Обзор судебной практики в сфере промышленности за декабрь 2020 года

Предлагаем вашему вниманию обзор судебной практики в сфере промышленности за декабрь 2020 года:

— при налогообложении прибыли расходы на проведение новогоднего банкета не учитываются в качестве представительских расходов;

— признание недействительным договора в части согласования поставки товара;

— взыскание основного долга, пени и процентов за пользование денежными средствами за не выбранный покупателем товар;

— наличие факта предварительной оплаты и просрочки в недопоставке товара как повод для одностороннего отказа от исполнения договора и взыскания штрафа и пени;

— расторжение дистрибьюторского договора в связи с существенным нарушением ответчиком договора.

1342 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

При налогообложении прибыли расходы на проведение новогоднего банкета не учитываются в качестве представительских расходов

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 26.06.2019 № ФО2-3336/2019 по делу № А10-5269/2018

Ключевой вопрос, рассматриваемый судом: признаются ли в целях исчисления налога на прибыль представительские расходы?

Вывод суда: расходы на проведение новогоднего банкета в целях налогообложения прибыли не учитываются.

Суть дела: налоговый орган посчитал, что налогоплательщик неправомерно отнес в состав расходов по налогу на прибыль затраты на проведение корпоративных мероприятий, организацию питания, проведение новогоднего банкета. Данные затраты не являются представительскими расходами, а также в ряде случаев документально не подтверждены.

Из положений ст. 252 НК РФ следует, что основным условием для отнесения затрат в состав расходов является их документальное подтверждение, экономическая оправданность и направленность на получение дохода.

Представленные Обществом документы не подтверждают, что затраты на услуги, оказанные организациями общественного питания, связаны с проведением представительских встреч и переговоров.

Наличие иных оснований для признания спорных затрат в целях исчисления налога на прибыль, их связь с деятельностью общества, направленной на получение дохода, налогоплательщик при проведении проверки и рассмотрении дела в суде не обосновал.

Суд, применяя положения п. 1 ст. 282, подп. 22 п. 1 и п. 2 ст. 264, ст. 313 НК РФ, пришел к выводу, что затраты на проведение корпоративных мероприятий, организацию питания, проведение новогоднего банкета не могут быть признаны в целях исчисления налога на прибыль представительскими расходами.

Признание недействительным договора в части согласования поставки товара 

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 03.11.2020 по делу № 114-10/2020-274А/1085К

Ключевой вопрос, рассматриваемый судом: может ли быть признан недействительным договор в части согласования сторонами подлежащего поставке товара в связи с нахождением под влиянием заблуждения относительно предмета договора на момент его заключения?

Вывод суда: сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, на основании ст. 179 ГК может быть признана экономическим судом недействительной.

Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки, тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

Сторона, действовавшая под влиянием заблуждения, должна доказать, что оно имеет существенное значение и касается природы либо предмета сделки. Также необходимо иметь в виду, что заблуждение не может быть результатом преднамеренных действий других участников сделки. Совершение сделки под влиянием заблуждения признается лишь в том случае, если вина другой стороны имела место в форме неосторожности.

Судебные инстанции исходили из того, что ответчиком заявка на покупку товара по позициям 2, 3, 4 приложения к договору сформирована в соответствии с проектной документацией «спецификация оборудования, изделий и материалов для объ­ектов общезаводского хозяйства».

Ответчиком подана заявка на покупку товара на биржевые торги с учетом требований технических нормативных правовых актов.

Согласно Правилам биржевой торговли в ОАО «Бело­русская универсальная товарная биржа» сделки на бирже заключаются в отношении реального товара, находящегося на момент совершения биржевой сделки на складе, в пути; отгруженного или готового к отгрузке; который появится в будущем (пп. 65-68 Правил).

Анализ положений Правил, а также пп. 1.2, 2.9 Регламента биржевых торгов с секции металлопроката, утвержденного постановлением Правления ОАО «Белорусская универсальная товарная биржа» от 30.12.2005 № 8, позволил судебным инстанциям сделать обоснованный вывод, что поставщик мог выставить на биржевые торги только реальный товар и при подписании договора должен был знать его предмет, природу, а также оценить все его условия, включая ответ­ственность за неисполнение обязательств.

Истец при заключении договора мог осознавать и понимать все характеристики товара, который хочет приобрести ответчик, а также гарантировал, что такой товар он сможет поставить за обусловленную в договоре цену. Письмом от 21.02.2018 истец подтвердил готовность поставить товар, поименованный в пп. 2, 3, 4 приложения к договору, в марте.

Представленные истцом ответы производителей трубной продукции подтверждают невозможность изготовления этими предприятиями продукции, отвечающей условиям договора, но не факт невозможности изготовления такой продукции в принципе.

Истец мог выставить на биржевые торги только реальный товар и при подписании договора должен был знать его предмет, природу, а также оценить все его условия, включая ответственность за неисполнение обязательств.

При таких обстоятельствах оснований для отмены обжалуемых судебных постановлений не имеется.

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь постановила решение экономического суда Гомельской области от 15.07.2020 и постановление апелляционной инстанции этого же суда от 10.09.2020 по делу № 114-10/2020-274А оставить без изменения, а кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «А» – без удовлетворения.

Взыскание основного долга, пени и процентов за пользование денежными средствами за не выбранный покупателем товар

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 15.12.2020 по делу № 12-12/2020/145А/1200К

Ключевой вопрос, рассматриваемый судом: правомерны ли требования о взыскании с ответчика в пользу истца основного долга, пени, а также процентов за пользование чужими денежными средствами на основании ст. 366 ГК за несвоевременную выборку товара?

Суть дела: в соответствии со ст. 480 ГК доставка товаров осуществляется поставщиком путем отгрузки их транспортом, предусмотренным договором поставки, и на определенных в договоре условиях. Договором поставки может быть предусмотрено получение товаров покупателем (получателем) в месте нахождения поставщика (выборка). Если срок выборки не предусмотрен договором, выборка товаров покупателем (получателем) должна производиться в разумный срок после получения уведомления поставщика о готовности товаров.

Согласно п. 2.3 договора условия поставки определены: франко-склад поставщика.

В пп. 2.4.1-2.4.2 договора закреплено, что поставщик по готовности товара к отгрузке направляет покупателю уведомление о готовности товара к передаче (отгрузке), получение (выборка) товара осуществляется со склада поставщика по адресу, покупатель обязан произвести выборку товара в течение 10 календарных дней с момента получения уведомления поставщика о готовности товара к отгрузке.

Из материалов дела усматривается, что ЗАО «О» приобрело указанный в спецификации от 11.02.2019 № 2043 товар – гидроцилиндры SCC 923 154 5 (1200CC1545001) в количестве 3 единиц в Литве единой партией и произвело таможенную очистку товара, что подтверждается декларацией на товары № 06533/040419/0024579.

Сторонами не оспаривается и материалами дела подтверждается, что выборку товара со склада истца ответчик произвел частично. Согласно пояснениям представителя истца, производившего отпуск товара, представитель ответчика присутствовал на складе истца по адресу, был уведомлен о готовности к отгрузке всей партии товара.

Проанализировав условия договора в части согласования сторонами обязанности покупателя произвести выборку товара в течение 10 календарных дней с момента получения уведомления поставщика о готовности товара к отгрузке, суд правильно отметил, что обязанности письменного уведомления поставщика о готовности товара к отгрузке стороны в договоре не предусмотрели, что опровергает доводы заявителя кассационной жалобы о необходимости наличия письменного уведомления о готовности товара к отгрузке.

Кроме того, участие представителя ответчика при получении одной единицы товара на складе истца и наличие доказательств, свидетельствующих о приобретении истцом всех 3 единиц товара, определенных в договоре поставки, и нахождении данного товара на территории Республики Беларусь, подтверждают доводы истца об уведомлении ответчика о готовности к отгрузке всей партии товара, указанного в спецификации к договору.

Анализ и оценка собранных доказательств в порядке ст. 108 ХПК, исходя из принципов относимости, допустимости, достоверности каждого доказательства в отдельности, а также достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности, с учетом обстоятельств дела привели суд к правомерному выводу о том, что представленными доказательствами подтверждается факт надлежащего уведомления ответчика о готовности всей партии товара к отгрузке.

Вместе с тем выборку 2 единиц товара по договору поставки ответчик после 11.06.2019 и по дату обращения истца с настоящим иском в суд не произвел.

Доказательств того, что невыборка товаров в установленный договором срок произошла по вине истца, суду предоставлено не было.

В соответствии с п. 51 Положения о поставках товаров в Республике Беларусь, утвержденного постановлением Кабинета Министров Республики Беларусь от 08.07.1996 № 444 (в редакции от 11.10.2011), неполучение покупателем товара у поставщика в установленный срок дает право поставщику отказаться от исполнения договора либо потребовать от покупателя оплаты товара, а также возмещения убытков.

Учитывая факт исполнения истцом принятого обязательства по поставке товара и ненадлежащее исполнение ответчиком обязанности по выборке товара в полном объеме в установленные договором сроки, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь сочла правомерными выводы суда об обоснованности требований ЗАО «О» к ИП Э. о взыскании стоимости 2 гидроцилиндров.

С учетом согласованного сторонами п. 6.4 договора, предусматривающего ответственность покупателя в случае несвоевременной выборки товара в виде пени в размере 0,15 % от стоимости не выбранного и не оплаченного в срок товара за каждый день задержки выборки товара, заявленная ко взысканию пеня обоснованно взыскана с ответчика.

Поскольку в п. 9.2 договора стороны предусмотрели, что окончание срока действия данного договора не освобождает их от выполнения взятых на себя обязательств, возникающих в связи с исполнением договора, то доводы заявителя кассационной жалобы о возможности начисления пени до момента окончания срока действия договора являются необоснованными, так как окончание срока действия договора не освобождает стороны от ответственности за его нарушение.

Наличие факта предварительной оплаты и просрочки в недопоставке товара как повод для одностороннего отказа от исполнения договора и взыскания штрафа и пени

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 18.11.2020 по делу № 8-12/2020/4/109А/1137К

Ключевой вопрос, рассматриваемый судом: вправе ли покупатель в одностороннем порядке отказаться от договора поставки при условии предоплаты и просрочки в непоставке товара более 70 дней?

Суть дела: на основании заключенного между ООО «Д» как поставщиком и ОАО «М» как покупателем договора поставки покупатель перечислил поставщику 70 % от цены договора.

В связи с тем, что в согласованный договором поставки срок – 30 календарных дней с момента перечисления предварительной оплаты поставка товара произведена не была, несмотря на неоднократные требования о поставке товара, уведомлением покупатель заявил об отказе от исполнения договора поставки в одностороннем порядке и потребовал возврата перечисленной предоплаты.

В связи с неисполнением продавцом обязательств по поставке предварительно оплаченного товара и расторжением договора поставки в одностороннем порядке покупатель обратился в суд с требованием о взыскании суммы предоплаты, штрафа за непоставку товара, пени за просрочку поставки товара и процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных на сумму предоплаты.

При наличии факта предварительной оплаты за поставляемый товар и периода просрочки свыше 70 дней такой срок непоставки товара является существенным нарушением договора поставки, и, кроме того, в соответствии с положениями ст. 457 ГК непоставка предварительно оплаченного товара предоставляет покупателю право требовать возврата предоплаты с начислением на сумму предоплаты процентов за пользование чужими денежными средствами со дня, когда передача товара должна была быть произведена.

Признавая заявленные исковые требования в части взыскания предоплаты, штрафа и пени законными и обоснованными в полном объеме, и частично – процентов, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что со стороны ответчика как поставщика допущено нарушение срока исполнения обязательства по поставке товара, в связи с чем покупатель на законных основаниях реализовал свое право на односторонний отказ от договора и действие договора поставки прекращено с даты получения уведомления ответчиком.

В отношении взысканных пени и штрафа доводы дополнения к кассационной жалобе необоснованны, поскольку ответственность в виде уплаты штрафа за непоставку товара предусмотрена законодательством независимо от количества дней просрочки и последующего расторжения договора, а пеня была взыскана судом только за период действия договора поставки, то есть до даты получения ответчиком уведомления истца об одностороннем отказе от исполнения договора.

Таким образом, выводы судебных инстанций о возникновении у ответчика обязанности возвратить предоплату с начислением процентов за пользование чужими денежными средствами, а также оплатить штраф и пеню за нарушение сроков поставки товара подтверждаются представленными доказательствами, которые оценены судебными инстанциями с учетом относимости, допустимости, достоверности каждого доказательства в отдельности, а также достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности и сопоставления доказательств между собой в порядке ст. 108 ХПК.

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь пришла к выводу о том, что каких-либо доводов, основанных на доказательствах, которые имели бы юридическое значение для переоценки выводов судов первой и апелляционной инстанций, влияли бы на оценку законности и обоснованности обжалуемых судебных постановлений либо опровергали выводы суда, кассационная жалоба не содержит, в связи с чем принятые по делу судебные постановления подлежат оставлению без изменения, а кассационная жалоба ответчика – без удовлетворения.

Расторжение дистрибьюторского договора в связи с существенным нарушением ответчиком договора

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 20.10.2020 по делу № 287-21/2020/907а/1037К

Ключевой вопрос, рассматриваемый судом: является ли дистрибьюторский договор акцессорным договором по отношению к заключенному контракту о поставках?

Суть дела: в соответствии с заключенным между РУП «Б» (производитель) и ООО «О» (дистрибьютор) дистрибьюторским договором производитель поручил, а дистрибьютор взял на себя обязательства покупать и распространять на территории продаж продукцию производителя.

Дистрибьютор осуществляет закупку и реализацию продукции на условиях, в объемах и номенклатуре, по ценам, периодам поставки, по качеству, упаковке и маркировке, определяемым в контракте. Кроме того, дистрибьютор берет на себя обязательства своими силами и за свой счет зарегистрировать на имя производителя продукцию в установленном порядке в Российской Федерации. Определен срок действия договора.

Дистрибьютору предоставлено право быть единственным и полномочным дистрибьютором производителя на территории продаж по реализации продукции, Срок действия данного права – 5 лет с даты регистрации в Государственном реестре лекарственных средств Российской Федерации в отношении каждого из наименований продукции.

В случае подтвержденного факта реализации производителем продукции в упаковке, зарегистрированной на территории продаж, третьим лицам без письменного согласия дистрибьютора (если такое согласие предусмотрено договором) дистрибьютор вправе расторгнуть настоящий договор до окончания срока его действия в части наименований продукции, которые были реализованы производителем в адрес третьих лиц. При этом производитель обязан возместить дистрибьютору все документально подтвержденные расходы на регистрацию продукции, в отношении которой производителем осуществлена реализация третьим лицам.

В связи с тем, что истец не давал согласие ответчику на реализацию продукции третьим лицам, ссылаясь на п. 2 ст. 420 ГК, истец обратился в суд с иском к ответчику о расторжении договора, указав в качестве основания иска как существенное нарушение ответчиком договора, так и наличие оснований для досрочного расторжения договора, предусмотренного непосредственно самим договором.

При разрешении спора суды первой и апелляционной инстанций установили, что между истцом (покупатель) и ответчиком (продавец) был заключен контракт на многократные поставки фармацевтической продукции со сроком действия, в период действия которого ответчиком в адрес истца поставки продукции не осуществлялись, что сторонами в ходе судебного процесса не оспаривалось. Кроме того, сторонами не оспаривался факт прекращения обязательств в отношении продукции, поименованной договоре.

Согласно имеющемуся в материалах дела письму истец сообщил ответчику об экономической нецелесообразности наличия двух фармацевтических компаний на территории Российской Федерации (ООО «М» и ООО «О», являющегося дочерним по отношению к ООО «М») и просил рассмотреть вопрос о правопреемстве ООО «М» в отношении прав и обязанностей ООО «О», вытекающих из дистрибьюторского договора, и заключении аналогичного договора с ООО «М» с предоставлением последнему эксклюзивного права продажи на территории Российской Федерации продукции ответчика.

Кроме того, как установлено в ходе рассмотрения дела, между истцом и ответчиком отсутствовали действующие контракты на многократные поставки фармацевтической продукции либо договоры комиссии, дистрибьютором не исполнялись обязанности, возложенные на него пунктами спорного договора.

При оценке доводов ООО «О» о допущенных ответчиком существенных нарушениях условий спорного договора суд кассационной инстанции исходил из установленных судами первой и апелляционной инстанций фактов и обстоятельств, переписки сторон в ходе исполнения договора, включая протокол рабочей встречи, свидетельствующих в том числе о нарушении условий договора самим истцом.

Судом сделаны выводы об акцессорном (дополнительном) характере дистрибьюторского договора и его прекращении, об отсутствии оснований для расторжения дистрибьюторского договора в связи с существенным его нарушением ответчиком (подп. 1 п. 2 ст. 420 ГК) вследствие неисполнения истцом обязательств по закупке у ответчика спорной продукции. В период действия дилерского договора ответчиком в адрес истца поставки продукции, поименованной в приложениях к договору, не осуществлялись, что сторонами в ходе судебного процесса не оспаривалось.

Доводы заявителя кассационной жалобы об отсутствии акцессорного характера у дистрибьюторского договора опровергаются положениями договора о том, что сроки поставки продукции, сроки ее оплаты и другие существенные условия определяются не дилерским договором, а отдельно заключенными сторонами договорами (контрактами).

1342 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
• • •
Продвижение в социальных сетях стало необходимостью современных дней. Большинство компаний имеет страницу хотя бы в одной социальной сети. Безусловно, они предназначены д...
№ 6 июнь 2022
2913