Обзор судебной практики в сфере транспорта за январь 2021 года

Предлагаем вашему вниманию обзор судебной практики в сфере транспорта за январь 2021 года:

— принятие груза к перевозке экспедитором, ограничение ответственности;

— оплата за буксировку транспортного средства как следствие несогласованных ремонтных работ;

— применение суброгации при ДТП, когда договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств прекращен в связи с отчуждением транспортного средства в тот же день, что и ДТП;

— возникновение на стороне ответчика неосновательного обогащения вследствие заключенных договоров поставки и перевозки грузов, по которым он выступал в качестве поставщика товаров и исполнителя услуг;

— взыскание пени в размере 1 % от стоимости перевозки за каждый день просрочки, но не более размера стоимости перевозки.

1077 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Принятие груза к перевозке экспедитором, ограничение ответственности

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 02.12.2020 по делу № 279-16/2020/1102А/1168К

Ключевой вопрос, рассматриваемый судом: возмещение экспедитором полной стоимости утраченного груза

Вывод суда: определяя размер ответственности экспедитора, суд руководствовался положениями ст. 23 КДПГ, установившей ограниченный размер ответственности перевозчика. При этом учтено, что экспедитор не принял груз в свое ведение, так как не подтверждается выдача расписки экспедитора, международная товарно-транспортная накладная не содержит удостоверяющей надписи полномочного представителя экспедитора о получении груза.

Суть дела: ссылаясь на принятие ответчиком груза в свое ведение через третьих лиц в рамках договорных правоотношений между сторонами, что подтверждается оформлением накладной, истец считает, что ответчик должен нести ответственность за причиненный вред в полном объеме, если не докажет наступления обстоятельств, предусмотренных ст. 26 Закона Республики Беларусь от 13.06.2006 № 124-З «О транспортно-экспедиционной деятельности».

Ответчик обращает внимание на согласование сторонами размера ответственности экспедитора в случае утраты груза при заключении договора, который подлежал определению согласно Генеральным условиям компании TNT Global Eхpress S.p.A. Он считает, что в данном случае утеря груза произошла по вине перевозчика, который выступает ответчиком в соответствии с положениями Конвенции о договоре международной дорожной перевозки грузов от 19.05.1956 (далее - КДПГ), что и было установлено в суде первой инстанции. Также ответчик обращал внимание, что он не принимал груз в свое ведение для осуществления перевозки.

Суд первой инстанции, удовлетворяя иск частично, руководствовался ст. 6, 364, 755, 1125 ГК, ст. 26, 27 Закона, ст. 1, 3, 20, 23 КДПГ и исходил из того, что ООО «Д», как экспедитор, в свое ведение груз не принимало, утрата груза произошла в процессе осуществления международной перевозки. Суд определил ответственность экспедитора в соответствии с условиями подп. 5.2 п. 5 договора № ТA-0600/0000431-17-5273 от 22.07.2017.

Экономический суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, оставив обжалуемое судебное постановление без изменений.

Определяя размер ответственности экспедитора, суд правомерно руководствовался положениями ст. 23 КДПГ, установившей ограниченный размер ответственности перевозчика. При этом судом правомерно учел, что ответчиком груз не был принят в свое ведение, так как материалами дела не подтверждается выдача ООО «Д» расписки экспедитора, международная товарно-транспортная накладная не содержит удостоверяющей надписи полномочного представителя экспедитора о получении груза.

Ссылки на неправильную квалификацию судом обстоятельств утраты груза, как утраченного не во время международной перевозки, а в результате его хранения, несостоятельны, так как в данном случае организованная перевозка груза из Итальянской Республики в Республику Беларусь не была завершена, поскольку груз не был доставлен в пункт назначения после его принятия к перевозке.

При таких обстоятельствах обжалуемые судебные постановления являются законными и обоснованными, предусмотренных ст. 297 ХПК оснований для их отмены и изменения, каковыми являются необоснованность, нарушение либо неправильное применение норм материального и (или) процессуального права, не имеется.

Оплата за буксировку транспортного средства как следствие несогласованных ремонтных работ

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 19.01.2021 по делу № 67-11/2020/152А/16К

Ключевой вопрос, рассматриваемый судом: наличие причинно-следственной связи между вменяемыми ответчику нарушениями договорных обязательств и возникшими у истца убытками в виде расходов по оплате негарантийного ремонта транспортного средства.

Вывод суда: истцом не представлено доказательств, свидетельствующих о наличии причинно-следственной связи между вменяемыми ответчику нарушениями договорных обязательств и возникшими у истца убытками.

Суть дела: у принадлежащего истцу седельного тягача «RENAULT Т» с регистрационным знаком АН 2525-1 21.04.2020 на территории Российской Федерации (в районе г. Можайска) заблокировалась работа электрооборудования, в связи с чем автомобиль был отбуксирован на станцию технического обслуживания и выполнен его ремонт.

Истец со ссылкой на положения ст. 14, 290, 364, 964–966 ГК заявил в суд иск о взыскании с ответчика 4102,61 рубля убытков (ущерба) в виде своих расходов, связанных с оплатой буксировки на станцию технического обслуживания и ремонта указанного автомобиля.

В обоснование своих требований истец указал, что неисправность автомобиля явилась следствием неправильного подключения ответчиком модуля GSМ-мониторинга к электросистеме указанного транспортного средства.

В подтверждение своих доводов истец представил счет (инвойс) организации, которая организовывала ремонтные работы, № IZE20025094 от 26.05.2020, согласно которому в разделе «информация о вмешательстве» учинена запись – нештатная врезка в электропроводку автомобиля под блоком предохранителей панели приборов, неправильная установка can reader навигационной системы, can reader отключен, навигационная система работает, машина в порядке.

Ответчик также считал недоказанным тот факт, что 21.04.2020 блокировка электрооборудования автомобиля истца произошла из-за ненадлежащего исполнения им (ответчиком) своих обязательств по договору, связанных с установкой и наладкой оборудования GSМ-мониторинга. В представленном истцом инвойсе IZE20025094 от 26.05.2020 отсутствует исследовательская часть и обоснование того, почему представители сервисной службы, проводившей ремонт, пришли к выводу о том, что отключение электрооборудования и блокировка работы седельного тягача произошли в результате внештатной врезки в электропроводку автомобиля, неправильной установки can reader навигационной системы. Тем более что в ходе проведения ремонтных работ работники сервисной организации лишь частично и без согласования с ответчиком отключили оборудование GSМ-мониторинга от CAN-шины (второй точкой этот прибор был подключен к данной шине и продолжал исправно работать), что, по мнению ответчика, свидетельствовало о том, что если бы причиной сбоя автомобильной электроники было неправильное подключение модуля CAN-шины, то без полного отключения модуля от CAN-шины восстановить работу электроники в автомобиле было бы невозможно.

В ходе судебного разбирательства дела на основании ходатайств, заявленных сторонами, судом первой инстанции были получены консультации двух специалистов – К.Р.Т., начальника мастерской ЧПТУП «Г», и К.А.Э., эксперта-автотехника ОДО «Ф».

В рамках консультации К.Р.Т. пояснил, что согласно документации изготовителя все нештатные устройства, устанавливаемые на автомобили «RENAULT», должны подключаться через специальный шлюз FMS, что исключает влияние сбоев в их работе на работу других устройств автомобиля.

К.А.Э. в рамках консультации пояснил, что само по себе наличие внештатной врезки оборудования в CAN-шину не говорит о том, что остановка транспортного средства произошла по этой причине, и что судить о действительных причинах остановки транспортного средства можно лишь при наличии диагностической карты, где были бы зафиксированы все выявленные ошибки (при том, что при возникновении ошибок связи по САN-шине они обозначаются системой транспортного средства специальным сигнальным индикатором под кодом G9, чего в рассматриваемом случае не зафиксировано). На текущий же момент времени, учитывая, что коды ошибок в памяти транспортного средства обнулены, восстановить действительную картину причин его остановки, имевшую место на тот момент, невозможно.

Оценив представленные доказательства, суд первой инстанции посчитал, что истцом не представлено доказательств, свидетельствующих о наличии причинно-следственной связи между вменяемыми ответчику нарушениями договорных обязательств и возникшими у истца убытками, в связи с чем отказал в удовлетворении заявленных исковых требований.

Апелляционная инстанция поддержала выводы суда первой инстанции.

Принимая во внимание, что с учетом возражений ответчика и консультации специалиста К.А.Э. были опровергнуты доводы истца о том, что именно действия ответчика привели к экстренной остановке транспортного средства, учитывая, что никаких дополнительных доказательств суду первой инстанции истец не представил, никаких ходатайств об истребовании доказательств суду не заявлял, суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу о том, что истец с учетом положений ч. 2 ст. 100 ХПК не представил надлежащие доказательства в подтверждение своих доводов о том, что взыскиваемые убытки явились следствием установки ответчиком на транспортное средство истца оборудования GSМ-мониторинга.

Экономическим судом Брестской области нарушений, предусмотренных ст. 297 ХПК, не допущено, основания для отмены обжалуемых судебных постановлений отсутствуют.

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь постановила решение экономического суда Брестской области от 15.10.2020 и постановление апелляционной инстанции этого суда от 26.11.2020 по делу № 67-11/2020 оставить без изменения, а кассационную жалобу совместного общества с ограниченной ответственностью «В» – без удовлетворения.

Применение суброгации при ДТП, когда договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств прекращен в связи с отчуждением транспортного средства

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 13.01.2021 по делу № 258-15/2020/1255А/1276К

Ключевой вопрос, рассматриваемый судом: возникновение гражданской ответственности владельца транспортного средства при совершении ДТП за причиненный вред в случае, когда договор купли-продажи транспортного средства зарегистрирован в тот же день, что и ДТП.

Вывод суда: поскольку на момент ДТП страхователь по страховому свидетельству ни собственником, ни законным владельцем, ни водителем, управлявшим автомобилем, не был, у него не возникла гражданская ответственность за причиненный в результате ДТП с участием указанного автомобиля вред.

Суть дела: с участием транспортного средства «Фольксваген Поло», принадлежащего ООО «М», под управлением Р. и транспортного средства «БМВ» под управлением К. имело место ДТП, виновным в котором признан К. (справка ОГАИ Фрунзенского РУВД г. Минска).

ЗАСО «Б» заключившее с ООО «М» договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств в соответствии с п. 186 Положения о страховой деятельности, на основании акта о страховом случае произвело выплату ООО «М» страхового возмещения. Кроме того, страховщик понес расходы по определению размера вреда и оформлению документов.

Требование в порядке суброгации о возмещении ущерба, связанного с выплатой страхового возмещения, и перечислении комиссионного вознаграждения ЗАСО «Б» направило в адрес ЗАСО «П», но оно было оставлено последним без удовлетворения.

Как установлено, данной страховой организацией по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств была застрахована гражданская ответственность А., в собственности которого находился автомобиль «БМВ», с участием которого произошло ДТП. Однако данный автомобиль был продан гражданину К. по договору купли-продажи транспортного средства, зарегистрированному в этот же день в РЭП ГАИ РУВД Слонимского райисполкома.

Отказывая ЗАСО «Б» в удовлетворении исковых требований, экономический суд г. Минска руководствовался нормами п. 149, ч. 3 п. 164, ч. 1 п. 173 Положения о страховой деятельности и исходил из того, что на момент ДТП заключенный между ЗАСО «П» и А. договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств 04.02.2019 прекращен в связи с отчуждением 03.10.2019 транспортного средства.

Договоры обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, заключенные до 1 сентября 2019 г., действительны до окончания срока их действия на тех условиях, на которых они были заключены. Поскольку на момент ДТП страхователь по страховому свидетельству ни собственником, ни законным владельцем, ни водителем, управлявшим автомобилем «БМВ», не являлся, у него не возникла гражданская ответственность за причиненный в результате ДТП с участием указанного автомобиля вред.

Системный анализ норм главы 13 Положения о страховой деятельности (в том числе п. 153, ч. 3 п. 164, пп. 173 и 179) с учетом фактических обстоятельств дела свидетельствует о правильности выводов судебных инстанций экономического суда г. Минска о нераспространении действия страхового свидетельства, страхователем по которому был А., на владельца автомобиля «БМВ» К., виновного в ДТП.

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь согласилась с выводами судебных инстанций экономического суда г. Минска об отсутствии оснований для возложения ответственности за причиненный ООО «М» в результате ДТП ущерб на ЗАСО «П».

С учетом изложенного оснований, установленных ст. 297 ХПК, для отмены решения от 23.10.2020 и постановления от 18.11.2020 по настоящему делу не имеется. Кассационная жалоба ЗАСО «Б» удовлетворению не подлежит, как необоснованная.

Возникновение на стороне ответчика неосновательного обогащения вследствие заключенных договоров поставки и перевозки грузов, по которым он выступал в качестве поставщика товаров и исполнителя услуг

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 23.12.2020 по делу № 92-3/2020/109А/1214К

Ключевой вопрос, рассматриваемый судом: увеличение имущества за счет двойной оплаты поставленного товара по договорам поставки и перевозки грузов.

Вывод суда: при осуществлении расчетов по договорам поставки и перевозки грузов за оказанные услуги и поставленные товары возникло неосновательное денежное обогащение.

Суть дела: между ООО «С» и ООО «Т» возникли гражданские правоотношения на основе заключенных договоров поставки и перевозки грузов. По указанным договорам ООО «С» выступило в качестве поставщика товара и исполнителя услуг по доставке грузов, а ООО «Т» – в качестве покупателя товара и заказчика транспортных услуг.

В рамках данных договоров были оказаны транспортные услуги и осуществлялись поставки товаров, что подтверждено представленными в материалы дела актами выполненных работ и товарно-транспортными накладными.

При осуществлении расчетов по указанным договорам за оказанные услуги и поставленные товары и их разграничении между сторонами возникли споры, которые были рассмотрены экономическим судом Гродненской области.

По результатам рассмотрения вышеуказанных дел и произведенных расчетов по договорам ООО «Т» посчитало, что у ООО «С» возникло неосновательное денежное обогащение.

Разрешая спор, суд первой инстанции, руководствуясь ст. 366, 971, 972 ГК, с учетом установленных по делу обстоятельств и предмета доказывания по делу пришел к выводу об обоснованности заявленных требований, которые удовлетворил, отклонив приведенные заявителем доводы, в том числе о наличии оснований для прекращения производства по делу в соответствии с ч. 3 ст. 149 ХПК.

В силу ст. 971 ГК лицо, которое без установленных законодательством или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).

Из правильно установленных по делу обстоятельств и результатов рассмотрения вышеуказанных споров усматривается, что у ООО «С» увеличилось имущество за счет двойной оплаты поставленного товара без наличия законных на то оснований, что позволило судам сделать обоснованный вывод о возникновении на стороне ответчика неосновательного обогащения.

Суд апелляционной инстанции экономического суда Гродненской области, рассмотрев апелляционную жалобу ООО «С», согласился с выводами суда первой инстанции, оставив обжалуемое решение без изменения.

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь считает выводы судов первой и апелляционной инстанций правильными. Она постановила решение экономического суда Гродненской области от 06.10.2020 и постановление апелляционной инстанции этого суда от 09.11.2020 по делу № 92-3/2020 оставить без изменения, а кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «С» – без удовлетворения.

Взыскание пени в размере 1 % от стоимости перевозки за каждый день просрочки, но не более размера стоимости перевозки

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 09.12.2020 по делу № 126-8/2020/118А/1177К

Ключевой вопрос, рассматриваемый судом: признание обоснованными заявленных требований в части взыскания основного долга, пени и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Вывод суда: приняв во внимание размер подлежащей взысканию неустойки, длительность периодов просрочки, высокую ставку пени, частичную оплату долга, одновременное взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами, которые также компенсируют ЧТУП «Е» последствия ненадлежащего исполнения заказчиком обязательств, суд посчитал заявленный ко взысканию размер неустойки несоразмерным последствиям нарушения обязательства. Поэтому, применив ст. 314 ГК, суд уменьшил размер пени, подлежащей взысканию.

Суть дела: ООО «Ев» обратилось с кассационной жалобой, в которой просило отменить данные судебные постановления и вынести новое постановление об удовлетворении исковых требований в части взыскания основного долга, пени, процентов за пользование чужими денежными средствами.

По мнению заявителя кассационной жалобы, взыскание судом первой инстанции пени нарушает баланс интересов сторон и противоречит целям и задачам экономического правосудия. Заявитель считает, что размер взысканной пени несоразмерен допущенным нарушениям обязательства и существенно превышает нормы, применяемые в хозяйственной практике Республики Беларусь.

Как установлено экономическим судом и следует из материалов дела, ЧТУП «Е» (перевозчик) и ООО «Ев» (заказчик) заключили договор об организации перевозок грузов автомобильным транспортом.

При заключении договора стороны достигли соглашения об оплате перевозчиком заказчику пени в размере 1 % от стоимости перевозки за каждый день просрочки, но не более размера стоимости перевозки.

В связи с неосуществлением заказчиком расчетов за оказанные транспортные услуги, нарушением сроков оплаты ЧТУП «Е» обратилось в суд, заявив требования о взыскании основного долга, пени, а также процентов за пользование чужими денежными средствами на основании ст. 366 ГК.

ООО «Ев» просило открыть примирительную процедуру, не согласилось с размером заявленной ко взысканию неустойки, посчитав ее несоразмерной последствиям нарушения обязательства. Поэтому оно заявило ходатайство об уменьшении взыскиваемой неустойки на основании ст. 314 ГК.

Рассмотрев заявленные исковые требования, суд первой инстанции пришел к выводу, что ООО «Ев» не исполнило свои обязательства по оплате транспортных услуг, допустило просрочку в расчетах в сроки, установленные условиями договора.

В связи с этим, установив факт ненадлежащего исполнения ответчиком принятых обязательств по оплате транспортных услуг, применив ст. 290, 291, 311, 366, 738, 739, 744, 746, 747, 751 ГК, суд первой инстанции признал обоснованными заявленные требования в части взыскания основного долга, пени и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Вместе с тем, приняв во внимание размер подлежащей взысканию неустойки, длительность периодов просрочки, высокую ставку пени, частичную оплату долга, одновременное взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами, которые также компенсируют ЧТУП «Е» последствия ненадлежащего исполнения заказчиком обязательств, суд посчитал заявленный ко взысканию размер неустойки несоразмерным последствиям нарушения обязательства. Поэтому, применив ст. 314 ГК, суд уменьшил размер пени, подлежащей взысканию.

Материалами дела подтверждается, что ООО «Ев» не оплатило основной долг в заявленном размере и допустило просрочку по оплате транспортных услуг. Помимо пени с ответчика за эти же периоды взысканы проценты за пользование чужими денежными средствами.

При таких обстоятельствах экономический суд г. Минска применительно к спорной ситуации правомерно пришел к выводу о том, что размер заявленной ко взысканию неустойки несоразмерен последствиям нарушения обязательства, и применил ст. 314 ГК.

Приняв во внимание конкретные периоды просрочки исполнения обязательства, размер взыскиваемых процентов за пользование чужими денежными средствами, суд первой инстанции правомерно по своему внутреннему убеждению, основанному на оценке представленных в материалы дела доказательств, пришел к выводу об уменьшении пени.

В данном случае из материалов дела усматривается, что ООО «Ев», заявив ходатайство об уменьшении пени, не обосновывало пределы несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательств. Какие-либо доказательства в обоснование заявленного ходатайства об уменьшении пени ООО «Ев» в суд не представило.

Таким образом, в ходе рассмотрения дела судами первой и апелляционной инстанций была дана надлежащая правовая оценка установленным по делу обстоятельствам, правильно применены нормы материального и процессуального права.

При таких обстоятельствах обжалуемые судебные постановления являются законными и обоснованными, предусмотренных ст. 297 ХПК оснований для их отмены и изменения не имеется.

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь постановила решение экономического суда Могилевской области от 31.08.2020 и постановление апелляционной инстанции экономического суда Могилевской области от 12.10.2020 по делу № 126-8/2020 оставить без изменения, а кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Ев» – без удовлетворения.

1077 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
• • •
Многие из нас любят сладкое, будь то шоколад, конфеты, зефир, халва и др. Глядя на красочные упаковки наших любимых сладостей, мы не задумываемся о том, какая работа и ка...
№ 9 сентябрь 2022
738
• • •
Несмотря на то, что большинство субъектов хозяйствования уже научились проверять контрагентов и работать по предоплате, предусмотреть все риски в текущей экономической си...
№ 5 май 2022
2604