Обзор судебной практики в сфере транспорта за сентябрь 2020 года - jurist

Обзор судебной практики в сфере транспорта за сентябрь 2020 года

Предлагаем вашему вниманию обзор судебной практики в сфере транспорта за сентябрь 2020 года:

— для регресса экспедитора к перевозчику необходимо доказать причинно-следственную связь между возникшими у экспедитора убытками и действиями перевозчика;

— наличие особого риска, связанного с погрузкой груза грузоотправителем, является основанием для освобождения перевозчика от ответственности.

736 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Для регресса экспедитора к перевозчику необходимо доказать причинно-следственную связь между возникшими у экспедитора убытками и действиями перевозчика

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 02.09.2020 по делу № 133-16/2020/719А/870К

Ключевой вопрос, рассматриваемый судом: В рамках заявки экспедитора перевозчик принял на себя обязательство по доставке груза, однако груз не был доставлен и реализован перевозчиком по причине отказа в выдаче разрешения на ввоз груза. Был ли груз утрачен и возможен ли регресс о взыскании суммы за утраченный груз?

Вывод суда: Регресс невозможен, так как отсутствуют вина ответчика в причинении убытков и причинно-следственная связь между возникшими у истца убытками и действиями ответчика. Груз не признается утраченным.

Суть дела: В рамках заключенного между сторонами договора на транспортно-экспедиционное обслуживание по организации перевозок грузов автомобильным транспортом, на основании заявки истца (экспедитор) ответчик (исполнитель) принял на себя обязательство осуществить перевозку груза автомобильным транспортом по маршруту Слуцк – Бобруйск – Ногинск (РФ).

Указанный груз принят к перевозке водителем перевозчика Б. на основании доверенности, выданной получателем – ООО «П». Получателю груз не доставлен по причине отказа в выдаче перевозчику разрешения на ввоз груза на территорию Российской Федерации.

В связи с отказом грузоотправителя – ОАО «С» от приемки груза у ответчика и отсутствием указаний истца относительно распоряжения грузом ответчиком была осуществлена реализация груза в адрес ООО «М» за 272 945,09 рос. руб.

Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда с ООО «О» в пользу ООО «П» взысканы убытки (стоимость утраченного груза по заявке к договору), проценты за пользование чужими денежными средствами и возмещение расходов истца на оплату государственной пошлины.

На основании судебного постановления Десятого арбитражного апелляционного суда ОПИ Первомайского района г. Минска возбуждено исполнительное производство, в рамках которого истцом в адрес ООО «П» перечислены денежные средства.

С учетом вышеизложенных обстоятельств истец, указывая на ненадлежащее исполнение ответчиком обязательств в рамках заключенного между ними договора по доставке груза грузополучателю по заявке, выразившееся в утрате вверенного перевозчику груза, обратился в суд с иском о взыскании с ответчика ущерба в порядке регресса и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Суд кассационной инстанции согласился с выводами судебных инстанций экономического суда г. Минска об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных истцом требований, так как они основаны на нормах действующего законодательства и материалах дела.

Так, поскольку, как с достоверностью подтверждается материалами дела и не оспаривается истцом, настоящий спор вытекает из правоотношений по международной перевозке, основанной на заключенном между ООО «О» (экспедитор) и ИП В. (исполнитель) договоре на транспортно-экспедиционное обслуживание по организации перевозок грузов автомобильным транспортом, а также на заключенном между ООО «О» (исполнитель) и ООО «П» (заказчик) аналогичном договоре, судебные инстанции правомерно пришли к выводам об отсутствии в данном случае оснований для заявления истцом вышеуказанных требований в порядке регресса.

Наличие особого риска, связанного с погрузкой груза грузоотправителем, является основанием для освобождения перевозчика от ответственности

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 16.09.2020 по делу № 8-6/2020/302А/912К

Ключевой вопрос, рассматриваемый судом: Наличие особого риска у перевозчика, связанного с погрузкой груза грузоотправителем, является основанием для освобождения перевозчика от ответственности, если повреждение или утрата груза произошли не по его вине, а по вине отправителя или обстоятельств, которых он не мог избежать и не смог предотвратить. Доказательное наступление особых рисков, указанных в п. 4 ст. 17 КДПГ, также освобождает перевозчика от ответственности (п. 2 ст. 18 КДПГ).

Вывод суда: Основанием ответственности перевозчика является его вина. Перевозчик освобождается от ответственности, если повреждение или утрата груза произошли не по его вине, а по вине отправителя или обстоятельств, которых он не мог избежать и не смог предотвратить.

Суть дела: ЗАО «Р», заключив с ООО «Д» пророгационное соглашение, обратилось в экономический суд Минской области с иском о взыскании ущерба, причиненного повреждением груза в процессе перевозки, вывозимого из Российской Федерации после завершения процедуры временного ввоза.

В обоснование заявленных требований ЗАО «Р» сослалось на повреждение груза во время перевозки на территории Литовской Республики в результате дорожно-транспортного происшествия, при котором водитель ответчика применил экстренное торможение, что привело к смещению груза вперед и его повреждению.

ООО «Д» в отзыве на исковое заявление в суде первой инстанции не признало исковые требования, сославшись на погрузку и крепление груза силами грузоотправителя и отсутствие вины в причинении ущерба. Также возражения против удовлетворения заявленных требований представило ЗАО «С», сославшись на наличие особых рисков, указанных в п. 4 ст. 17 КДПГ, недостаточное крепление и подготовку груза к транспортировке.

Основанием ответственности перевозчика является его вина. Перевозчик освобождается от ответственности, если повреждение или утрата груза произошли не по его вине, а по вине отправителя или обстоятельств, которых он не мог избежать и не смог предотвратить, которые приведены в п. 2 ст. 17 КДПГ. Доказательное наступление особых рисков, указанных в п. 4 ст. 17 КДПГ, также освобождает перевозчика от ответственности (п. 2 ст. 18 КДПГ).

Как видно из материалов дела, на заказчике перевозки согласно условиям договора лежала обязанность обеспечить загрузку груза. В данном случае груз загружался в транспортное средство под контролем представителя отправителя (ООО «Б»), крепление груза также происходило его силами.

При приемке груза было зафиксировано повреждение станка, возникшее в процессе перевозки, о чем был составлен акт и сделана запись в международной товарно-транспортной накладной, что стало причиной привлечения ООО «Р» для подготовки соответствующего акта по результатам осмотра груза.

По результатам осмотра груза сделаны выводы о том, что причиной ущерба является повреждение груза в результате недостаточного крепления, недостаточной подготовки груза к транспортировке, а именно: отсутствие мест крепления, не позволяющих установить независимые растяжки; наличие протечек масла, которые, возможно, уменьшили коэффициент трения в процессе транспортировки.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении исковых требований, руководствовался п. 4 ст. 17, п. 2 ст. 18 КДПГ, так как пришел к выводу о том, что повреждение груза (гидравлического листосгибочного пресса) является следствием особого риска, связанного с погрузкой и размещением груза отправителем.

Директором ООО «Д» от водителя транспортного средства, перевозившего груз, отобрана объяснительная, согласно которой в результате экстренного торможения ввиду сложной ситуации на дороге произошло смещение груза, что привело к повреждению полуприцепа. Каких-либо документов, подтверждающих вовлечение транспортного средства перевозчика в дорожно-транспортное происшествие, зарегистрированного на территории Литовской Республики, в материалы дела не представлено.

Экономический суд Минской области отказал в удовлетворении исковых требований ЗАО «Р» в полном объеме.

Постановлением апелляционной инстанции экономического суда Минской области решение оставлено без изменения, а апелляционная жалоба ЗАО «Р» – без удовлетворения.

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь в данном случае согласилась с выводом суда апелляционной инстанции об отсутствии оснований для признания иска.

736 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
• • •
Закон Республики Беларусь от 10.01.2014 № 129-З «О таможенном регулировании в Республике Беларусь» (далее — Закон № 129-З) в новой редакции претерпел существенные структу...
№ 7 июль 2022
3121