Повышенная ответственность международных грузоперевозчиков

Ситуация: Международный перевозчик в качестве транзитной декларации предоставил сотрудникам таможенного органа товаросопроводительные документы, переданные ему грузоотправителем. При декларировании товара таможенные органы пришли к выводу о несоответствии товара сведениям, указанным в товаросопроводительных документах. В связи с этим в отношении перевозчика был составлен протокол об административном правонарушении по одной из частей ст. 14.5 КоАП.

Правомерно ли в данном случае привлечение к ответственности перевозчика, в обязанности которого не входит проверка правильности указанных в товаросопроводительных документах сведений о товаре?

Обновлено
Гаврушко Дмитрий

Адвокат Адвокатского бюро Евгения Малиновского

3556 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

С начала 2018 г. в Беларуси значительно увеличилось количество протоколов об административных правонарушениях, составленных таможенными органами в отношении перевозчиков по ст. 14.5 КоАП. Это связано со вступлением с 31.01.2018 в силу изменений в КоАП и ПИКоАП.

Одними из ключевых изменений в указанные нормативные правовые акты стали практически полная отмена конфискации предметов административных правонарушений (за исключением вещей, изъятых из оборота), а также исключение механизма, при котором в случае неустановления виновного в совершении административного правонарушения лица судом разрешался вопрос об обращении предмета административного правонарушения в доход государства.

С одной стороны, данные изменения выглядят вполне позитивно для субъектов рассматриваемых правоотношений. С другой стороны, как показывает практика, указанные изменения крайне негативно отражаются на профессиональной деятельности международных грузоперевозчиков.

Кто и почему нарушает?

Большинство административных таможенных правонарушений связаны либо с недекларированием товара, либо с его недостоверным декларированием (ст. 14.5 КоАП) при ввозе на таможенную территорию ЕАЭС . Причиной совершения таких правонарушений зачастую являются ошибки отправителя (продавца) при оформлении товаросопроводительных документов (инвойсы, CMR-накладные и пр.), а также работников склада при комплектовании партии товара и его загрузке в транспортное средство. Примерами таких ошибок являются: передача водителю транспортного средства комплекта документов на иную партию товара (отправляемую со склада или подлежащую отправке), неточное, неполное указание сведений в отношении товара, а также ошибки, допускаемые при непосредственной загрузке товара, когда в автомобиль загружается иной товар и (или) в ином количестве и пр.

При этом для наступления ответственности по ст. 14.5 КоАП не обязательно наличие умышленных действий того или иного лица, поскольку составы рассматриваемых административных правонарушений образуются и при неумышленной форме вины.

Основная масса указанных административных правонарушений выявляется на стадии таможенного транзита (при въезде транспортных средств на таможенную территорию ЕАЭС). Декларантом в таком случае выступает перевозчик товара, который в качестве транзитной декларации, как правило, предоставляет таможенному органу полученные от отправителя товаросопроводительные документы.

Как складывалась практика до 31.01.2018?

До вступления в силу рассматриваемых изменений наличие или отсутствие вины перевозчика в таких ситуациях устанавливалось таможенными органами и судами путем применения положений Конвенции Организации Объединенных Наций «О договоре международной дорожной перевозки грузов (КДПГ)», заключенной в г. Женеве 19.05.1956 (далее — Конвенция КДПГ),, в которой закреплены обязанности транспортера при приемке груза к перевозке.

Так , в соответствии с ч. 1 ст. 8 Конвенции КДПГ при принятии груза транспортер обязан проверить:

  • точность указаний, сделанных в накладной относительно числа грузовых мест, а также их разметки и номера;
  • внешнее состояние груза и его упаковки.

Таким образом, перевозчик признавался виновным в недекларировании товара либо в его недостоверном декларировании только в случаях, когда таможенным органом выявлялось несоответствие количества грузовых мест товара количеству, указанному в товаросопроводительных документах, либо когда по внешнему состоянию груза (его упаковке, маркировке (разметке) на упаковке) перевозчик мог без вскрытия упаковки выявить несоответствие товара сведениям, указанным в товаросопроводительных документах.

В таких ситуациях перевозчик привлекался к административной ответственности, как правило, в виде штрафа в незначительном размере с конфискацией не принадлежащего ему товара.

В остальных случаях, когда обязанности, перечисленные в п 1. ст. 8 Конвенции КДПГ, перевозчиком были исполнены, таможенные органы прекращали дела об административных правонарушениях в связи с неустановлением лица, совершившего административное правонарушение. При этом материалы, имеющие отношение к выявленному административному правонарушению, направлялись в суд для принятия решения об обращении изъятого товара (предмета правонарушения) в доход государства.

Таким образом, до вступления в силу рассматриваемых изменений в административном законодательстве в большей степени несли потери (в виде утраты груза) продавец (отправитель), которым фактически и были допущены ошибки при отправке груза, либо же покупатель (получатель), оплативший и не получивший приобретенный товар .

Иной правоприменительный подход?

В нынешних условиях товар, являющийся предметом административного таможенного правонарушения, за исключением отдельных составов правонарушений (ст. 14.1 и ч. 2 ст. 14.5 КоАП), конфискации не подлежит.

В суд для принятия решения об обращении предмета административного правонарушения (товара) в доход государства материалы направляются лишь при неустановлении его законного владельца.

В такой ситуации прекращение дела об административном правонарушении в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению к административной ответственности, видится крайне нелогичным и нецелесообразным, поскольку тогда не будут достигаться цели административной ответственности в виде предупреждения совершения новых административных правонарушений, а также будет отсутствовать какой-либо экономический эффект от пресечения административных таможенных правонарушений.

В сложившихся обстоятельствах законным и объективным был бы подход таможенных органов, как органов, ведущих административный процесс, направленный на использование всего процессуального потенциала и предоставленных им полномочий в целях установления и привлечения лиц, виновных в умышленном либо неумышленном оформлении товаросопроводительных документов, содержащих недостоверные сведения о перемещаемых товарах.

В настоящее время, с учетом вступивших в силу изменений в административном законодательстве, формируется иной правоприменительный подход со стороны таможенных органов, направленный на привлечение к административной ответственности по ст. 14.5 КоАП международных грузоперевозчиков, которые осуществляют декларирование товара на стадии транзита (при въезде на таможенную территорию ЕАЭС).

Таможенный орган при этом исходит из того, что именно перевозчик выступает декларантом перемещаемого товара, предъявляя таможенному органу при въезде в Республику Беларусь в качестве транзитной декларации комплект товаросопроводительных документов. При этом положения Конвенции КДПГ в части исполнения перевозчиком своих обязательств при приемке груза к перевозке во внимание не принимаются.

Напомним, что санкции ч. 1 и 3 ст. 14.5 КоАП предусматривают ответственность в виде штрафа в размере до 30 % от стоимости предмета административного правонарушения. Учитывая немалую стоимость перемещаемых через таможенную границу ЕАЭС грузов, сумма штрафа выходит значительной.

Таким образом, за ошибки продавца (отправителя), а также за умышленные действия продавца (отправителя) и (или) покупателя (получателя), направленные на незаконное перемещение товаров через таможенную границу ЕАЭС, на стадии транзита ответственность несет перевозчик.

Резюме:
За истекшие 6 месяцев с момента вступления в силу рассматриваемых изменений в административном законодательстве необоснованно пострадало уже немало грузоперевозчиков. И причиной этому явились не указанные изменения в законодательстве, а кардинально поменявшийся правоприменительный подход со стороны таможенных органов и судов, поскольку законодательство в части обязанностей перевозчика (Конвенция КДПГ) и порядка транзитного декларирования груза (таможенное законодательство) не претерпело никаких существенных изменений.
Полагаем, что в такой ситуации привлечение к административной ответственности перевозчика (сторонней организации), который как в силу требований Конвенции КДПГ, так и в силу объективных причин практически не в состоянии при загрузке груза убедиться в полной достоверности сведений о товарах, указанных в товаросопроводительных документах, незаконно и необоснованно. Тем более что перевозчик не является заинтересованным в отношении груза лицом, поскольку с него не причитаются к уплате таможенные платежи в отношении товара и, соответственно у него отсутствуют какие-либо мотивы на недекларирование или недостоверное декларирование перемещаемого товара.
Более того, такой подход снимает всякую ответственность с действительно виновных лиц. Субъекты, которые намеренно организуют незаконное перемещение товаров через таможенную границу ЕАЭС, по крайней мере, на стадии таможенного транзита, вообще ничем не рискуют, поскольку эти товары так или иначе не подлежат конфискации, а вся ответственность, как показывает практика, возлагается на перевозчика. Указанная ситуация создает благоприятную почву для незаконного перемещения товаров через таможенную границу ЕАЭС недобросовестными субъектами хозяйствования, которые, в отличие от грузоперевозчика, фактически ничем не рискуют: им не грозит утрата (конфискация) такого груза либо уплата штрафа.
Считаем, что с учетом вышеописанной проблематики, связанной с необоснованным привлечением перевозчиков к ответственности по формальному основанию за действия (бездействие) виновных и заинтересованных в отношении товара лиц, в ближайшей перспективе потребуется комплексное нормативное разрешение этой ситуации с пересмотром составов административных таможенных правонарушений и выделением для грузоперевозчиков отдельной от декларантов товаров ответственности.

До разрешения на нормативном уровне сложившейся ситуации рекомендуем грузоперевозчикам следующее:
1. Указывать в договорах на перевозку груза условие, позволяющее перевозчику требовать с заказчика автомобильной перевозки возмещения вреда, вызванного привлечением перевозчика к административной ответственности по причине недостоверности сведений о товарах, указанных в товаросопроводительных документах.
2. Отказываться от транзитного декларирования перемещаемого груза с возложением в договоре перевозки груза такой обязанности на отправителя или получателя груза, в том числе, посредством расположенных в пунктах таможенного оформления таможенных представителей.
3. Предусматривать в договоре перевозки право перевозчика присутствовать при загрузке груза, а также осматривать непосредственно сам груз, а не его внешнее состояние и упаковку, на предмет соответствия сведениям, указанным в товаросопроводительных документах. 

3556 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме
• • •
Служебная командировка – поездка работника по распоряжению нанимателя на определенный срок в другую местность для выполнения служебного задания вне места его постоянной р...
Служебные командировки