Вы на портале

Применение специальных ограничительных мер: новые возможности в трансграничных спорах

Нормативный акт: Закон Республики Беларусь от 12.07.2023 № 280-З «О применении специальных ограничительных мер»
Дата вступления в силу: 31.07.2023

Закон Республики Беларусь от 12.07.2023 № 280-З «О применении специальных ограничительных мер» (далее — Закон) устанавливает принципы и порядок применения Республикой Беларусь специальных ограничительных мер, а также мер по устранению препятствий в защите прав, свобод и законных интересов Республики Беларусь, ее граждан и организаций в связи с недружественными действиями иностранных государств.  

Сысуев Тимур
Сысуев Тимур

Адвокат Минской областной специализированной юридической консультации «Судебная защита. Бизнес и хозяйство», доцент кафедры гражданского процесса и трудового права юридического факультета БГУ

4096 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Закон содержит нормы, предоставляющие национальным субъектам новые возможности в трансграничных спорах. Во-первых, он расширяет исключительную подсудность дел белорусским судам. Во-вторых, вводит принципиально новый для отечественного законодательства способ защиты — заявление о запрете инициировать или продолжать разбирательство в иностранном суде или арбитраже. 

Расширение исключительной подсудности дел белорусским судам 

По трансграничным спорам, возникающим между лицами, принадлежащими к разным государствам, одним из базовых процессуальных вопросов традиционно является вопрос о международной подсудности: суд какого именно государства компетентен рассмотреть и разрешить данное дело. Большинство норм о подсудности, содержащихся как в национальном законодательстве, так и в международных договорах, носят диспозитивный характер и могут быть изменены соглашением сторон посредством включения во внешнеэкономические договоры пророгационных или арбитражных соглашений, устанавливают компетенцию на рассмотрение вытекающих из договора споров судов определенного государства или какого-либо международного арбитражного суда.

Справочно.
В национальном процессуальном законодательстве большинства государств к компетенции местных судов относятся дела, имеющие какую-либо юридическую связь с территорией данного государства (например, если на территории такого государства находится или проживает ответчик либо находится спорное имущество).
Для обеспечения единообразного регулирования правила международной подсудности также включаются в международные договоры. Они, например, содержатся в заключенных Республикой Беларусь двусторонних договорах о правовой помощи, а также в многосторонних договорах — Соглашении о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (Киев, 1992 г.), и др.

Однако и в национальных законах, и в международных договорах закрепляются также правила исключительной международной подсудности: определенные дела относятся исключительно к компетенции суда конкретного государства. Обычно круг дел, относящихся к исключительной международной подсудности, не очень объемен, предопределен предметом требования и ограничивается делами, в которых, по мнению национального законодателя, имеется определенный публично-правовой элемент. 

Справочно.
Исключительная подсудность не может быть изменена пророгационным соглашением. Если иностранный суд рассмотрит такое дело и вынесет по нему решение, это решение не будет подлежать исполнению в государстве, к исключительной подсудности судов которого отнесено дело.

Исключительная подсудность определенных дел местным судам, разумеется, удобна прежде всего субъектам данного государства, поскольку исключает вероятность рассмотрения соответствующих требований в иностранных судах и нивелирует возможные неудобства, связанные с ведением процесса в иностранной юрисдикции.

Справочно.
В силу ст. 236 ХПК к исключительной компетенции белорусских экономических судов относятся, в частности, дела:
– по спорам в отношении находящегося в государственной собственности Республики Беларусь имущества;
– по спорам, предметом которых является недвижимое имущество, если оно находится на территории Республики Беларусь;
– по спорам, связанным с признанием недействительными ненормативных правовых актов государственных органов, органов местного управления и самоуправления Республики Беларусь, и т.д.

Статья 10 Закона расширяет круг дел, относящихся с исключительной компетенции белорусских судов.

Так, в силу п. 1 ст. 10 Закона к исключительной компетенции белорусских судов относятся:

1) дела по спорам с участием Республики Беларусь, белорусских юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и граждан, в отношении которых совершены недружественные действия;

2) дела по спорам с участием белорусских лиц между собой или с иностранными лицами, если основанием для таких споров являются недружественные действия.

Первая категория дел, как мы видим, относится к исключительной подсудности в силу определенного состава сторон — одной из них является белорусское лицо, в отношении которого совершены недружественные действия. При этом сами дела могут быть не связаны с совершением недружественных действий.

Вторая категория дел характеризуется тем, что сам спор связан с совершением недружественных действий, при этом его сторонами могут являться лица, в отношении которых недружественные действия не совершены.

Справочно.
В случае, если спор подпадает под критерии исключительной подсудности, указанные в п. 1 ст. 10 Закона, белорусское или иное лицо может в силу этого возбудить дело по своему иску в белорусском суде при условии, если к этому моменту спор по тождественному иску не находится в производстве иностранного суда или иностранного арбитража (п. 2 ст. 10 Закона).

Правила, установленные Законом, не отменяют возможности рассмотрения белорусскими судами иных трансграничных споров по общим правилам, установленным ст. 235–237 ХПК, например, если на территории Беларуси находится спорное имущество, либо спор вытекает из договора, по которому исполнение имело место или должно было иметь место на территории Беларуси, либо стороны включили в договор пророгационное соглашение о компетенции белорусского суда и т.д.

Справочно.
В силу п. 3 ст. 10 Закона если пророгационное или арбитражное соглашение о компетенции иностранного суда или арбитража не может быть исполнено вследствие нарушения в отношении одной из сторон действий, создающих ей препятствия в защите прав и интересов, то такое соглашение не исключает наличие у белорусского суда исключительной подсудности на рассмотрение дела.

При этом содержание правил исключительной подсудности в смысле Закона не вполне соответствует содержанию правил исключительной подсудности в понимании процессуального законодательства. Правила исключительной подсудности, установленные ст. 10 Закона, могут быть изменены не только международным договором, но и пророгационным соглашением сторон, устанавливающим подсудность спора суду другого государства. Правила же исключительной подсудности, установленные ХПК, не могут быть изменены соглашением сторон. Таким образом, ст. 10 Закона предоставляет национальным субъектам дополнительные возможности для рассмотрения дел с их участием в белорусских судах, нивелируя в этих случаях затруднения и риски, связанные с процессом в иностранной юрисдикции.

Заявление о запрете инициировать или продолжать разбирательство 

Статья 11 Закона вводит принципиально новый для отечественного законодательства способ защиты — заявление о запрете инициировать или продолжать разбирательство в иностранном суде или в иностранном арбитражном суде (далее — заявление о запрете).

Справочно.
Институт «антиискового запрета» исторически характерен для стран англосаксонской системы права (англ. – antisuit injunction). Он традиционно активно применяется английскими и американскими судами, однако в последние годы стал заимствоваться и странами континентальной системы права.

Цель заявления о запрете — получить постановление национального суда, декларирующее, что возбуждение или продолжение конкретного процесса в иностранном суде или арбитраже с участием определенного лица (лиц) недопустимо с точки зрения национального законодательства.

Белорусский субъект, будучи вовлеченным (обычно — в качестве ответчика) в судебный или арбитражный процесс в иностранном государстве, практически всегда сталкивается с дилеммой — стоит ли ему активно защищать свои права либо следует занять более пассивную позицию или вообще игнорировать этот процесс. Активная защита обычно требует расходов времени и средств — необходимо найти иностранного представителя, оплатить его вознаграждение, нести судебные и арбитражные расходы, расходы, связанные с подбором и представлением доказательств, и т.д. Пассивное ожидание или игнорирование процесса исключают расходы, однако существенно повышают вероятность вынесения решения в пользу другой стороны. Последующий отказ  в признании и приведении в исполнение иностранного судебного или арбитражного решения возможен только по мотивам процессуального характера. Проверка иностранного решения по существу национальным судом не производится. 

Конечно, белорусский субъект может заявить иностранному суду, рассматривающему дело, об отсутствии у последнего юрисдикции вследствие исключительной подсудности дела белорусскому суду в силу ст. 10 Закона. Однако иностранный суд может с этим не согласиться и продолжить рассмотрение дела. Поскольку дела в иностранных судах и арбитражах рассматриваются достаточно долго, зачастую — на протяжении нескольких лет, это создает для белорусского субъекта длительную правовую неопределенность относительно правомерности процесса в иностранной юрисдикции.

Статья 11 Закона позволяет лицу, являющемуся стороной в судебном или арбитражном процессе, начатом в иностранной юрисдикции, превентивно, до вынесения иностранным судом или арбитражем решения, обратиться в белорусский суд с заявлением о запрете, имеющим основную цель обеспечить правовую определенность — получить постановление белорусского суда, констатирующее, имеет ли иностранный суд или арбитраж юрисдикцию на рассмотрение спора с учетом норм белорусского права об исключительной компетенции белорусских судов. Такое же право есть у белорусского лица, если процесс в иностранной юрисдикции не начат, однако имеются доказательства, что разбирательство будет инициировано (например, получена претензия или копия искового заявления, оппонентом подано в арбитражный институт требование об арбитраже и т.д.). 

Справочно.
Заявление о запрете должно соответствовать по содержанию общим требованиям, предусмотренным ХПК, а также специальным требованиям, содержащимся в п. 2 ст. 11 Закона, и не облагается госпошлиной (п. 1 ст. 12 Закона, подп. 2.11 п. 2 ст. 285 НК).

Обращаясь с заявлением о запрете и далее, в ходе его рассмотрения, заявитель должен обосновать исключительную подсудность белорусскому суду дела, которое рассматривает или собирается рассматривать иностранный суд либо арбитраж, и доказать наличие соответствующих обстоятельств. Так, заявитель должен доказать совершение в отношении него недружественных действий либо что основанием спора являются такие действия, а если при этом сторонами заключено пророгационное или арбитражное соглашение о компетенции иностранного суда или арбитража — наличие обстоятельств, свидетельствующих о невозможности исполнения этого соглашения вследствие наличия препятствий к защите прав и интересов заявителя. В качестве таких обстоятельств могут быть, на наш взгляд, расценены затруднения в поиске и привлечении иностранного представителя вследствие наличия ограничений либо отказа местных юристов оказывать стороне профессиональную помощь, сложности с оплатой судебных или арбитражных расходов вследствие банковских ограничений и т.д.

Справочно.
Заявление о запрете подсудно экономическому суду по месту нахождения или месту жительства заявителя, при его отсутствии на территории Беларуси – суду по месту нахождения или месту жительства другой стороны, а при его отсутствии — экономическому суду г. Минска.

Заявитель должен указать конкретные требования, по которым возбуждено или может быть возбуждено дело в иностранном суде. Из ст. 11 Закона следует, что обращение с заявлением о запрете возбуждать любые судебные процессы против конкретного субъекта невозможно.

Справочно.
Исходя из смысла ст. 11 Закона, удовлетворение заявления о запрете невозможно, если иностранным судом или арбитражем по делу уже вынесено финальное решение. В этом случае защита прав заинтересованного лица должна осуществляться посредством обжалования вынесенного решения или посредством возражений против его признания и приведения в исполнение на территории Беларуси.

По заявлению о запрете экономическим судом возбуждается отдельное дело, которое рассматривается в состязательном процессе по общим правилам хозяйственного судопроизводства (п. 10 ст. 11 Закона). Исходя из установленного Законом средства возбуждения дела (заявление), дела по заявлениям о запрете являются неисковыми. Вторая сторона уведомляется о процессе и может представлять свои возражения против удовлетворения заявления о запрете. Неявка надлежаще извещенной стороны не является препятствием для рассмотрения дела (п. 11 ст. 11 Закона).

По результатам рассмотрения дела экономический суд выносит решение о запрете инициировать или продолжать разбирательство в иностранном суде или арбитраже либо об отказе в таком запрете. Это решение подлежит немедленному исполнению, но может быть обжаловано в апелляционном, кассационном и надзорном порядке по общим правилам ХПК.

Понятно, что лицо, являющееся второй стороной в процессе в иностранном суде или арбитраже, может продолжить процесс, игнорируя решение белорусского суда о запрете. Это решение могут также проигнорировать иностранные судьи или арбитры, не отказавшись от своей юрисдикции на рассмотрение спора. 

Однако при наличии решения белорусского экономического суда о запрете вынесенное по спору иностранное решение не будет подлежать исполнению на территории Республики Беларусь, поскольку его исполнение в этом случае будет противоречить публичному порядку нашей страны (абз. 8 ч. 1 ст. 248 ХПК).

Таким образом, рассмотрение белорусскими судами заявления о запрете направлено прежде всего на превентивную защиту прав и интересов национальных субъектов и создание для них правовой определенности относительно наличия или отсутствия исключительной компетенции белорусского суда по конкретному спору.

Резюме
1. Новый Закон расширяет круг дел, относящихся к исключительной компетенции белорусских судов, дополнительно относя к ним в п. 1 ст. 10 дела по спорам с участием белорусских лиц, в отношении которых совершены недружественные действия, и дела по спорам любых лиц, если основанием спора являются недружественные действия.
2. При наличии исключительной компетенции белорусского суда лицо может обратиться с иском в белорусский суд, если дело по тождественному спору не возбуждено в иностранном суде.
3. Исключительная подсудность белорусского суда по делам, указанным в п. 1 ст. 10 Закона, не действует, если иные правила подсудности вытекают из международного договора либо из заключенного сторонами пророгационного или арбитражного соглашения, устанавливающего компетенцию иностранного суда или арбитража. Однако если это соглашение не может быть исполнено вследствие совершения в отношении одной из сторон действий, создающих ей препятствия в защите прав и интересов, наличие у белорусского суда исключительной подсудности на рассмотрение дела не исключается.
4. Правила, установленные Законом, не отменяют возможности рассмотрения белорусскими судами иных трансграничных споров по общим правилам, установленным ст. 235–237 ХПК, например, если на территории Беларуси находится спорное имущество либо спор вытекает из договора, по которому исполнение имело место или должно было иметь место на территории Беларуси.
5. В силу ст. 11 Закона лицо может обратиться в экономический суд с заявлением о запрете инициировать или продолжать конкретный процесс в иностранном суде или арбитраже, поскольку дело относится к исключительной компетенции белорусских судов.

4096 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме
-->