Как работает китайская корпоративная культура в белорусской компании

Успехи Парка высоких технологий у всех на слуху, однако помимо него в Беларуси создана еще одна уникальная площадка для развития бизнеса с особым правовым режимом — «Великий камень». Особенность «Великого камня» заключается не только в предоставляемых его резидентам преференциях, но и в коллективе, где наряду с белорусскими специалистами резидентов сопровождают специалисты из Китая. 

Мы поговорили с Викторией Кручко, начальником юридического управления Китайско-Белорусского СЗАО «Компания по развитию индустриального парка», о карьере, взаимодействии с китайскими коллегами и о работе в «Великом камне».

2646Shape 1 copy 6Created with Avocode.

— Виктория, расскажите, пожалуйста, как Вы попали в профессию и как стали руководителем юридического управления «Великого камня». 

— Юристом я хотела стать, еще учась в средней школе. Сейчас уже сложно сказать, что именно сформировало тогда такое желание, но при поступлении на юрфак БГУ сомнений в том, что оно верное, не было.

Работа в «Великом камне» была логичным продолжением моего трудового пути в компании по развитию индустриального парка, куда я пришла работать первым и на тот момент единственным юрисконсультом в 2013 году на только что созданном предприятии. При этом я не только оказывала правовую поддержку компании и участвовала в нормотворческом процессе, но и занималась управлением кадровыми ресурсами, оформляла работу заседаний совета директоров и общего собрания акционеров и даже обеспечивала формирование земельных участков для строительства объектов в Парке. То есть у меня была возможность проявить себя в ключевых аспектах деятельности предприятия. Однако я уверена, что решающими факторами стали преданность компании и готовность вложить все свои силы и навыки в развитие проекта. 

— Есть ли какие-то особые требования к руководителю юридического управления «Великого камня» (например, знание китайского права, языка, опыт работы в Китае)? 

— Специальных требований нет. Несомненно, знание китайского языка упростило бы взаимодействие с китайскими коллегами, но обычно я использую английский. При этом требования к руководителю здесь общие — высокий профессионализм, ответственность и самоотдача.

— Есть ли в Вашей команде «текучка»?

— Уже больше двух лет штат юристов не менялся. Наша компания — это хорошая площадка для старта после окончания вуза. Мы участвуем в ярмарках вакансий, у нас работают молодые специалисты, изучавшие право, иностранные языки, дизайн. Некоторые из них проходили у нас практику.

В создании рабочей атмосферы здесь мы следуем, пожалуй, главному принципу, свойственному китайской корпоративной культуре: коллектив компании — это семья, где все через обучение старшими младших, взаимопомощь и старание трудятся для достижения общего благополучия. 

— Учитывая специфику «Великого камня» как юридического лица, есть ли какие-то особенности работы в его юридическом управлении по сравнению с юридическими отделами обычной белорусской компании?

— Есть, и заключаются они в том, что на четверть штат компании состоит из иностранных работников, для которых белорусское законодательство очень сложное. Так, привлечением инвесторов из КНР занимается наше представительство в Пекине, где работают только китайские работники. Сопровождение резидентов Парка на всех этапах реализации их инвестпроектов — это задача специально созданного подразделения головного офиса, где также задействованы граждане Китая. Китайские сотрудники у нас работают и в отделе кадров, и в бухгалтерии, и в R&D центре, например. Всем им приходится применять белорусские нормы как для решения внутренних задач компании, так и для разъяснения порядка применения льгот, осуществления тех или иных процедур инвесторам Парка, как действующим, так и потенциальным.

Поэтому часто приходится уделять много времени и сил, чтобы разъяснить им те или иные положения. Мы даже читаем лекции для наших работников на правовую тематику, которые с удовольствием слушают и белорусские коллеги. Повышение правовой культуры в компании вообще является одним из приоритетов деятельности нашего управления.

При этом наш китайский коллега, юрист одного из китайских акционеров, который изучает основные нормативные правовые акты, регулирующие ведение хозяйственной деятельности, и переводит их на китайский язык, считает, что белорусское законодательство совершенно. Он часто обращается ко мне за помощью для разъяснения отдельных положений, делится своим видением, и я понимаю, что с ним нельзя не согласиться. Так, например, представители китайских акционеров были удивлены тому, насколько детально в Беларуси регулируются трудовые отношения и как белорусское государство защищает интересы работника. Отпуск по уходу за ребенком длиной в 3 года, невозможность прекратить трудовые отношения с работником только лишь по инициативе нанимателя, обязательность предоставления трудовых отпусков по инициативе организации и другие гарантии не характерны для китайского законодательства о труде. 

Право частной собственности на землю и его регулирование интересны китайским коллегам, поскольку такого опыта у них пока нет.

Со своей стороны мы также применили в Парке китайский опыт правового регулирования так называемых «бондовых» зон, схожих в чем-то с режимом таможенных процедур свободной таможенной зоны и таможенного склада, предусмотрев, например, возможность размещения в пределах одной свободной таможенной зоны других свободных таможенных зон. 

Кроме того, наши иностранные коллеги — это люди с принципиально отличающимся от нашего менталитетом. Для себя я вижу в этом плюсы, потому что ничто так не расширяет кругозор и не помогает видеть картину целиком, как если смотреть на нее в том числе через призму другой культуры. Например, для китайских коллег огромную роль играют приверженность интересам компании, следование традициям, поиск всех возможных путей достижения цели с учетом правовых норм. Мы же зачастую хотим видеть запреты даже там, где их нет, и не всегда готовы пойти на риск, даже если он обоснован.

— Вовлечены ли Вы или Ваше управление в правотворчество?

— Да, это одна из ключевых задач не только юридического управления, но и компании по развитию индустриального парка в целом как органа управления этой особой экономической зоны. За время работы здесь я участвовала в разработке 3 указов и директивы, ряда подзаконных нормативных правовых актов.

— Как Вы считаете, в чем преимущества и уникальность проекта «Великий камень»?

— Проект создан по образцу одного из успешно реализованных аналогичных проектов в Китае — индустриального парка г. Сучжоу, где систему органов управления представляла его администрация, обслуживавшая резидентов по принципу «одной станции», то есть осуществления всех административных и схожих процедур через один орган, и компания по развитию, основными задачами которой являлись создание инфраструктуры (в отличие от белорусских СЭЗ, где эту функцию выполняет государство), подготовка земельных участков для начала строительства и собственно привлечение резидентов в Парк. Такая схема управления позволяет обеспечить максимально быстрое решение административных вопросов и освоение территории. В этом и уникальность.

Отличие от других зон с особым режимом еще и в том, что Парк многофункционален. Это не только промышленная зона. Здесь уже строится жилье, планируется создание социальных объектов, в том числе образовательных, мест для отдыха (в черте Парка расположены заказники «Волмянский» и «Маяк»). То есть по сути это будущий город с высокими требованиями к его экологичности и тенденцией к умному управлению. К слову, именно в парке начат эксперимент по использованию беспилотного наземного транспорта.

— Какую область права Вы, на Ваш взгляд, знаете лучше всего?

— Еще на первом месте работы, в Минском районном исполнительном комитете, я курировала земельные отношения: участвовала в рассмотрении земельных споров, представляла исполком в суде по спорам, связанным с землепользованием в Минском районе. С интересом изучала и детально анализировала, как развивалось правовое регулирование использования земельных ресурсов в Беларуси, досконально знала процесс создания земельных участков, была знакома даже с техническими аспектами этой процедуры. Но тогда я и подумать не могла, что эти знания пригодятся мне в работе над реализацией проекта Парка, где на площади более чем в 117 квад­ратных километров применяется принципиально другое регулирование земельных отношений, нежели за ее пределами, в работе над созданием и совершенствованием которого я буду участвовать. 

— Три лучшие книги по Вашему мнению?

— На вопрос о лучшей книге я всегда сразу отвечаю «Бегущий за ветром» Халеда Хоссейни. Одни скажут, что эта книга о войне, трусости и предательстве, другие — что о любви, чести и надежде. И те и другие будут правы.

Вдохновила книга Грегори Дэвида Робертса «Шантарам». Эта книга — путешествие в Индию, которая предстает перед читателем в красочном многообразии своей культуры, религии, обычаев, в страну, где по-особенному остро ощущается ценность жизни. 

«Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова — книга, которую можно перечитывать на разных этапах жизни. Она всегда будет полна загадок, в ней всегда можно будет открыть что-то новое для себя.

Беседу вела Надежда ГРАБОВСКАЯ

2646Shape 1 copy 6Created with Avocode.
• • •
Вопрос: ООО «У» (продавец) и ЧУП «Л» (покупатель) 01.03.2022 подписали договор поставки оборудования. В договоре было указано, что поставке подлежит холодильное оборудова...
№ 7 июль 2022
2598
Новые
материалы:
Критерии обоснованности экономического риска
Готовимся к проверке органов ФСЗН: что учесть?