Прекращение поручительства смертью кредитополучателя: точка зрения

В журнале «Юрист» № 2 за 2018 г. был опубликован материал, где анализировалось решение суда о ничтожности условия договора поручительства об ответственности поручителя, в том числе в случае смерти кредитополучателя. Автор приведенной ниже статьи предлагает свое видение некоторых вопросов, связанных с прекращением поручительства.

Обновлено
Тарасова Галина

Начальник управления нормативно-правовой работы юридического департамента ОАО «АСБ Беларусбанк»

6336 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Утверждение № 1. Обязательства кредитополучателя прекращаются его смертью, поскольку исполнение не может быть произведено без личного участия должника.

Основание прекращения обязательств. Одним из оснований прекращения обязательств является смерть должника (п. 1 ст. 388 ГК). Однако данное событие прекращает обязательства только в тех случаях, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника.

Традиционно к обязательствам, неразрывно связанным с личностью должника, относят, например, обязательства, носящие творческий, индивидуальный характер: нарисовать картину, спеть песню и т.п., то есть такие обязательства, которые не могут быть исполнены без участия принявшего их лица. Денежное обязательство не является таким обязательством, поскольку погашение долга может произвести не только должник, но и любое другое лицо. В отношении обязательств по передаче денежных средств для кредитора не важно, кто исполнит такое обязательство, смерть должника никак не влияет на сам предмет обязательства.

Исполнение обязательств наследодателя наследниками. В соответствии с п. 1 ст. 1033 ГК в состав наследства входят все права и обязанности, принадлежавшие наследодателю на момент открытия наследства, существование которых не прекращается его смертью. При этом в ст. 1086 ГК установлены правила ответственности наследников по долгам наследодателя. Рассмотрим, почему на наследников возлагается исполнение обязательств наследодателя. В результате принятия наследства не возникает какое-то новое обязательство, которое должен исполнить наследник: он обязан исполнить то самое обязательство, которое возникло в рассматриваемом случае из кредитного договора, заключенного наследодателем. То есть обязанность исполнения обязательств должника после его смерти, в том числе — отвечать по долгам наследодателя, переходит к наследникам в результате универсального правопреемства. В обязательстве происходит лишь замена должника с учетом особенностей, предусмотренных ст. 1086 ГК.

Таким образом, обязательства по возврату кредита не относятся к обязательствам, прекращаемым в связи со смертью кредитополучателя на основании п. 1 ст. 388 ГК.

Отметим, что банковское законодательство предусматривает право банка приостановить или прекратить начисление процентов за пользование кредитом в случае смерти кредитополучателя — физического лица. Из данного правила следует, что принятие такого решения — право банка, от реализации которого зависит, будут ли начисляться проценты за пользование кредитом в случае смерти кредитополучателя — физического лица.

Справочно. Пункт 24 Инструкции о порядке предоставления денежных средств в форме кредита и их возврата (погашения), утвержденной постановлением Правления Национального банка Республики Беларусь от 29.03.2018 № 149, предусматривает право банка приостановить или прекратить начисление процентов за пользование кредитом.

Подведем итог: после смерти должника его обязательства из кредитного договора остаются в неизменном виде — сохраняется часть непогашенного основного долга и без особого решения банка, выдавшего кредит, проценты, предусмотренные кредитным договором, продолжают начисляться. Очевидно, что такая ситуация была бы невозможна в случае прекращения обязательств по кредитному договору в связи со смертью должника.

Следует отметить, что в самом описываемом решении суда содержатся две взаимоисключающие позиции: для решения вопроса о прекращении поручительства обязательство кредитополучателя прекращается, для решения же вопроса о взыскании долга с наследников это же обязательство признается непрекращенным. Полагаем, что двух разных ответов на один и тот же вопрос быть не может.

Таким образом, учитывая то, что основное обязательство из кредитного договора не прекращается, нет оснований говорить и о прекращении поручительства в соответствии с п. 1 ст. 347 ГК.

Утверждение № 2: в силу универсального правопреемства происходит перевод долга по кредитному договору на нового должника.

Статья 347 ГК разделяет прекращение поручительства с прекращением основного обязательства и прекращение поручительства с переводом на другое лицо долга по обеспеченному поручительством обязательству, если поручитель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника.

Признание переводом долга смены должника в обязательстве в результате правопреемства при наследовании и прекращение обязательств в соответствии с п. 1 ст. 388 ГК вступают между собой в противоречие: перевод долга не прекращает обязательство из кредитного договора, а лишь меняет в нем должника.

Очевидно, что по законам логики нельзя мотивировать прекращение поручительства одновременно двумя вышеуказанными основаниями. Вместе с тем приравнивание перемены лица в обязательстве в рамках универсального правопреемства к переводу долга и, как следствие, прекращение поручительства в случае смерти должника по основному обязательству также является распространенной точкой зрения.

В соответствии с п. 2 ст. 347 ГК поручительство прекращается с переводом на другое лицо долга по обеспеченному поручительством обязательству, если поручитель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника.

Вместе с тем перевод долга и смена должника при наследовании являются отдельными случаями перемены должника в обязательстве. Смена должника в обязательстве в результате перевода долга является волеизъявлением должника (п. 1 ст. 362 ГК). Кредитор, скорее всего, одним из условий получения его согласия на перевод долга поставит условие сохранения поручительства, обеспечивающего исполнение этого обязательства. В случае же смерти должника никакого согласия кредитора для смены должника в обязательстве не требуется. Такая замена происходит в соответствии с нормами наследственного права. Таким образом, по нашему мнению, нельзя применять нормы о переводе долга к смене должника в результате наследственного правопреемства.

Исходя из п. 1 ст. 347 ГК поручительство прекращается в случае изменения обеспечиваемого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего. Как уже было отмечено выше, смерть кредитополучателя не влияет на саму суть обязательства: размер долга остается прежним, проценты также продолжают начисляться в том же размере, не изменяются и иные условия обязательства. Соответственно, оснований для применения указанной нормы к рассматриваемой ситуации, на наш взгляд, не имеется.

Что касается применения п. 2 ст. 347 ГК к случаю смены должника в порядке наследственного правопреемства, то полагаем, что условие договора поручительства об ответственности поручителя перед банком и в случае смерти должника следует рассматривать как заранее данное согласие поручителя отвечать за исполнение обязательств правопреемниками должника. Заключение договора на таких условиях не является каким-либо понуждением поручителя. Если поручитель не желает принимать на себя обязательства на этих условиях, он может отказаться от заключения договора.

Следует отметить, что в Российской Федерации ввиду аналогичной редакции норм законодательства на практике имели место похожие споры.

Справочно. Изменения в ст. 367 ГК РФ были внесены Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ на основании позиции, озвученной Пленумом ВАС РФ в постановлении от 12.07.2012 № 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством»: поручительство не прекращается смертью должника, реорганизацией юридического лица — должника.

В результате сначала в судебной практике, а затем и на уровне законодательства вопрос был решен в пользу сохранения поручительства в случае смерти должника по основному обязательству.

Подведем итоги. Во-первых, поручитель не получает никаких благ по договору поручительства. К заключению договора поручительства поручителя приводит не жизненно важная потребность в денежных средствах, а доброе отношение к кредитополучателю. У поручителя есть право выбора — заключать или не заключать договор: в случае несогласия лица выступить поручителем договор поручительства с ним не заключается и для него нет каких-либо негативных имущественных последствий.

Во-вторых, банк проверяет дееспособность лиц, заключающих с ним договоры поручительства. Перед заключением всякого договора поручительства будущий поручитель должен оценить принимаемые по договору риски, и всякий осознающий свои действия гражданин должен осознавать последствия принятия соответствующих обязательств. В рассматриваемом случае условие о сохранении поручительства в случае смерти должника было предусмотрено в договоре поручительства и не могло остаться для поручителя незамеченным при заключении договора.

Почему поручитель подписал договор, если считал данное условие не соответствующим законодательству, а затем оспорил им же подписанный договор? По нашему мнению, такое поведение нельзя назвать добросовестным. В случае несогласия с подобными условиями лицо, которому предложено выступить за должника поручителем, вполне может отказаться от заключения договора. Однако в ряде случаев в силу родственных или дружественных отношений с должником граждане, выступившие поручителями, вполне осознанно принимают на себя обязанность исполнять обязательства должника и в случае его смерти. Банк, заключающий договор поручительства с подобными условиями, справедливо полагается на такое добросовестное отношение поручителя к взятым на себя обязательствам погасить долг в случае, если сам должник по какой-либо причине не сможет этого сделать (включая случай смерти должника).

6336 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме