Вы на портале

Требование кредитора в иностранной валюте: взгляд суда и управляющего

Ситуация: между ООО «А» и ЧТУП «Б» заключен договор займа в белорусских рублях в размере, эквивалентном сумме в долларах США. Возврат займа не осуществлялся. Решением суда с ЧТУП «Б» взыскана задолженность по основному долгу и штрафным санкциям. В отношении ЧТУП «Б» определением экономического суда открыто конкурсное производство. Кредитор направил антикризисному управляющему должника требование о включении в реестр требований кредиторов требования на общую сумму 226 000 долл. США и 445 989 бел. руб. 63 коп. Указанное требование было включено управляющим в реестр требований кредиторов должника частично. Кредитор направил в экономический суд заявление о признании его требований.

Обновлено
Карпекин Антон
Карпекин Антон

старший юрист ООО «Юридическое агентство "КлеверКонсалт"»

Асипков Владислав
Асипков Владислав

юрист ООО «Юридическое агентство "КлеверКонсалт"»

7427 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Выводы из решения суда: в случае, когда имеется решение суда о взыскании задолженности по договору в белорусских рублях, требование кредитора подлежит включению в реестр требований кредиторов в белорусских рублях. Наличие решения общего или экономического суда является отправной точкой не только при установлении суммы для заявления требования кредитора, но и при определении базы для начисления штрафных санкций в случаях, когда обязательство выражено в белорусских рублях в размере, эквивалентном сумме в долларах США.

Обстоятельства дела

Между ООО «А» (далее — кредитор) и ЧТУП «Б» (далее — должник) был заключен договор займа (далее — договор займа), по которому кредитор перечислил должнику заем в белорусских рублях в размере, эквивалентном сумме 226 000 долл. США. Обязательства по возврату займа должником не исполнялись, в связи с чем у него возникла задолженность перед кредитором по основному долгу, а также по штрафным санкциям. Решением суда от 24.11.2015 с должника в пользу кредитора была взыскана сумма в размере 399 748 бел. руб. 80 коп. основного долга по договору займа, а также 5 760 бел. руб. 00 коп. в возмещение расходов по уплате государственной пошлины.

Определением экономического суда в отношении должника было открыто конкурсное производство. Согласно ст. 90 Закона Республики Беларусь от 13.07.2012 № 415-З «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) платежные обязательства должника, выраженные в иностранной валюте, включаются в реестр требований кредиторов по предложению кредитора либо в этой валюте, либо в белорусских рублях путем перерасчета иностранной валюты по официальному курсу белорусского рубля, установленному Национальным банком Республики Беларусь (далее — Нацбанк) к соответствующей иностранной валюте на дату открытия конкурсного производства. На этом основании кредитор направил антикризисному управляющему должника (далее — управляющий) требование о включении в реестр требований кредиторов требования кредитора на общую сумму 226 000 долл. США и 445 989 бел. руб. 63 коп. (основной долг в размере 226 000 долл. США, а также штрафные санкции: 67 818 бел. руб. 48 коп. — проценты за пользование денежными средствами (проценты за пользование займом); 249 638 бел. руб. 24 коп. — пеня за нарушение срока возврата денежных средств; 122 772 бел. руб. 91 коп. — проценты за пользование чужими денежными средствами за нарушение срока возврата денежных средств (проценты в соответствии со ст. 366 ГК; 5 760 бел. руб. 00 коп. — возмещение расходов по уплате государственной пошлины)).

Субсидиарная ответственность: как кредитору получить возмещение своих потерь и как от нее защититься управленцу - читайте в статье.

Указанное требование было включено управляющим в реестр требований кредиторов должника частично. Так, управляющий включил в реестр требований кредиторов должника требования по основному долгу, по процентам за пользование денежными средствами кредитора, а также по возмещению расходов по уплате государственной пошлины. Во включении в реестр требований кредиторов должника требований кредитора о пене за нарушение срока возврата денежных средств кредитора и процентов за пользование чужими денежными средствами за нарушение срока возврата денежных средств кредитора управляющим было отказано.

Возражения по результатам рассмотрения управляющим требования кредитора

Законодательством предусмотрена возможность оспаривания результатов рассмотрения управляющим требования кредитора.

Справочно.
Исходя из ст. 92 Закона о банкротстве, если кредитор не согласен с результатом рассмотрения его требования, он может выдвинуть свое возражение, одновременно направив управляющему и в суд заявление о требовании.

Кредитор воспользовался указанной возможностью и направил в экономический суд заявление о признании его требований по взысканию 249 638 бел. руб. 24 коп. пени за нарушение срока возврата денежных средств кредитора, а также 122 772 бел. руб. 91 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами за нарушение срока возврата денежных средств кредитора.

В своем требовании, а также в заявлении о признании требования кредитор указывал на следующие обстоятельства:

  1. В соответствии с договором займа должник обязуется возвратить кредитору сумму в белорусских рублях, эквивалентную сумме 226 000 долл. США по курсу Нацбанка на дату перечисления денежных средств.
  2. Согласно договору займа у должника присутствует обязанность по уплате процентов за пользование денежными средствами кредитора.
  3. Должник в добровольном порядке обязательства по возврату денежных средств и уплате процентов за пользование ими не исполнил.
  4. Договором займа предусмотрены штрафные санкции за неисполнение должником обязательств по договору займа, а именно пеня за каждый день просрочки возврата суммы займа. Расчет пени кредитор произвел, исходя из суммы основного долга в белорусских рублях по курсу Нацбанка на дату открытия конкурсного производства в отношении должника.
  5. В силу части третьей п. 1 ст. 366 ГК в случае, если денежное обязательство в соответствии с законодательством подлежит оплате в белорусских рублях в размере, эквивалентном определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах, проценты начисляются на подлежащую оплате сумму в белорусских рублях, определенную по официальному курсу соответствующей валюты или условных денежных единиц на день исполнения денежного обязательства либо его соответствующей части, а в случае взыскания долга в судебном порядке — на день вынесения решения судом.

Ссылаясь на указанную норму, на часть первую ст. 366 ГК, а также на то обстоятельство, что исходя из условий договора займа кредитор перечислил должнику заем в белорусских рублях в размере, эквивалентном сумме 226 000 долл. США, кредитор рассчитал проценты за пользование чужими денежными средствами исходя из суммы основного долга в белорусских рублях по курсу Нацбанка на дату открытия конкурсного производства в отношении должника.

Выводы суда

Рассмотрев в судебном заседании вопрос о возникших разногласиях между кредитором и управляющим, экономический суд установил следующее:

1. Согласно ст. 6 Закона о банкротстве размер платежных обязательств по требованиям кредиторов к должнику считается установленным, если он подтвержден вступившим в законную силу решением общего или экономического суда, исполнительными и иными правоустанавливающими документами. Вместе с тем суд указал, что в соответствии с частью первой ст. 298 ГК денежные обязательства должны быть выражены в белорусских рублях. В денежном обязательстве может быть предусмотрено, что оно подлежит оплате в белорусских рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах.

С учетом вышеизложенного экономический суд сделал вывод о том, что так как по спору между кредитором и должником имеется решение суда от 24.11.2015 о взыскании задолженности по договору займа в белорусских рублях, то и требование кредитора подлежит включению в реестр требований кредиторов в белорусских рублях, а именно в сумме 399 748 бел. руб. 80 коп.

Таким образом, в случаях, когда имеется вступившее в законную силу решение общего или экономического суда, такое решение является первичным и обладает верховенством над иными правоустанавливающими документами. Иными словами, имея вынесенное решение суда по конкретному спору, кредитор не вправе заявлять требование кредитора по тому же предмету, исходя из первичных правоустанавливающих документов.

2. Опираясь на часть третью п. 1 ст. 366 ГК, а также часть первую ст. 298 ГК, экономический суд согласился с доводами кредитора о том, что на сумму основного долга должника перед ответчиком подлежат уплате проценты за пользование чужими денежными средствами (ст. 366 ГК). При этом экономический суд установил, что проценты за пользование чужими денежными средствами подлежат начислению на сумму 226 000 долл. США, определенную по курсу Нацбанка на дату вынесения решения от 24.11.2015.

Таким образом, экономический суд еще раз подтверждает свою позицию о том, что решение общего или экономического суда, в случае его наличия, является отправной точкой не только при установлении суммы для заявления требования кредитора, но и при определении базы для начисления штрафных санкций в случаях, когда обязательство выражено в белорусских рублях в размере, эквивалентном сумме в долларах США.

3. В договоре займа указано, что пеня исчисляется в размере 0,1 % от суммы невозвращенного долга за каждый день просрочки платежа. Соответственно, базой для начисления пени будет являться денежная сумма в белорусских рублях, исчисленная на сумму в иностранной валюте, исходя из курса этой валюты, установленного на календарную дату, являющуюся по условиям договора займа последним днем надлежащего исполнения платежного обязательства. В указанном случае это 20.02.2015.

Таким образом, суд сделал вывод о том, что так как должник, исходя из условий договора займа, был обязан возвратить заем не позднее 20.02.2015, а в случае надлежащего исполнения должником своих обязательств указанная сумма возвращалась бы в белорусских рублях в размере, эквивалентном сумме в долларах США, то в случае ненадлежащего исполнения обязательства (которое имеет место в рассматриваемой ситуации) пеня подлежит начислению на сумму задолженности в белорусских рублях в размере, эквивалентном сумме в долларах США, на последний день надлежащего исполнения обязательства.

Из позиции суда можно сделать вывод, что в случае, если бы должник возвратил заем, например, 01.03.2015, основной долг исчислялся бы исходя из курса Нацбанка на дату возврата займа, то есть на 01.03.2015 (в соответствии с условиями договора займа), а пеня при этом исчислялась бы исходя из курса Нацбанка на последний день надлежащего исполнения обязательства, то есть на 20.02.2015.

Апелляционная инстанция

Кредитор подал апелляционную жалобу на определение экономического суда, которым суд обязал управляющего включить в реестр требований должника требования кредитора в сумме 681 873 бел. руб. 23 коп., из которых:

  • 399 748 бел. руб. 80 коп. — основной долг;
  • 112 686 бел. руб. 53 коп. — проценты за пользование чужими денежными средствами;
  • 169 437 бел. руб. 90 коп. — пеня.

Кредитор был не согласен с указанным определением в силу того, что сумма основного долга в размере 226 000 долл. США управляющим не оспаривалась и изначально была включена в реестр требований кредиторов. Вместе с тем данная сумма была самостоятельно заменена судом на 399 748 бел. руб. 80 коп. в соответствии с более ранним решением суда от 24.11.2015, а не на основании поданного ходатайства «О внесении изменений в реестр требований кредитора». При этом кредитор в своем ходатайстве просил управляющего внести изменения в реестр требований кредиторов и заменить требования кредитора в размере 226 000 долл. США на требования кредитора в размере 442 621 бел. руб., исходя из курса Нацбанка на дату открытия конкурсного производства (часть третья ст. 90 Закона о банкротстве). Аналогично с определением размера задолженности по основному долгу суд при вынесении определения самостоятельно произвел расчет пени и процентов за пользование чужими денежными средствами, исходя из суммы основного долга, указанной в решении суда от 24.11.2015.

Применительно к определению размера обязательства кредитора по основному долгу существовало одновременно два основания, согласующихся с частью шестой ст. 6 Закона о банкротстве:

  1. вступившее в законную силу решение суда — решение суда от 24.11.2015 с присуждением основного долга в размере 399 748 бел. руб. 80 коп.;
  2. иной правоустанавливающий документ — договор займа с расчетом 442 621 бел. руб., исходя из курса на дату открытия конкурсного производства, на основании первичных документов (договора займа).

Такие правоустанавливающие документы перечислены в ст. 7 ГК, согласно которой гражданские права и обязанности возникают в том числе:

  • из договоров и иных сделок, предусмотренных законодательством, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законодательством, но не противоречащих ему;
  • из судебного решения, установившего гражданские права и обязанности;
  • из других оснований.

Следовательно, договор займа является правоустанавливающим документом, на основании которого определяется размер задолженности должника.

В то же время экономическим судом первой инстанции был определен размер обязательства по основному долгу кредитора исходя из приоритета решения суда над правоустанавливающими документами, на которых основывалось требование кредитора (договором займа).

Однако в Законе о банкротстве, в том числе в постановлениях Пленума Верховного Суда Республики Беларусь, Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь, не содержится правила, устанавливающего приоритет решения суда над иными правоустанавливающими документами при наличии обоих оснований в определении размера обязательства должника.

По результатам рассмотрения апелляционной жалобы определение экономического суда было оставлено без изменений, а апелляционная жалоба кредитора — без удовлетворения.

Кассационная инстанция

Кредитором была подана кассационная жалоба на вышеописанное определение экономического суда и постановление апелляционной инстанции экономического суда. Аналогичным образом кредитор был не согласен с размером суммы основного долга, который повлиял на размер пени и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Кредитор указал, что согласно п. 2 ст. 90 Закона о банкротстве платежные обязательства должника, выраженные в иностранной валюте, включаются в реестр требований кредиторов по предложению кредитора либо в этой валюте, либо в белорусских рублях путем перерасчета иностранной валюты по официальному курсу белорусского рубля, установленному Нацбанком к соответствующей иностранной валюте на дату открытия конкурсного производства.

Кредитор указывал в кассационной жалобе, что исходя из части второй п. 1 ст. 298 ГК в денежном обязательстве может быть предусмотрено, что оно подлежит оплате в белорусских рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах («специальных правах заимствования» и др.). В этом случае подлежащая оплате в рублях сумма определяется по официальному курсу соответствующей валюты или условных денежных единиц на день платежа, если иной курс или иная дата его определения не установлены законодательством или соглашением сторон.

Позиция кредитора основывалась на том, что в силу ст. 6, 89, 90 Закона о банкротстве платежные обязательства должника, выраженные в иностранной валюте, включаются в реестр требований кредиторов по предложению кредитора либо в этой валюте, либо в белорусских рублях путем перерасчета иностранной валюты по официальному курсу белорусского рубля, установленному Нацбанком к соответствующей иностранной валюте на дату открытия конкурсного производства.

Кредитор указал, что вынесенным решением суда от 24.11.2015 суд установил факт нарушения обязательств должника перед кредитором и определил необходимость уплаты суммы основного долга в размере 399 748 бел. руб. 80 коп., что на тот момент составляло эквивалент 226 000 долл. США, однако не заменило и не отменило обязательств кредитора перед должником согласно заключенному между сторонами договору займа.

Таким образом, у кредитора было право заявлять требования кредитора как на основании вынесенного решения от 24.11.2015 в размере 399 748 бел. руб. 80 коп., так и на основании договора займа в размере 226 000 долл. США, что на дату открытия конкурсного производства составило 442 621 бел. руб., чем и воспользовался кредитор.

По результатам рассмотрения кассационной жалобы определение экономического суда и постановление апелляционной инстанции были оставлены без изменений, а кассационная жалоба кредитора — без удовлетворения.

***

Делать вывод, что подобным образом сформирована вся судебная практика по определению размера задолженности должника с «приоритетом» решений суда, нежели первичных документов (договоров, накладных и т.д.), было бы несколько необоснованно. Однако при поиске кредиторами наиболее оптимальных решений по заявлению своих требований в процедуре банкротства (заявление в валюте, пересчет в белорусские рубли и т.д.) необходимо принимать во внимание и просчитывать риски рассмотрения и включения требований с учетом описанной практики.

7427 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме