Вы на портале

Схожесть фирменного наименования, ведущая к тождественности

Ситуация: УП «Центр дезинфекции и стерилизации» подало в судебную коллегию по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда иск в отношении ООО «Центр дезинфекции и стерилизации «Стердездело» о нарушении исключительного права истца на фирменное наименование, поскольку без его согласия используется сходное до степени смешения фирменное наименование при оказании однородных услуг. УП требовало прекратить нарушение исключительного права на фирменное наименование путем внесения изменений в учредительные документы ООО «Центр дезинфекции и стерилизации «Стердездело», а именно исключить из наименования ответчика слова «Центр дезинфекции и стерилизации».

Обновлено
Данильченко Александр
Данильченко Александр

управляющий партнер ООО «Юридическое агентство "КлеверКонсалт"»

Карпекин Антон
Карпекин Антон

старший юрист ООО «Юридическое агентство "КлеверКонсалт"»

5279 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Решение суда: Сопоставив обозначение «Центр дезинфекции и стерилизации «Стердездело», являющееся индивидуализирующей частью фирменного наименования ответчика, с индивидуализирующей частью «Центр дезинфекции и стерилизации» фирменного наименования истца, формы и способы использования истцом и ответчиком сравниваемых обозначений в гражданском обороте при оказании однородных услуг, суд пришел к выводу, что используемое ответчиком обозначение не является похожим на индивидуализирующую часть фирменного наименования истца настолько, что приводит к отождествлению указанных юридических лиц в гражданском обороте. В удовлетворении иска было отказано.


Обстоятельства дела

Согласно уставу Санитарно-профилактического коммунального унитарного предприятия «Центр дезинфекции и стерилизации» (далее — истец), утвержденному главным врачом Минского городского центра гигиены и эпидемиологии в 2000 г., сокращенное наименование истца — УП «Центр дезинфекции и стерилизации», фирменное наименование — «Центр дезинфекции и стерилизации»*.

* Наименования обоих юридических лиц по этическим соображениям вымышлены, но максимально приближены к реальным.

В 2013 г. было зарегистрировано ООО «Центр дезинфекции и стерилизации «Стердездело» (далее — ответчик), в соответствии с уставом которого сокращенное наименование ответчика — ООО «ЦДС «Стердездело», фирменное наименование — «Центр дезинфекции и стерилизации «Стердездело». Истцом было заявлено требование о прекращении нарушения его исключительного права на фирменное наименование путем внесения изменений в учредительные документы ответчика, а именно исключения из его наименования слов «Центр дезинфекции и стерилизации».

Позиция истца

Ответчиком нарушено исключительное право на средство индивидуализации (п. 2 ст. 980 ГК, ст. 1015 ГК) — фирменное наименование, закрепленное п. 1 ст. 1013 ГК, так как фирменное наименование ответчика сходно до степени смешения с фирменным наименованием истца, что противоречит п. 3 ст. 1013 ГК, подп. 1 п. 3 ст. 1 Парижской конвенции по охране промышленной собственности (г. Париж, 20.03.1883). При этом разрешения на использование фирменного наименования истца ответчиком получено не было.

Объекты авторского права: виды и возникновение правовой защиты - читайте в статье.

Согласно п. 3 ст. 1013 ГК не может быть зарегистрировано фирменное наименование юридического лица, похожее на уже зарегистрированное настолько, что это может привести к отождествлению соответствующих юридических лиц.

Ответственность за использование нелицензионного ПО - объясняет адвокат практики интеллектуальной собственности Sorainen Марина Головницкая. Смотреть видео.

В соответствии со ст. 139 ГК, п. 1 ст. 1013 ГК юридическому лицу предоставлено исключительное право использовать свое фирменное наименование. Согласно п. 1 ст. 989 ГК защита исключительных прав осуществляется способами, предусмотренными ст. 11 ГК. В силу п. 3 ст. 11 ГК защита гражданских прав осуществляется в том числе путем пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

Таким образом, истцом было заявлено требование о прекращении нарушения его исключительного права на фирменное наименование путем внесения изменений в учредительные документы ответчика, а именно исключения из его наименования слов «Центр дезинфекции и стерилизации».

Позиция ответчика

Ответчиком были выполнены все требования законодательства (в том числе п. 3 ст. 1013 ГК) по согласованию собственного наименования на момент его регистрации как юридического лица.

Общие положения. В соответствии с п. 11 постановления Совета Министров Республики Беларусь от 05.02.2009 № 154 «Об утверждении Положения о порядке согласования наименований коммерческих и некоммерческих организаций» наименование не может быть согласовано, если в ЕГР имеются записи о юридических лицах, имеющих наименования, тождественные наименованиям, предложенным для согласования. Подпунктом 1.1 п. 1 постановления Министерства юстиции Республики Беларусь от 05.03.2009 № 20 «О согласовании наименований юридических лиц» (далее — постановление № 20) определено, что согласование наименования юридического лица производится уполномоченным сотрудником регистрирующего органа путем оценки на предмет тождественности предложенного заявителем наименования с наименованиями, внесенными в ЕГР.

Специальные положения. В п. 2 постановления Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 28.09.2005 № 35 «Об утверждении номенклатуры организаций здравоохранения» (далее — постановление № 35) закреплено, что полное наименование организации, основной целью деятельности которой является осуществление медицинской и (или) фармацевтической деятельности, помимо сведений, обязательных для указания в соответствии с законодательством, может дополнительно содержать указание на специализацию, функциональные особенности, подчиненность и др.

В соответствии с постановлением Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 21.03.2013 № 24 «Об утверждении Санитарных норм и правил <…>» к медицинской и (или) фармацевтической деятельности относится проведение дезмероприятий (относящихся к основному виду деятельности истца и ответчика), которые проводятся в том числе центрами дезинфекции и стерилизации.

По мнению ответчика, нарушение п. 3 ст. 1013 ГК отсутствует, так как при регистрации юридического лица была проведена оценка наименования ответчика на предмет тождественности и не было выявлено сходства предложенного ответчиком наименования до степени смешения с каким-либо из уже имеющихся наименований, о чем была выдана справка о согласовании наименования. Таким образом, государственным органом было санкционировано использование наименования «Центр дезинфекции и стерилизации «Стердездело». Также ответчиком был дополнительно сделан запрос о допустимости использования наименования «Центр дезинфекции и стерилизации «Стердездело» в Министерство юстиции, которое в силу подп. 1.17 п. 1 постановления № 20 разрешает спорные вопросы, возникающие при согласовании наименования юридического лица. Ответчику был дан ответ, что приведенное выражение может входить в состав наименования юридического лица.

1. Ответчику не требуется разрешение истца на использование выражения «Центр дезинфекции и стерилизации», так как оно является общедоступным и содержится в наименованиях как минимум 10 юридических лиц, зарегистрированных на территории Республики Беларусь согласно сведениям ЕГР.

В подп. 1.9-2 п. 1 постановления № 20 определено, что согласование наименований юридических лиц, содержащих наименования уже существующих юридических лиц, может быть произведено только с разрешения существующего юридического лица. При этом регистрирующим органом было согласовано наименование ответчика без указаний на необходимость получения разрешения у истца или у остальных 10 юридических лиц, наименование которых также содержит общедоступные слова «Центр дезинфекции и стерилизации», указывающие, согласно постановлению№ 35, на специализацию вида деятельности юридического лица.

2. Утверждение истца, что фирменное наименование ответчика сходно до степени смешения с фирменным наименованием истца, необоснованно в силу следующего.

В действующем законодательстве Республики Беларусь нет четко определенного понятия фирменного наименования юридического лица. В соответствии с п. 1 ст. 50 ГК юридическое лицо имеет свое наименование, содержащее указание на его организационно-правовую форму. В п. 2 ст. 1013 ГК закреплено, что фирменное наименование юридического лица указывается в его учредительных документах и подлежит регистрации. В соответствии с подп. 1.5 п. 1 постановления № 20 коммерческая организация обязана иметь специальное наименование, то есть индивидуализирующую юридическое лицо часть наименования, содержащуюся в кавычках.

Таким образом, можно сделать следующий вывод: часть наименования до кавычек содержит информацию об организационно-правовой форме, собственнике имущества и сфере деятельности юридического лица и не относится к индивидуализирующему фирменному наименованию. Истец и ответчик имеют разные организационно-правовые формы (КУП и ООО) и разные виды собственности (государственная и частная), что, по мнению ответчика, в том числе не может привести к отождествлению перед потребителем.

Часть наименования в кавычках можно разделить на две части:
1) факультативная — часть, носящая необязательный, вспомогательный, рекламный, иной характер, например: ООО «Юридическая группа «…»; ООО «Рекламно-информационное агентство «…»;
2) обязательная — оригинальное слово или словосочетание, позволяющее индивидуализировать юридическое лицо, отличить его от других, занимающихся аналогичной деятельностью, например: ООО «Юридическая группа «Право» и ООО «Юридическая группа «Лекс»; ООО «Рекламно-информационное агентство «Вечерний Гродно» и ООО «Рекламно-информационное агентство «Полушки» и т.д.

Ответчик настаивал, что при сравнении обязательных, индивидуализирующих частей фирменного наименования сторон («Центр дезинфекции и стерилизации» у истца и «Стердездело» у ответчика) обязательные, индивидуализирующие части фирменного наименования сторон не являются схожими.

При сравнении факультативных частей фирменных наименований сторон усматривается, что такая часть у истца отсутствует в принципе, тем самым тождественность по данному основанию также отсутствует.

Написание фирменного наименования истца и ответчика имеет существенные различия при графическо-буквенном исполнении и визуальном восприятии.

Так, у истца в фирменном наименовании все буквы заглавные, а у ответчика фирменное наименование содержит преимущественно строчные буквы и только 3 — заглавные.

На фирменном бланке истца имеется герб Республики Беларусь, что указывает на государственную форму собственности, он выполнен в цвете в две колонки (русская/белорусская), а у ответчика основной акцент делается на индивидуализирующее слово «Стердездело», бланк выполнен в черно-белом стиле. Таким образом, ни визуально, ни при прочтении фирменных наименований отождествления компаний друг с другом не происходит.

Таким образом, п. 3 ст. 1013 ГК допускает схожесть с уже зарегистрированным юридическим лицом, но только если такая схожесть не приводит к отождествлению субъектов хозяйствования. Поэтому ключевым показателем нарушения исключительного права является не одна лишь схожесть фирменных наименований, а ряд факторов:

  • соотношение, в каких частях фирменных наименований (обязательной или факультативной) имеется схожесть;
  • соотношение организационно-правовых форм;
  • наличие иных субъектов, зарегистрированных в ЕГР, с аналогичной схожестью;
  • характер деятельности, однородность оказываемых услуг;
  • территориальное расположение;
  • формы и способы использования обозначений в гражданском обороте, в том числе графическо-буквенное отображение в используемой документации, печати, рекламе, Интернете и т.д., на основании чего в совокупности устанавливается, ведет ли схожесть наименований к отождествлению.

Выводы суда

На основании предоставленных официальных бланков истца, копий устава истца и документов, связанных с деятельностью истца (договоров об оказании услуг, заявок на проведение работ и актов выполненных работ, свидетельств и сертификатов соответствия, выданных на имя истца, деловой переписки), было установлено, что истец оказывает услуги, используя свое фирменное наименование, выполненное в обычном графическом исполнении, как в полном, так и в сокращенном его написании.

По делу также установлено, что при осуществлении хозяйственной деятельности ответчик использует свое фирменное наименование с выделением в нем слова «Стердездело», которое на официальных бланках ответчика, его печати, рекламных объявлениях, размещенных в сети Интернет, выполнено в виде логотипа заглавными буквами в большем масштабе по сравнению с иными элементами его фирменного наименования.

Сопоставив обозначение «Центр дезинфекции и стерилизации «Стердездело» с индивидуализирующей частью «Центр дезинфекции и стерилизации» фирменного наименования истца, суд пришел к выводу, что используемое ответчиком обозначение не является похожим на индивидуализирующую часть фирменного наименования истца настолько, что приводит к отождествлению указанных юридических лиц в гражданском обороте.

По мнению суда, индивидуализирующая часть фирменного наименования ответчика, содержащая слово «Стердездело», позволяет потребителю выделить этого хозяйствующего субъекта относительно оказываемых услуг среди юридических лиц, индивидуализирующая часть которых включает или состоит из слов «Центр дезинфекции и стерилизации».

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что требование истца о прекращении нарушения ответчиком исключительного права на фирменное наименование истца является необоснованным и удовлетворению не подлежит.

***

В действующем законодательстве по-прежнему не решен вопрос о том, в каком объеме соотносятся обязательная и вспомогательная части фирменного наименования и в каком объеме они должны совпадать для признания их схожими настолько, что это может привести к отождествлению соответствующих лиц. Верховный Суд Республики Беларусь с учетом совокупности всех факторов пришел к выводу, что совпадение факультативной части фирменного наименования ответчика (ООО «Центр дезинфекции и стерилизации «Стердездело») с обязательной частью фирменного на-именования истца (УП «Центр дезинфекции и стерилизации») при общем для них виде деятельности, территории оказания услуг и при различных организационно-правовых формах, формах собственности и графическом изображении наименований в документации, используемой в деятельности, не приводит к тождественности таких лиц.

5279 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме