Взыскание убытков за ненадлежащее исполнение

ООО «А» поставило ОАО «Б» оборудование. ОАО «Б» посредством его использования намеревалось изготовить продукцию, арендовало производственное помещение, закупило сырье, наняло сотрудников. Оборудование имело дефект, поэтому ОАО «Б» вернуло оборудование ООО «А» в порядке, предусмотренном п. 1 ст. 445 ГК для безвозмездного устранения недостатков. Недостатки были устранены спустя месяц, оборудование возвращено ОАО «Б». В течение указанного месяца ОАО «Б» не осуществляло производственную деятельность, но продолжало уплачивать арендную плату, несло иные расходы по содержанию производственного помещения, оплачивало простой работников. ОАО «Б» планировало произвести продукцию, реализовать ее и получить прибыль. В итоге расходы были понесены.

Шидловский Андрей

начальник отдела правового сопровождения кредитных сделок ЗАО «Альфа-Банк»

1751Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Насколько развит институт возмещения убытков в Беларуси?

Возмещение убытков является одним из ключевых вопросов любого правопорядка. Какую бы сферу гражданского права мы ни исследовали (обязательственное право, вещное право, интеллектуальная собственность, корпоративное право), возмещение убытков характерно для каждой из них. С этой позиции чрезвычайно важно понимать основные правила функционирования этого правового института. Кроме того, мы убеждены, что только то государство, которое масштабно и эффективно практикует возмещение убытков, может называться правовым. Правовое государство в том числе гарантирует защиту нарушенного права, а такая защита невозможна без предоставления участникам оборота права на компенсацию причиненных убытков.

Вероятно, каждый юрист еще со времен студенческих лет помнит, что для иска о возмещении убытков в случае нарушения договорного обязательства необходимо доказывание наличия в совокупности фактов нарушения обязательства, наличия убытков, причинной связи между возникшими убытками и действиями должника по нарушению обязательства, а также вины должника. На этом, пожалуй, комментирование норм гражданского закона о возмещении убытков заканчивается. Более подробных исследований о степени достаточности доказательств объема причиненных убытков, причинной связи пока нет. Этим объясняются существующие ныне необоснованно высокие требования, предъявляемые к иску о взыскании убытков.

Четыре составляющие для иска о возмещении убытков:

— нарушение обязательства;
— наличие убытков и их размер;
— причинная связь между убытками и действиями должника;
— вина должника.

Заранее оговоримся: мы не считаем, что действующее определение убытков является неверным. «Корень зла» — в принципах и подходах, положенных в основу практики взыскания убытков (см., например: Липень И. М. Понятие упущенной выгоды через призму Гражданского кодекса Республики Беларусь // ИБ КонсультантПлюс. Комментарии Законодательства Белорусский Выпуск» / ООО «ЮрСпектр». — Минск, 2016).

Какие подходы по возмещению убытков существуют в мировой практике?

Доктрине возмещения убытков известны две основные идеологии, которые обусловливают правовое регулирование компенсации потерь, — защита позитивного интереса (expectation interest) и защита негативного интереса (reliance interest). Защита позитивного интереса предполагает такое возмещение убытков, при котором кредитор ставится в положение, как если бы договор был исполнен должником надлежащим образом. Защита негативного интереса исходит из того, что права кредитора восстанавливаются в той степени, как если бы договор не был заключен.

ГК Беларуси исходит из защиты именно позитивного интереса, о чем свидетельствует указание в п. 1 ст. 14 данного Кодекса на полное возмещение причиненных убытков. Развитые юридические системы основаны на том же принципе (Англия, Австрия, Германия, Чехия, Российская Федерация и др.) (Principles, Definitions and Model Rules of European Private Law. Draft Common Frame of reference (DCFR). Full Edition. Prepared by the Study Group on a European Civil Code and the Research Group on EC Private Law (Acquis Group) / Ed. by Christian von Bar and Eric Clive. Vol. I — VI. Munich, 2009. — P. 944. См. по короткой ссылке http://bit.ly/2c9NZoN)). Таким образом, обсуждая механизм возмещения убытков по белорусскому праву, нужно иметь в виду, что оно основано на принципе компенсации кредитору всех убытков, которые причинены ему нарушением обязательства, в результате чего кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы нарушения не было. Пример защиты негативного интереса можно обнаружить в нормах части второй п. 2 ст. 179, п. 2 ст. 180 ГК Беларуси.

Белорусское право основано на принципе компенсации кредитору всех убытков, которые причинены ему нарушением обязательства, в результате чего кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы нарушения не было, то есть как если бы договор был исполнен должником надлежащим образом.

В чем сложность доказывания размера убытков на практике?

В состав убытков входят реальный ущерб и упущенная выгода (п. 2 ст. 14 ГК Беларуси). Реальный ущерб представляет собой расходы, которые кредитор произвел или будет вынужден произвести в целях восстановления нарушенного права, а также утрату или повреждение имущества кредитора. Упущенная выгода охватывает собой не полученные кредитором доходы, которые могли быть получены при обычных условиях оборота, не будь его право нарушенным.

Принято считать, что кредитор вправе претендовать на возмещение убытков только тогда, когда сможет достаточно точно обосновать их размер (cм., например: Бельская И. А. Упущенная выгода: правовая природа и ключевые моменты // ИБ «КонсультантПлюс. Комментарии Законодательства Белорусский Выпуск» / ООО «ЮрСпектр». — Минск, 2016; Любич О. Л. Упущенная выгода: что и как доказывать? // ИБ «КонсультантПлюс. Комментарии Законодательства Белорусский Выпуск» / ООО «ЮрСпектр». — Минск, 2016). Однако сделать это возможно, и то не всегда, лишь применительно к реальному ущербу, продемонстрировав сумму реальных расходов на восстановление права, приобретение равноценного имущества или его ремонт. Относительно упущенной выгоды сделать это едва ли удастся в принципе, поскольку по своему существу она предполагает лишь вероятность получения дохода. Кредитор в силах лишь предположить, каким был бы его доход, если бы должник не допустил нарушение обязательства.

Реальный ущерб — расходы, которые кредитор произвел или должен будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение имущества.
Упущенная выгода — не полученные кредитором доходы, которые могли быть получены при обычных условиях оборота, не будь его право нарушенным.

Чрезмерно высокая планка доказывания размера убытков привела к тому, что указание юристу на возможность предъявления им иска о возмещении убытков вызывает у него лишь улыбку. Иск о возмещении убытков получил славу бесперспективного средства защиты нарушенного права.

Правоприменительная практика установила чрезмерно высокую планку доказывания размера убытков. Иск о возмещении убытков считается бесперспективным средством защиты нарушенного права.

В других странах, в Российской Федерации требования к доказыванию размера убытков такие же жесткие?

Осознавая глубину проблемы, развитые правопорядки давно снизили градус доказывания размера причиненных убытков до установления их в пределах разумной достоверности. В случае, когда и это оказывается невозможным, размер подлежащих возмещению убытков определяется с учетом конкретных обстоятельств, на основе принципов справедливости, полного восстановления нарушенных прав, а также с учетом соразмерности ответственности имевшему место неисполнению обязательства.

В развитых правопорядках размер убытков определяется не точно, а с разумной степенью достоверности.

Весьма наглядна эволюция отношения к доказыванию объема возмещаемых убытков в Российской Федерации. Так, впервые правовая позиция о том, что суд не вправе отказать истцу в возмещении убытков лишь на том основании, что истец не смог доказать точный размер убытков, была сформирована Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее — Президиум ВАС) в деле общества «СМАРТС» (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.09.2011 № 2929/11, см. по короткой ссылке http://bit.ly/2c9A8i3).

Примечательно, что Президиум ВАС пришел к выводу о том, что точность в доказывании размера убытков не является принципиальным аспектом, еще когда положения Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК России) о возмещении убытков были аналогичны нынешним положениям ГК Беларуси, то есть тогда, когда прямого нормативного указания на то, что суд не вправе отказать в иске о возмещении убытков, если не доказан их точный размер, не было.

Верховный Суд Российской Федерации указал, что размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности.

Уже позднее указанную позицию подтвердил Верховный Суд Российской Федерации (часть вторая п. 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», см. по короткой ссылке http://bit.ly/2crPSeK), затем законодатель (п. 5 ст. 393 ГК России), и потом вновь на нее обратил внимание Верховный Суд Российской Федерации (п. 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (далее — постановление Пленума ВС РФ № 7), см. по короткой ссылке http://bit.ly/2bT2u1X).

ГК России: размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. Суд не может отказать в удовлетворении требования кредитора о возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства.

Отечественное правоприменение может и должно идти тем же путем. Идея возмещения убытков в объеме, который может быть установлен с разумной степенью достоверности, является абсолютной: ей подчинены как правила возмещения реального ущерба, так и правила компенсации упущенной выгоды.

Поскольку упущенная выгода представляет собой доход, который кредитор мог получить, доказывание размера такого дохода в реальной жизни является объективно сложной задачей. Может показаться, что упущенная выгода сводится к компенсации тех мер и приготовлений, которые были приняты и совершены с той целью, чтобы такую выгоду получить (п. 4 ст. 364 ГК Беларуси). Однако это заблуждение. Упомянутая норма указывает лишь на то, что следует учесть при расчете суммы упущенной выгоды. Объем взыскиваемых убытков лишь расходами на приготовление к получению выгоды никоим образом обсуждаемой нормой не ограничен.

Какими же должны быть свидетельства упущенной выгоды? Истец вправе представлять любые доказательства, подтверждающие возможность получения выгод, если бы нарушение обязательства не было допущено. В п. 3 постановления Пленума ВС РФ № 7 Верховный Суд указал, что если, например, заказчик предъявил иск к подрядчику о возмещении убытков, причиненных ненадлежащим исполнением договора подряда по ремонту здания магазина, ссылаясь на то, что в результате выполнения работ с недостатками он не смог осуществлять свою обычную деятельность по розничной продаже товаров, то расчет упущенной выгоды может производиться на основе данных о прибыли истца за аналогичный период времени до нарушения ответчиком обязательства и/или после того, как это нарушение было прекращено. Очевидно, представление в суд таких доказательств чаще всего не вызовет никаких затруднений.

Расчет упущенной выгоды может производиться на основе данных о прибыли за аналогичный период времени до нарушения обязательства должником и/или после того, как нарушение было прекращено.

К глубокому сожалению, отечественная правоприменительная практика знает примеры обратного, когда суд не принял во внимание расчет истца о среднемесячной прибыли за предыдущий период, поскольку «для получения прибыли в том же размере требуется ряд условий (наличие тех же объемов заказов, сохранение прежней рентабельности производства и пр.)» (Курадовец С. А. Возмещение убытков в виде упущенной выгоды: специфика доказывания // ИБ «КонсультантПлюс. Комментарии Законодательства Белорусский Выпуск» / ООО «ЮрСпектр». — Минск, 2016).

(Окончание в следующем номере.)

1751Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме
• • •
Использование психологических трюков в деловых переговорах — это не искусство обмана, а мастерство, позволяющее сохранять баланс, разрешать конфликтные ситуации и добиват...
№ 6 июнь 2022
794