КоАП-2021: обзор изменений в сфере антимонопольного регулирования

Документ: Кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях
Дата вступления в силу: 01.03.2021

С 1 марта 2021 г. вступил в силу новый КоАП (КоАП 2003 г., соответственно, утратил силу).

Рассмотрим, что изменилось в подходах к административной ответственности за антимонопольные нарушения по сравнению с предыдущим Кодексом.


Новицкий Антон

Адвокат, руководитель направления «Антимонопольное право и конкуренция» АБ «Степановский, Папакуль и партнеры»

3755 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Место антимонопольных составов в структуре нового КоАП

Справочно.
«Антимонопольные» статьи в уже не действующем КоАП находились в главе 11 «Административные правонарушения в области финансов, рынка ценных бумаг и банковской деятельности».

В новом КоАП антимонопольные статьи перенесены в главу 13 «Административные правонарушения в области предпринимательской деятельности». Такой перенос не породил каких-то коренных изменений в подходах к работе с антимонопольными статьями и продиктован скорее юридической и структурной логикой — антимонопольные нарушения относятся больше к области предпринимательской деятельности, чем к области финансов, рынка ценных бумаг и банковской деятельности. 

Вместе с тем данная корректировка все же заслуживает внимания, ведь в иных нормах КоАП или иных НПА возможны отсылки к конкретной главе КоАП, с ней могут увязываться различные последствия. Приведем один пример.

Диспозиция ст. 14.9 нового КоАП (ст. 13.14 КоАП 2003 г.) «Необеспечение зачисления выручки, внереализационных доходов на счета в банках, небанковских кредитно-финансовых организациях и неосуществление платежей с них» в качестве одного из обязательных элементов объективной стороны нарушения упоминает наличие задолженности. В свою очередь, согласно примечанию к статье под задолженностью, помимо прочего, понимается задолженность по штрафам за административные правонарушения в области предпринимательской деятельности и против порядка налогообложения (иные главы КоАП или отдельные составы не упомянуты). Соответственно, по новому КоАП наличие неуплаченного штрафа по антимонопольным статьям подпадает под данное описание задолженности и может сформировать состав указанного правонарушения, а по КоАП 2003 г. — нет.

Таким образом, встретив в НПА отсылку к административным правонарушениям в области предпринимательской деятельности, следует помнить и учитывать, что антимонопольные нарушения также относятся к ним.

Отмена специальных условий привлечения к ответственности

Ключевым изменением нового КоАП является исключение антимонопольных статей из перечня правонарушений, которые требуют наличия специального условия для привлечения к ответственности (ч. 3 ст. 4.6). 

Ранее антимонопольному органу, чтобы привлечь ИП или юридическое лицо к ответственности, необходимо было доказать наличие одного из специальных условий. Причем фактически единственным применимым специальным условием было причинение вреда охраняемым КоАП правам и интересам на сумму свыше 40 базовых величин (далее — БВ). Соответственно, если вред отсутствовал, то не было и оснований для привлечения ИП или юридического лица к административной ответственности. Сегодня же антимонопольному органу не требуется доказывать наличие вреда от нарушения и рассчитывать его размер. 

Справочно.
Административный процесс по ст. 13.33 «Недобросовестная конкуренция» может быть начат только по требованию потерпевшего. Данное требование может быть указано как до решения МАРТ по делу (например, в заявлении о нарушении антимонопольного законодательства), так и после установления факта наличия нарушения.

Хотя на первый взгляд имеет место очевидное ужесточение подходов, важно помнить следующее. Если антимонопольное нарушение причиняет вред, то такой вред, как правило, значительно превышает 40 БВ и касается не только отдельных потерпевших, но и конкурентной среды в целом. Длительность проведения антимонопольных расследований также может способствовать усилению негативного эффекта от антиконкурентных практик нарушителя.

В такой ситуации фактическое освобождение от ответственности при отсутствии вреда могло создавать эффект «беспроигрышного варианта»: если нарушение пресекут слишком рано, то и ответственности не будет, а если дело дойдет до негативного эффекта, то у нарушителя есть шанс получить выгоды, в перспективе значительно превышающие размер штрафа. Все это могло провоцировать субъектов чаще нарушать антимонопольные нормы в попытке завоевать рынок.

Таким образом, данное изменение носит скорее положительный характер как для добросовестных субъектов, так и для конкуренции на товарных рынках Беларуси в целом.

Особенности привлечения к ответственности юридического лица

Новый КоАП упразднил понятие вины юридического лица. При этом элемент состава, который ранее определялся как вина юридического лица, фактически трансформировался в так называемое общее условие привлечения к ответственности юридического лица. 

Хотя такие изменения на первый взгляд носят технический характер, полагаем, что они могут дать толчок серьезным практическим изменениям. 

Под общим условием привлечения к ответственности юридического лица понимается непринятие всех мер по соблюдению норм (правил), за нарушение которых предусмотрена административная ответственность. Универсального перечня таких мер законодатель не закрепил. Вместе с тем антимонопольное право знает инструмент, направленный именно на принятие таких мер, — антимонопольный комплаенс. 

Справочно.
Антимонопольный комплаенс — совокупность правовых и организационных мер, направленных на соблюдение компанией требований антимонопольного законодательства и предупреждение его нарушения.

Внедрение системы антимонопольного комплаенса, предполагающей принятие ряда внутренних документов, проведение тренингов и осуществление внутреннего контроля за соблюдением антимонопольных норм, в условиях формирования практики применения нового КоАП может помочь обосновать в суде отсутствие оснований для привлечения юридического лица к ответственности и ограничиться наказанием для отдельного должностного лица. 

Стоит отметить, что антимонопольный комплаенс важен прежде всего не как инструмент освобождения от ответственности, а как инструмент предупреждения нарушений. Как показывает практика, значительное количество нарушений совершается вследствие «антимонопольной неграмотности».

Сроки наложения взыскания

Для ИП (если нарушение связано с осуществлением предпринимательской деятельности), юридических лиц и их должностных лиц сроки наложения взыскания остались прежними: 3 года с момента совершения, 6 месяцев с момента обнаружения.

Для физических лиц новый КоАП предусматривает более короткие сроки наложения взыскания: не позднее двух месяцев со дня совершения, а при длящемся административном правонарушении — не позднее двух месяцев со дня обнаружения либо прекращения в случае, когда правонарушение было прекращено до его обнаружения.

Данное нововведение особенно актуально для случаев непредставления информации антимонопольному органу физическим лицом (сюда же входит и несогласование экономической концентрации). К примеру, гражданин, который приобретет акции компании без согласия МАРТ (если оно необходимо), по истечении 2 месяцев с даты приобретения не может быть привлечен к административной ответственности за такое нарушение, в то время как для должностного лица юридического лица или ИП такой пресекательный срок составляет 3 года. 

Составы антимонопольных нарушений

Непредставление информации и неисполнение предписания

Субъектный состав. Одной из проблем ст. 11.24 КоАП 2003 г. был узкий субъектный состав нарушения — диспозиция статьи в качестве субъектов нарушения называла только ИП и должностное лицо юридического лица (включая государственные органы). 

В свою очередь, в диспозиции ст. 13.31 нового КоАП («преемница» ст. 11.24 КоАП 2003 г.) субъекты нарушения не перечислены, что автоматически распространяет данную статью и на физических лиц, не являющихся ИП или должностными лицами юрлиц. Таким образом, появилась административная ответственность, например, за непредставление бывшими сотрудниками компаний, учредителями компаний (физическими лицами) ответов на запросы информации, а также за неисполнение предписаний МАРТ в адрес физических лиц, которые осуществляют координацию экономической деятельности нескольких компаний.

Что же касается юридических лиц, то на них ст. 13.31 по-прежнему не распространяется — согласно ч. 2 ст. 4.6 нового КоАП юридическое лицо привлекается к ответственности, если такое лицо прямо упомянуто в санкции статьи, а в рассматриваемой норме такого уточнения нет.

Полагаем, что нераспространение ст. 13.31 нового КоАП на юридических лиц является упущением. На практике такому лицу может быть выгоднее не предоставлять информацию антимонопольному органу (если ее предоставление может повлечь штраф). Ответственность должностного лица за непредставление информации ситуацию не спасает, поскольку размер штрафа в таком случае является незначительным для компании (она может компенсировать должностному лицу расходы). В условиях, когда уголовная ответственность за непредставление информации отменена и у МАРТ нет возможностей для проведения внеплановой проверки, отсутствие ответственности юрлица за непредставление информации с достаточно высоким размером штрафа может породить серьезные проблемы для МАРТ при проведении антимонопольных расследований.

Расширение сферы действия статьи. Статья 13.31 нового КоАП закрепляет ответственность за неисполнение предписания и непредставление информации по запросам не только антимонопольного органа, но и органа регулирования деятельности субъектов естественных монополий. При этом и в первом, и во втором случае речь идет о МАРТ — на Министерство возложены полномочия и антимонопольного органа, и органа регулирования субъектов естественных монополий (далее — орган ЕМ).

Предписания органа ЕМ могут выдаваться как субъектам естественных монополий, так и государственным органам, их должностным лицам. Среди предписаний, выдаваемых субъектам естественных монополий, можно выделить предписания о заключении договоров с потребителями, о возмещении убытков.

Появление ответственности в сфере естественных монополий, безусловно, является позитивным моментом. Очень долгое время орган ЕМ вынужден был функционировать в условиях отсутствия ответственности для субъектов ЕМ, что ставило под вопрос потенциальную эффективность действий органа ЕМ в каждом конкретном случае.

Монополистическая деятельность и недобросовестная конкуренция

Справочно.
Ни диспозиции, ни санкции ранее существовавших частей статей «Монополистическая деятельность» (ст. 13.32 нового КоАП) и «Недобросовестная конкуренция» (ст. 13.33 нового КоАП) изменены не были.

Статья «Монополистическая деятельность» (ст. 13.32 нового КоАП) была дополнена частью 4, предусматривающей ответственность за несоблюдение субъектом естественной монополии ограничений, установленных законодательством о ЕМ.

Норма является отсылочной, перечень ограничений деятельности субъектов ЕМ предусмотрен ст. 6 Закона Республики Беларусь от 16.12.2002 № 162-З «О естественных монополиях» и является открытым. Данные субъекты, по общему правилу, не вправе:

— совершать действия (бездействие), которые приводят или могут привести к невозможности оказания услуг, относящихся к сферам естественных монополий, или замене их другими услугами;

— отказываться от заключения договора с отдельными потребителями на оказание услуг, относящихся к сферам естественных монополий, при наличии у субъектов естественных монополий технической возможности оказать такие услуги;

— навязывать потребителям условия доступа к услугам, относящимся к сферам естественных монополий, и т.д.

Справочно.
Перечень, установленный ст. 6 Закона «О естественных монополиях», можно рассматривать как дополнение к ст. 18 Закона «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции». При этом имеет место некоторое пересечение составов (например, навязывание условий и отказ от заключения договора также встречаются и в упомянутой ст. 18).

Порядок рассмотрения подобных нарушений идентичен порядку проведения антимонопольных расследований — это прямо закреплено в ч. 4 ст. 17 вышеупомянутого Закона. При этом до установления факта нарушения в обязательном порядке выдается предупреждение. В случае выполнения данного предупреждения дело будет прекращено, то есть субъект естественной монополии не будет привлечен к ответственности.

Антимонопольные нарушения без административной ответственности

В новом КоАП не была предусмотрена ответственность за отдельные антимонопольные нарушения, в частности за нарушение антимонопольных требований к торгам и антиконкурентные действия и соглашения государственных органов. Этот пробел «перекочевал» из КоАП 2003 г. Фактически единственными инструментами пресечения таких нарушений на данный момент являются предписания (за их неисполнение наступает ответственность) и обращение в суд с иском.

Также не предусмотрена и административная ответственность за неполучение согласия антимонопольного органа на совершение экономической концентрации. Вместе с тем в предыдущие годы выработана практика применения к данному нарушению норм ст. 11.24 КоАП 2003 г. (как непредставление информации). Полагаем, что подобная практика сохранится и с новым КоАП, нарушители будут привлекаться по ст. 13.31. Отсутствие ответственности юрлица в данном случае компенсируется гражданско-правовой ответственностью — экономическая концентрация, совершенная в нарушение установленных правил и имеющая своим последствием ограничение конкуренции или возникновение, усиление доминирующего положения, может быть признана судом недействительной.

Схематично административная ответственность за нарушения антимонопольного законодательства по новому КоАП выглядит следующим образом:

3755 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме