. Несмотря на то, что улики, доказывающие виновность майора, можно было легко предоставить суду, следствие отнеслось к этому процессу донельзя халатно: в доме Эстерхази даже не проводили обыск! А тут подоспел и второй подлог – помощник Пикара Анри “состряпал” документ, в котором говорилось об измене “еврея”. И снова победа за штабом – в январе 1898-го суд присяжных единогласно оправдал Эстерхази. 

И все же многие граждане – их называли дрейфусарами – не верили в виновность Дрейфуса. Сомнения озвучивала и пресса. В 1896 году писатель Бернар Лазар опубликовал брошюру о деле Дрейфуса и разослал ее членам сената и общественным деятелям. 

Но эффект разорвавшейся бомбы произвела статья “Я обвиняю..!” в газете “Аврора” за авторством Эмиля Золя. Писатель обращался к президенту Франции Феликсу Фору, изобличая военных, сфабриковавших дело.

“Я обвиняю подполковника дю Пати де Клэма в том, что он совершил тяжкий проступок, допустив — хочется верить, по неведению — судебную ошибку, и в течение трех лет упорствовал в сем пагубном заблуждении, пускаясь на самые нелепые и преступные ухищрения. 

Я обвиняю генерала Мерсье в том, что он явился, в лучшем случае по слабости рассудка, пособником одного из величайших беззаконий нашего столетия. 

Я обвиняю генерала Бийо в том, что он, располагая бесспорными доказательствами невиновности Дрейфуса, сокрыл их и нанес тем самым злостный ущерб обществу и правосудию, побуждаемый к тому политическими соображениями и помышляя спасти скомпрометировавшее себя верховное командование. 

Я обвиняю генерала де Буадефра и генерала Гонза в том, что они стали соумышленниками того же преступления, один, несомненно, в силу своей приверженности церкви, другой — подчиняясь закону круговой поруки, благодаря которому Военное ведомство превратилось в непорочную, неприкасаемую святыню”. 

С момента появления статьи дело обратило на себя пристальное внимание как французской общественности, так и всего мира. 

Статья Эмиля Золя “Я обвиняю..!” (J'accuse…!). Изображение – Википедия  

В день выхода статьи сенат вновь обращается с интерпелляцией к правительству. Правительство же ответило не пересмотром дела Дрейфуса, а обещанием привлечь Золя к ответственности за клевету. В ходе процесса над Золя суду были представлены еще несколько писем, якобы написанных военным атташе Германии фон Шварцкоппеном, в которых он упоминает “эту каналью Дрейфуса”. Очередной военный министр Кавеньяк ссылался на эти документы как на неоспоримые доказательства вины Дрейфуса.

Однако доказательства оказались очень даже оспоримыми. Письма якобы Шварцкоппена были написаны якобы от лица немца – с несколькими грубыми ошибками, которые были ожидаемы от иностранца. Однако Шварцкоппен был уроженцем Эльзаса, как и сам Дрейфус, и потому в совершенстве владел французским языком. Для него такие ошибки были невозможны.

На это указал и Жорж Пикар, ранее “сосланный” в Тунис. По его мнению, документ был также сфабрикован Юбером Анри. Пикара осудили за клевету, но зерно сомнения было посеяно. Кавеньяк допросил Анри – и тот сознался в подлоге. Анри был арестован и вскоре покончил с собой в тюрьме.

И снова пересмотр

Признание Анри, а также отъезд Эстерхази в Великобританию и признание его в том, что именно он был автором бордеро, привели к очередному пересмотру дела Дрейфуса.

На этот раз в дело вмешалась даже немецкая пресса – в официальной правительственной газете Deutscher Reichsanzeiger германское правительство сделало официальное заявление о том, что оно никогда не сотрудничало с Дрейфусом. Фон Шварцкоппен подтвердил, что его информатором был именно Эстерхази. Но и этого “кривосудию” оказалось мало – Дрейфус вновь был признан виновным. Тем не менее с учетом общественных настроений в 1900 году президент Франции помиловал Дрейфуса – и последний принял помилование.

Однако надо заметить, что принятие помилования не означает признания вины. Друзья и соратники Дрейфуса продолжали работать – и в 1903 году был начат последний пересмотр дела Дрейфуса. Не будем утомлять вас подробностями, скажем лишь, что в 1906 году Дрейфус был полностью оправдан и восстановлен в армии.

Чтобы восстановить справедливость в деле Дрейфуса, потребовалось 12 лет.

Послесловие

После оправдания в 1906 году Альфред Дрейфус был восстановлен на службе в звании майора, однако из-за проблем со здоровьем был вынужден уйти в отставку. Будучи офицером запаса, он принял участие в Первой мировой войне, дослужился до подполковника, был награжден орденом Почетного легиона. Умер в 1935 году.

Полковник Жорж Пикар, который активно защищал Дрейфуса и отстаивал его невиновность, впоследствии дослужился до дивизионного генерала, а в 1906 году занял пост военного министра. Погиб в 1914 году в результате несчастного случая, упав с лошади. 

На тему дела Дрейфуса очень рекомендуем посмотреть фильм Романа Полански “Офицер и шпион” (Франция, Италия, 2019).

726 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме

Что можно изменить в КоАП и ПИКоАП: мнения экспертов

В конце прошлого года в Республике Беларусь была создана межведомственная экспертная группа для подготовки предложений по корректировке КоАП. В ее состав вошли представит...