На что необходимо обратить внимание при совершении сделки с заинтересованностью аффилированных лиц?

Ситуация: Между хозяйственными обществами заключен договор купли-продажи автомобиля. Для одного из юридических лиц заключение договора является сделкой с заинтересованностью аффилированных лиц. Уставом данного юридического лица установлен особый порядок совершения таких сделок, по этой причине предварительное согласование сделки уполномоченным органом общества (общим собранием акционеров), как этого требует законодательство о хозяйственных обществах, не осуществлялось. При заключении договора акционеры руководствовались также тем, что голоса независимого акционера при проведении собрания не повлияли бы на принятие решения по вопросу совершения сделки.
Обновлено
Прокопенко Юлия

адвокат АБ REVERA

Папченко Елена
Папченко Елена

Юрист

3765 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Вывод из решения суда: Суд констатировал наличие существенного нарушения требований законодательства о хозяйственных обществах, которое заключается в непроведении общего собрания акционеров, неизвещении акционеров о его проведении и непринятии общим собранием соответствующего решения по результатам собрания (независимо от того, повлияли ли голоса того или иного акционера на результаты голосования). Суд также установил, что сделка была совершена директором с выходом за пределы полномочий, которые были предусмотрены уставом.

Важно: Акционерам, участникам хозяйственных обществ, контрагентам по сделкам.

Обстоятельства дела

ЗАО «П» (продавец) обратилось в суд с иском к ЗАО «В» (покупатель) о признании недействительным договора купли-продажи автомобиля, заключенного между истцом и ответчиком. По мнению истца, посредством совершения оспариваемой сделки ЗАО «П» был нанесен ущерб (у истца имелись признаки устойчивой неплатежеспособности, деятельность истца фактически прекратилась, а цена продажи автомобиля была ниже рыночной в несколько раз).

Акционерами ЗАО «П» являются два гражданина:

  • акционер Ч. — 76 % уставного фонда;
  • акционер Ж. — 24 % уставного фонда.

Гражданин Ч. является главным акционером ЗАО «В» и одновременно — аффилированным лицом истца, в связи с чем продажа автомобиля истцом является для него сделкой с заинтересованностью аффилированного лица. Акционер Ж. в период совершения оспариваемой сделки осуществлял функции директора ЗАО «П».

Уставом истца предусмотрено, что «заключение директором Общества договоров аренды, купли-продажи зданий, сооружений, транспортных средств, строительных машин, механизмов и оборудования независимо от сумм сделки, договоров займа и т.п. должно быть согласовано с председателем собрания лично, то есть допускается совершение указанных сделок без созыва собрания, в том числе если в совершении указанных сделок имеется заинтересованность аффилированных лиц общества».

Законом Республики Беларусь от 09.12.1992 № 2020-XII «О хозяйственных обществах» (далее — Закон) установлен специальный порядок совершения сделок с заинтересованностью аффилированных лиц. Уставом хозяйственного общества могут быть предусмотрены особенности по сравнению с Законом для совершения такого рода сделок. Например, может быть предусмотрено, что решение по сделке с заинтересованностью аффилированных лиц принимается единогласно всеми участниками общества, не заинтересованными в совершении этой сделки.

Акционер Ч. общим собранием акционеров был избран председателем общего собрания сроком на 5 лет и в момент совершения оспариваемой сделки являлся председателем общего собрания.

Позиция истца

Истцом были заявлены в суде следующие основания недействительности сделки:

  1. нарушение порядка проведения собрания, предусмотренного ст. 57 Закона.
    Доводы: договор купли-продажи автомобиля был заключен без проведения общего собрания акционеров, несмотря на то что требования о его проведении закреплены в ст. 57 Закона. То обстоятельство, что директор совпадает в одном лице с единственным акционером, который мог принять решение о совершении оспариваемой сделки (гражданин Ж.), значения для дела не имеет;
  2. выход директора при совершении сделки за пределы полномочий исполнительного органа юридического лица, которые были ограничены уставом (ст. 175 ГК).
    В соответствии с уставом ЗАО «П» заключение директором договоров купли-продажи транспортных средств должно быть согласовано с председателем общего собрания. При заключении договора директор, являясь исполнительным органом общества, был обязан согласовать заключение такого договора с акционером Ч. Директор заключение договора с председателем общего собрания акционеров не согласовал и, соответственно, вышел за пределы полномочий, ограничения которых содержатся в уставе.

Позиция ответчика

Как следует из части второй ст. 57 Закона, решение об оспариваемой сделке должно было приниматься общим собранием акционеров большинством от общего количества голосов участников, не заинтересованных в совершении этой сделки.

Поскольку акционер Ч., как аффилированное лицо истца, не принимал и не мог принимать решение о совершении сделки купли-продажи автомобиля, решение о заключении договора мог принять только акционер Ж., то есть директор общества. При этом договор и был подписан гражданином Ж., являющимся вторым и единственным акционером, который бы имел право на принятие решения о заключении договора.

В ситуации, когда единственный независимый акционер совпадает в одном лице с директором общества, директор не превысил свои полномочия, а нарушение порядка совершения сделки, предусмотренного ст. 57 Закона, носит исключительно формальный характер.

Что касается вопроса о превышении директором пределов предоставленных ему полномочий, то позиция ответчика по данному вопросу основывалась на следующих доводах. Согласно части первой ст. 53 Закона к компетенции исполнительного органа хозяйственного общества относится решение всех вопросов, не составляющих компетенцию других органов управления этого общества, определенную Законом и (или) уставом хозяйственного общества. В силу ст. 33 Закона и положений устава общества председатель собрания не относится к органам управления общества. Следовательно, принятие решения о совершении сделки купли-продажи транспортного средства не отнесено к компетенции какого-либо иного органа истца, и полномочия директора на совершение такой сделки не ограничены в законном порядке.

Таким образом, положения устава истца противоречат Закону, поскольку решение отдельных вопросов отнесено к компетенции лица, которое не является органом управления истца, и такое лицо неправомерно ограничивает полномочия директора. Если допустить, что данное положение устава является законным, в любом случае акционер Ч. не мог принимать решение о совершении сделки даже как председатель общего собрания акционеров истца, поскольку принятие решения лицом, которое заинтересовано в совершении сделки с аффилированностью, напрямую противоречит части второй ст. 57 Закона.

Выводы суда

Суд установил, что буквальный анализ части второй ст. 57 Закона позволяет сделать следующий вывод. Решение о совершении сделки, в совершении которой имеется заинтересованность аффилированных лиц, принимает не исполнительный орган, а орган управления хозяйственного общества на общем собрании акционеров, на котором вправе присутствовать с правом участия в обсуждении и голосовании (высказывая позицию «за» и «против») все акционеры, в том числе являющиеся заинтересованными в совершении сделки, однако голоса последних не должны учитываться общим собранием при принятии соответствующего решения.

Суд констатировал, что в данном случае имеет место существенное нарушение требований ст. 57 Закона, а не формальное отсутствие протокола общего собрания акционеров. Непроведение общего собрания акционеров как такового, неизвещение акционеров о его проведении и непринятие общим собранием соответствующего решения по результатам собрания (независимо от того, повлияли ли голоса того или иного акционера на результаты голосования) является существенным нарушением требований Закона о порядке совершения сделки с заинтересованностью аффилированного лица.

Частью четвертой ст. 57 Закона установлено несколько исключений, когда сделка с заинтересованностью аффилированных лиц может быть совершена без принятия решения общим собранием участников:

  1. если все участники хозяйственного общества являются аффилированными лицами этого общества и в соответствии с частью первой ст. 57 Закона заинтересованы в совершении такой сделки;
  2. если сделка совершается хозяйственным обществом в процессе осуществления им обычной хозяйственной деятельности и условия такой сделки существенно не отличаются от условий аналогичных сделок, совершаемых хозяйственным обществом в процессе осуществления им обычной хозяйственной деятельности.

Суд также пришел к выводу, что непроведение общего собрания акционеров является существенным нарушением прав акционера Ч. на участие в управлении деятельностью общества, притом что названный акционер, как аффилированное и заинтересованное в совершении сделки лицо, должен был иметь возможность предотвратить совершение такой неблагоприятной для общества сделки и ненаступление для общества убытков.

Положения устава общества, допускающие согласование сделок без созыва общего собрания акционеров в случае, если в совершении таких сделок имеется заинтересованность аффилированных лиц общества либо сделки являются крупными и не имеется названных в Законе обстоятельств, при наличии которых принятие решения общего собрания участников не требуется, противоречат требованиям ст. 57, 58 Закона. В частности, согласование председателем общего собрания акционеров вопроса о совершении сделки с заинтересованностью аффилированных лиц либо крупной сделки не должно подменять собой необходимость принятия высшим органом управления хозяйственного общества подобного решения как такового в принципе. Закон, кроме прямо названных в нем исключений, не позволяет отнести вопрос о принятии решения о совершении сделки с заинтересованностью аффилированных лиц или крупной сделки к компетенции иного лица/органа, нежели общее собрание участников общества либо (в определенных случаях) его наблюдательный совет (совет директоров).

Пункт устава общества к компетенции председателя собрания акционеров отнес вопрос не о принятии решения о совершении названных в нем сделок, а о согласовании заключения таких сделок директором, что не является тождественными институтами. Норм, запрещающих включать в устав хозяйственного общества положения о необходимости согласования того или иного вопроса, законодательство Республики Беларусь не содержит.

В связи с этим оспариваемая сделка была совершена исполнительным органом общества, директором, не только без наличия решения общего собрания акционеров о ее совершении, но также и без согласования соответствующего вопроса с председателем общего собрания акционеров — акционером Ч.

Суд согласился с позицией ответчика о том, что председатель общего собрания акционеров к числу органов хозяйственного общества не относится. Однако суд констатировал, что определенные в соответствии с законодательством полномочия органов юридического лица могут быть ограничены учредительными документами посредством использования любых не противоречащих законодательству способов. Суд установил, что устав истца предусматривает ограничения полномочий его исполнительного органа на совершение определенных сделок, путем необходимости согласования таких действий с председателем общего собрания акционеров. При этом данный пункт устава, предусматривая ограничение полномочий исполнительного органа, не переносит вопрос о совершении подобной сделки как таковой из компетенции исполнительного органа в компетенцию председателя общего собрания (что, в свою очередь, являлось бы неправомерным). Иными словами, согласно уставу вопрос заключения сделки остался в компетенции руководителя. Именно руководитель истца являлся тем единственным лицом, которое на основании устава вправе было совершать сделку как юридически значимое действие, зафиксировав ее содержание в договоре. В то же время реализовать полномочие по непосредственно входящему в компетенцию исполнительного органа вопросу без соблюдения определенной уставом процедуры — ограничения (без получения согласования председателя общего собрания) было неправомерным. Суд констатировал, что в рассматриваемой ситуации уставом общества были установлены именно ограничения полномочий исполнительного органа (ст. 175 ГК), а не изъятие полномочий у исполнительного органа с передачей таковых другому лицу. То есть в данном случае речь идет о выходе за пределы ограничения полномочий, а не о лишении полномочий как таковых.

В связи с тем, что сделка была совершена директором с выходом за пределы ограничений полномочий, которые были установлены уставом, суд признал сделку недействительной также и по этому основанию.


Отдельные выводы суда по рассмотренному делу являются спорными, в частности, относительно возможности ограничений полномочий директора посредством необходимости согласования сделки с лицом, которое не является органом управления общества, а также необходимости дополнительного согласования сделки директором с председателем общего собрания в случае, если решение вопроса о совершении сделки с аффилированностью отнесено к компетенции общего собрания акционеров. Тем не менее те выводы, к которым суд пришел в рамках рассмотрения вышеизложенного дела, следует учитывать при возникновении аналогичных ситуаций.

Рекомендации:

— если требования о согласовании сделки предусмотрены императивными нормами Закона, то такие требования должны быть соблюдены, а положения устава не должны противоречить законодательству;
— если Законом и уставом хозяйственного общества установлены различные подходы к порядку совершения сделок, то при соблюдении корпоративной процедуры совершения сделки нужно учитывать как особенности, предусмотренные Законом, так и особенности, закрепленные в уставе хозяйственного общества;
— уставом хозяйственного общества могут быть установлены различные способы ограничения исполнительного органа хозяйственного общества, в том числе путем согласования любой сделки с председателем общего собрания. Тем не менее следует учитывать, что председатель общего собрания не является органом хозяйственного общества. В этой связи при установлении такого инструмента ограничения полномочий директора в уставе целесообразно определить порядок избрания председателя общего собрания участников и механизм согласования председателем сделок, заключаемых исполнительным органом.

3765 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме