Обзор судебной практики в сфере транспорта за февраль 2021 года

Предлагаем вашему вниманию обзор судебной практики в сфере транспорта за февраль 2021 года:

— взыскание убытков по договору поручения на оказание услуг таможенного представителя;

— признание недействительным приказа Государственного таможенного комитета об исключении из реестра уполномоченных экономических операторов;

— совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 статьи 12.17 КоАП, выразившегося в реализации товаров (молоко сухое обезжиренное) в нарушение установленного порядка – без ветеринарного сертификата, выдаваемого уполномоченными органами в области ветеринарии;

— взыскание основного долга по договору на транспортно-экспедиционное обслуживание и перевозку грузов и взыскание убытков по встречному иску;

— иск о взыскании убытков в порядке регресса, причиненных в связи с утратой груза, который транспортировался в соответствии с международной товарно-транспортной накладной;

— начисление НДС на неустойку.

1140 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Взыскание убытков по договору поручения на оказание услуг таможенного представителя

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 29.12.2020 по делу № 226-25/2020/1205А/1253К

Ключевой вопрос, рассматриваемый судом: стороны заключили договор поручения на оказание услуг таможенного представителя, согласно которому ответчик в качестве таможенного представителя обязался по поручению истца от его имени и за его счет совершать таможенные операции в соответствии с таможенным законодательством. В ходе проверки таможенным органом была доначислена ввозная таможенная пошлина. Истец почитал, что данные убытки должен возместить ответчик в соответствии с договором поручения.

Вывод суда: судебные инстанции указали на то, что истцом не доказаны обстоятельства, положенные в основу заявленных требований, не доказан факт наличия у истца убытков в виде упущенной выгоды. Все это является основанием для отказа в удовлетворении исковых требований.

Суть дела: из материалов дела усматривается, что стороны заключили договор поручения на оказание услуг таможенного представителя, согласно п. 1.1 которого ответчик в качестве таможенного представителя обязался по поручению истца от его имени и за его счет совершать таможенные операции в соответствии с таможенным законодательством.

Во исполнение договора поручения ООО «А» были оформлены и представлены в Минскую региональную таможню декларации в отношении ввезенных истцом на таможенную территорию Евразийского экономического союза товаров.

Минской региональной таможней была проведена камеральная проверка в отношении ООО «А», по результатам которой было установлено, что предъявленный к таможенному оформлению товар «релинг» был неверно классифицирован по ТН ВЭД ЕАЭС. В соответствии с актом камеральной таможенной проверки таможни ООО «А» были доначислены ввозная таможенная пошлина, налог на добавленную стоимость, пеня по ввозной таможенной пошлине, пеня по налогу на добавленную стоимость.

Истец, полагая, что в результате действий ответчика он получил убытки в виде упущенной выгоды в размере ввозной таможенной пошлины и налога на добавленную стоимость, которые мог бы включить в стоимость товара при его реализации, обратился с требованием о взыскании указанных сумм с ответчика, которое правомерно оставлено без удовлетворения судебными инстанциями в силу следующего.

Истец не предоставил доказательств ненадлежащего исполнения договорных обязательств ответчиком; не предоставил доказательств, свидетельствующих о наличии причинно-следственной связи между действиями ответчика и наличием у истца упущенной выгоды; не предоставил доказательств объективной возможности получения дохода при реализации товара при формировании его цены с учетом доначисленных таможенным органом сумм; не предоставил доказательств того, что он предпринял все действия к получению дохода от реализации товара в размере, включающем суммы ввозных таможенных пошлин и НДС.

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь постановила решение экономического суда г. Минска и постановление апелляционной инстанции экономического суда г. Минска по делу оставить без изменения, а кассационную жалобу общества с дополнительной ответственностью «А» – без удовлетворения.

Признание недействительным приказа Государственного таможенного комитета об исключении из реестра уполномоченных экономических операторов

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 29.12.2020 по делу № 10-15/2020/1260К

Ключевой вопрос, рассматриваемый судом: суд установил, что ООО «Б» в нарушение подп. 3 п. 1 ст. 442 ТК ЕАЭС не информировало таможенный орган об изменениях в составе участников, не сообщив о наличии факта привлечения нового участника общества Б. к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 14, ч. 3 ст. 209 УК.

Вывод суда: довод заявителя о том, что к моменту включения Б. в состав участников ООО «Б» его судимость была погашена, поэтому отсутствуют установленные Таможенным кодексом Евразийского экономического союза (далее — ТК ЕАЭС) основания для исключения общества из реестра уполномоченных экономических операторов (далее – УЭО), не принят во внимание судом, так как в силу норм ТК ЕАЭС, регулирующих условия включения в реестр УЭО (подп. 6 п. 1 ст. 433 ТК ЕАЭС), и норм Указа Президента Республики Беларусь от 22.12.2008 № 490 «О таможенном регулировании» (далее — Указ № 490) (абз. 3 п. 55) факт отсутствия непосредственно привлечения к уголовной ответственности за преступления, предусмотренные ст. 209 УК, учредителей (участников), руководителей, главных бухгалтеров является обязательным и несоблюдение этих условий служит основанием для отказа во включении в реестр уполномоченных экономических операторов в соответствии со ст. 434 ТК ЕАЭС. 

Суть дела: из материалов дела усматривается, что заявитель обратился с требованием о признании недействительным приказа Государственного таможенного комитета Республики Беларусь № 372-ОД от 03.09.2020 об исключении ООО «Б» из реестра УЭО, полагая, что применение в качестве основания исключения из реестра УЭО подп. 6 п. 8 ст. 435 ТК ЕАЭС в отношении физического лица, судимость которого погашена до момента вхождения в состав участников общества, в отсутствие норм, предполагающих такую возможность, противоречит ст. 44, 45, 99 УК. Поэтому при принятии оспариваемого решения ГТК допущено произвольное толкование норм ТК ЕАЭС и Указа № 490.

Одним из условий включения юридического лица в реестр УЭО является отсутствие фактов привлечения во всех государствах-членах физических лиц государств-членов, являющихся акционерами этого юридического лица, имеющего 10 и более процентов акций юридического лица, претендующего на включение в реестр УЭО, его учредителями (участниками), руководителями, главными бухгалтерами, к уголовной ответственности за преступления или уголовные правонарушения, производство по которым отнесено к ведению таможенных и иных государственных органов и привлечение к ответственности за совершение которых законодательством государств-членов определено в качестве основания для отказа во включении в реестр УЭО (в Республике Беларусь – в том числе к уголовной ответственности за преступления, предусмотренные ст. 209 УК).

В силу подп. 3 п. 1 ст. 442 ТК ЕАЭС уполномоченный экономический оператор обязан информировать таможенный орган, включивший такое юридическое лицо в реестр уполномоченных экономических операторов, об изменении сведений, заявленных им при включении в реестр уполномоченных экономических операторов, и представить документы, подтверждающие эти изменения, в течение 14 календарных дней со дня изменения таких сведений или со дня, когда ему стало известно о таких изменениях.

Вместе с тем суд установил, что ООО «Б» в нарушение подп. 3 п. 1 ст. 442 ТК ЕАЭС не информировало таможенный орган об изменениях в составе участников, не сообщив о наличии факта привлечения нового участника общества Б. к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 14, ч. 3 ст. 209 УК.

Указанные обстоятельства установлены таможенным органом в июле 2020 г. при проведении контроля сведений о лицах, заявленных при включении в реестр УЭО, и в соответствии с подп. 6 п. 8 ст. 435 ТК ЕАЭС и абз. 4 ч. 1 п. 59 приложения 1 к Указу № 490 явились правомерным основанием для исключения ООО «Б» 03.09.2020 из реестра УЭО приказом Председателя ГТК № 372-ОД.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь постановила решение Верховного Суда Республики Беларусь от 17.11.2020 по делу № 10-15/2020 оставить без изменения, а кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Б» – без удовлетворения.

Совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.17 КоАП, выразившегося в реализации товаров (молоко сухое обезжиренное) в нарушение установленного порядка – без ветеринарного сертификата, выдаваемого уполномоченными органами в области ветеринарии

Постановление Верховного Суда Республики Беларусь от 21.01.2021 по делу № 642-31Ап/2020/223Жн

Ключевой вопрос, рассматриваемый судом: ветеринарный сертификат, в котором указан один получатель, не может подтверждать его наличие при реализации товаров в адрес иного покупателя. Законодательством предоставляется возможность вносить в ветеринарный сертификат изменения, в том числе в части информации о наименовании и адресе грузополучателя.

Вывод суда: суд признал доказанным факт совершения обществом с ограниченной ответственностью «С» вменяемого ему административного правонарушения.

Суть дела: по мнению лица, в отношении которого вынесено постановление по делу об административном правонарушении, вмененное обществу административное правонарушение носит формальный характер, так как ветеринарные сертификаты на реализованные им партии товара были своевременно оформлены в уполномоченном государственном органе, но только на другого покупателя, что не повлекло неуплату (неполную уплату) платежей в бюджет или причинение иного материального вреда.

Представитель инспекции Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь по Первомайскому району г. Минска считает вынесенное судом постановление не подлежащим отмене.

Признавая примененную к обществу с ограниченной ответственностью «С» меру административного наказания соответствующей тяжести совершенного им правонарушения, Верховный Суд Республики Беларусь исходит из того, что санкция ч. 4 ст. 12.17 КоАП предусматривает наложение на юридическое лицо штрафа в размере до 50 % от стоимости предмета административного правонарушения. Следовательно, наложенное наказание в размере 5 % от стоимости предмета административного правонарушения не может быть признано чрезмерным. Кроме того, назначение оспариваемого административного взыскания было произведено судом с соблюдением установленного порядка привлечения к административной ответственности, в том числе с учетом степени общественной опасности данного правонарушения и имеющихся смягчающих обстоятельств. При этом формой требования КНД 1165013 не предусмотрено указание в требовании причины, по которой возникла необходимость запроса документов. Из смысла и содержания п. 2 ст. 93.1 НК РФ следует, что документы (информация) относительно конкретной сделки могут быть истребованы налоговым органом вне рамок проверки у участников этой сделки или иных лиц, располагающих информацией об этой сделке.

Руководствуясь ст. 12.8-12.10 ПИКоАП, суд постановил постановление экономического суда г. Минска в отношении общества с ограниченной ответственностью «С» оставить без изменения, а его жалобу – без удовлетворения.

Взыскание основного долга по договору на транспортно-экспедиционное обслуживание и перевозку грузов и взыскание убытков по встречному иску

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 26.01.2021 по делу № 8-5/2020/111А/23К

Ключевой вопрос, рассматриваемый судом: по мнению заявителя, судебными инстанциями неправильно квалифицированы возникшие между сторонами правоотношения как перевозка, тогда как подлежали применению нормы права, регулирующие транспортно-экспедиционную деятельность, не выяснены юридически значимые обстоятельства о праве.

Вывод суда: перевозчик несет ответственность за действия и бездействие своих агентов, служащих и всех других лиц, к услугам которых он прибегает для осуществления перевозки, когда такие агенты, служащие или иные лица действуют в рамках возложенных на них обязанностей, как если бы такие действия или бездействие были совершены им самим.

Суть дела: в соответствии с договором б/н на транспортно-экспедиционное обслуживание и перевозку грузов автомобильным транспортом в республиканском и (или) международном сообщении (далее – договор), заключенным между ИП А. (экспедитор) и ООО «В» (исполнитель), и заявкой ООО «В» приняло на себя обязательства по доставке груза (банка стеклянная, 18 т) в целости и сохранности из г. Коркино Челябинской области Российской Федерации в г. Быхов Могилевской области Республики Беларусь.

ООО «В» привлекло для осуществления перевозки ООО «Е». Однако в договоре-заявке, адресованной ООО «Е», в качестве груза указано «химия, до 20 т» и отсутствует указание на особые требования к транспортному средству.

По CMR-накладной груз доставлен ООО «Е» в пункт разгрузки – г. Быхов, где грузополучателем (и заказчиком перевозки) ОАО «Б» установлено повреждение части груза, о чем составлены Акт о выявленных недостатках товара и Приложение № 1 о затратах грузополучателя за битую банку. Согласно Акту осмотра сюрвейера транспортная упаковка не соответствует условиям перевозки (укладка навалом), а транспортное средство не соответствует заявке на перевозку.

ИП А. с учетом частично несохранной перевозки требование ООО «В» об оплате услуг не выполнил и предъявил встречные требования о возмещении его убытков, основанных на претензиях грузополучателя.

Суд первой инстанции признал обоснованными и подлежащими удовлетворению исковые требования и ООО «В», и ИП А., руководствуясь при этом нормами Конвенции о договоре международной дорожной перевозки грузов (Женева, 19.05.1956, далее – КДПГ), Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) о перевозке, Правил автомобильных перевозок грузов, утвержденных постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 30.06.2008 № 970.

Из договора следует, что он регулирует взаимоотношения, возникающие между сторонами при планировании, организации и выполнении перевозок грузов. В то же время условия, предусмотренные договором, возлагают на ООО «В» обязанности перевозчика: осуществить перевозку, доставить груз в пункт назначения и сдать его грузополучателю, нести в соответствии с КДПГ ответственность за сохранность груза, в том числе в случае привлечения транспортных средств других организаций. При этом стороны руководствуются актами законодательства, регулирующими отношения перевозки.

В соответствии со ст. 3 КДПГ перевозчик несет ответственность за действия и бездействие своих агентов, служащих и всех других лиц, к услугам которых он прибегает для осуществления перевозки, когда такие агенты, служащие или иные лица действуют в рамках возложенных на них обязанностей, как если бы такие действия или бездействие были совершены им самим.

При таких обстоятельствах доводы заявителя о неправильном определении экономическим судом характера спорных отношений безосновательны.

Не могут быть приняты во внимание также возражения ООО «В» о том, что исходя из CMR-накладной ИП А. не является участником перевозки и не вправе требовать возмещения убытков. Право ИП А. основано на заключенном между сторонами договоре. Должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства (п. 1 ст. 364 ГК).

Обоснованности размера предъявленных сторонами исковых требований и иным доводам ООО «В» оценка дана экономическим судом Витебской области, для иных выводов достаточных и убедительных доказательств не имеется.

С учетом изложенного кассационная жалоба ООО «В» является необоснованной и удовлетворению не подлежит.

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь постановила решение экономического суда Могилевской области и постановление апелляционной инстанции этого суда по делу оставить без изменения, а кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «В» – без удовлетворения.

Иск о взыскании убытков в порядке регресса, причиненных в связи с утратой груза, который транспортировался в соответствии с международной товарно-транспортной накладной

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 10.02.2021 по делу № 60-14/2020/А/К

Ключевой вопрос, рассматриваемый судом: груз был выдан неизвестному лицу, полномочия которого на получение груза от имени грузополучателя не были подтверждены должным образом и установлены на момент передачи груза. В последующим проведенные мероприятия по установлению места нахождения груза, в том числе с привлечением правоохранительных органов, не привели к установлению места нахождения груза и лиц, получивших его незаконным путем.

Вывод суда: исходя из п. 1 ст. 17 КДПГ в связи с полной потерей груза ЧТУП «В» несет ответственность за утрату груза. ООО «А» как организация, которая возместила страховой организации выплату страхового возмещения, получило право требовать взыскания понесенных ею убытков с перевозчика, как ответственного за доставку груза и нарушившего требования законодательства при транспортировке груза.

Суть дела: как видно из материалов дела, ООО «А» обратилось в экономический суд Могилевской области с иском о взыскании убытков в порядке регресса, причиненных в связи с утратой груза, который транспортировался в соответствии с международной товарно-транспортной накладной (CMR) от ОАО «Б» из г. Бобруйска (Республика Беларусь) в адрес ООО «Б» в г. Ростов-на-Дону (Российская Федерация). Исходя из условий п. 15 CMR отправитель груза нес ответственность за груз до пункта назначения.

В обоснование заявленных требований ООО «А» сослалось на причинение убытков, связанных с выплатой ущерба страховой организации (ЗАСО «Б») грузоотправителю, по вине перевозчика, которым не был доставлен груз ООО «Б».

Оценив представленные доказательства в их совокупности и взаимной связи в порядке ст. 108 ХПК, руководствуясь положениями ст. 14, 364 ГК, ст. 12, 17 Конвенции о договоре международной дорожной перевозки грузов от 19.05.1956, исходя из доказанности факта утраты груза, взыскания с истца выплаченного страхового возмещения грузоотправителю в связи с утратой груза, ненадлежащего исполнения ЧТУП «В» обязательств по перевозке груза, суд первой инстанции пришел к выводу о наличии оснований для привлечения к ответственности ответчика по возмещению убытков.

Вместе с тем размер взыскиваемых убытков уменьшен судом первой инстанции в связи с доказанностью вины ООО «А» в ненадлежащем исполнении своих обязательств при оказании экспедиционных услуг, которым не была проявлена должная степень заботливости и осмотрительности при привлечении контрагентов для перевозки груза, не исполнены надлежащим образом обязательства экспедитора, что способствовало утрате груза.

Экономический суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, оставив обжалуемое судебное постановление без изменений.

При рассмотрении дела суды правомерно исходили из того, что ООО «А» подтвердило наличие у него убытков в связи с утратой груза, который транспортировался ЧТУП «В» в соответствии с указанной выше CMR.

При транспортировке груза в нарушение положений ст. 12 КДПГ перевозчик осуществил разгрузку груза в г. Москве вместо указанного в CMR-накладной места разгрузки: г. Краснодар, пос. Березовый, ул. Карла Гусника, 17. Груз был выдан неизвестному лицу, полномочия которого на получение груза от имени грузополучателя не были подтверждены должным образом и установлены на момент передачи груза. В последующим проведенные мероприятия по установлению места нахождения груза, в том числе с привлечением правоохранительных органов, не привели к установлению места нахождения груза и лиц, получивших его незаконным путем.

Таким образом, исходя из п. 1 ст. 17 КДПГ в связи с полной потерей груза ЧТУП «В» несет ответственность за утрату груза. ООО «А» как организация, которая возместила страховой организации выплату страхового возмещения, получило право требовать взыскания понесенных ею убытков с перевозчика, как ответственного за доставку груза и нарушившего требования законодательства при транспортировке груза.

Вместе с тем суды первой и апелляционной инстанции, разрешая спор, правомерно применили п. 1 ст. 375 ГК, придя к выводу, что имеются основания для уменьшения ответственности ответчика, так как ООО «А» выступало организатором перевозки груза и в силу принятых с заказчиком перевозки обязательств также несло ответственность за надлежащее исполнение своих обязательств перед грузоотправителем груза.

Из материалов дела усматривается, что ООО «А», действуя в рамках заключенного договора транспортной экспедиции с ОАО «Б», не проявило должной заботливости и осмотрительности при привлечении к перевозке третьих лиц, допустив ненадлежащее исполнение своих обязательств при осуществлении контроля за передвижением и доставкой груза в рамках заключенного договора с ОАО «Б».

С доводами ООО «А» об отсутствии оснований для применения ст. 375 ГК в связи с отсутствием между сторонами до возникновения убытков договорных обязательств нельзя согласиться, так как фактически истцом взыскиваются убытки, причиненные утратой груза, в рамках организованной им перевозки, в соответствии с которой стороны совместно исполняли возложенные на них обязанности грузоотправителем по доставке груза грузополучателю в качестве экспедитора и перевозчика.

С учетом изложенного судебная коллегия по экономическим делами Верховного Суда Республики Беларусь посчитала выводы о наличии оснований для частичного удовлетворения заявленных исковых требований правомерными.

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь постановила решение экономического суда Могилевской области от 27.08.2020 и постановление апелляционной инстанции экономического суда Могилевской области от 10.12.2020 по делу № 60-14/2020 оставить без изменения, а кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «А» – без удовлетворения.

Начисление НДС на неустойку

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 28.12.2020 № Ф04-5424/2020 по делу № А03-4236/2020

Ключевой вопрос, рассматриваемый судом: сверхнормативное пользование вагонами в качестве штрафной санкции не подлежит обложению налогом на добавленную стоимость (далее – НДС), поэтому произведенный истцом расчет платы подлежал корректировке путем исключения НДС. Соразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства ответчиком.

Вывод суда: суд отказал в удовлетворении части требований одной организации к другой по иску о взыскании платы за сверхнормативное пользование вагонами на станциях выгрузки и не согласился с начислением НДС на неустойку, несмотря на согласование данного положения в договоре.

Суть дела: между сторонами договора оказания услуг, связанных с предоставлением подвижного состава с целью перевозки, возник спор о размере неустойки с точки зрения соответствия его согласованным сторонами в договоре последствиям нарушения обязательства ответчиком. Кредитор, настаивая на правомерности начисления НДС непосредственно на неустойку, ссылался на принципы диспозитивности и свободы договора, в рамках которых сторонами согласовано такое начисление.

Суммы неустойки как ответственности за просрочку исполнения обязательств, полученные налогоплательщиком от контрагента по договору, не связаны с оплатой товара в смысле подп. 2 п. 1 ст. 162 НК РФ, поэтому налогообложению НДС не подлежат (постановление Президиума ВАС РФ от 05.02.2008 № 11144/07).

Договором на заказчика возложена обязанность по обеспечению соблюдения нормативного времени нахождения вагонов исполнителя под погрузкой и (или) выгрузкой, продолжительность которого установлена в количестве 96 часов для погрузки и 96 часов для выгрузки. В соответствии с договором в случае простоя вагонов исполнителя под погрузкой и (или) выгрузкой сверх нормативного времени заказчик по письменному требованию исполнителя оплачивает ему плату за сверхнормативное пользование вагонами за каждый вагон в день с учетом НДС в размере 18 %.

Действительно, налоговое законодательство не исключает действия в налоговых правоотношениях принципа диспозитивности.

В постановлении КС РФ от 03.06.2014 № 17-П разъяснено, что одним из проявлений диспозитивности в регулировании налоговых правоотношений выступает право лиц, не являющихся плательщиками НДС, или налогоплательщиков, освобожденных от исполнения обязанностей налогоплательщика, связанных с его исчислением и уплатой, вступить в правоотношения по уплате данного налога.

Диспозитивность в налоговых правоотношениях по уплате НДС определяет меру свободы усмотрения налогоплательщиков в процессе исполнения ими конституционной обязанности по уплате налогов, при которой они вправе самостоятельно осуществлять налоговое планирование в наиболее оптимальном для себя способе организации экономической деятельности.

Однако сам объект налогообложения как обстоятельство, с наличием которого связано возникновение у налогоплательщика обязанности по уплате налога, может быть установлен только законодательством о налогах и сборах, а не соглашением сторон (п. 1 ст. 38 НК РФ, п. 4 ст. 421, ст. 422 ГК РФ).

В этой связи необходимо исключить НДС из суммы неустойки, подлежащей взысканию с ответчика.

1140 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Установлен порядок формирования фонда инновационного развития технопарка и порядок освобождения технопарка или его резидента-ЮЛ от уплаты налога при УСН и налога на прибы...
1411
• • •
Анализируя форму, суть и правовое регулирование дистрибьюторского и дилерского договоров, следует отметить, что в ГК данные виды договоров не поименованы и специального р...
№ 5 май 2022
2995