Включение в реестр требований кредиторов: надлежащие документы уже не нужны?

Антикризисный управляющий включил в реестр требование кредитора только на основании данных бухгалтерского учета должника, не приложив надлежаще оформленные документы, подтверждающие задолженность. Суд принял во внимание свидетельские показания бывшего управляющего о том, что он видел оригиналы документов. Это кардинальное изменение судебной практики. К чему оно может привести?

Обновлено
Кирилюк Михаил
Кирилюк Михаил

Адвокат, учредитель ООО «МК-Консалтинг»

Кубраков Алексей

юрисконсульт ООО «МК-Консалтинг»

7746 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Ситуация: ООО «А» был поставлен товар компанией «AS». В результате многочисленных уступок права требования данное право перешло к «W», которая заявила свое требование управляющему ООО «А». Управляющий включил в реестр требований кредиторов долг за товар на основании заверенной копии соглашения между компаниями «Q» и «W» о передаче обязательств, а также копии доверенности на подписание заявления. Заинтересованное лицо обратилось с жалобой на действия управляющего.

Выводы из решения суда: поскольку факт задолженности ООО «А» перед кредитором «AS» отражен в бухгалтерском учете банкрота, признавался заинтересованным лицом в период осуществления им полномочий директора ООО «А» и ранее в реестр было включено требование кредитора «В», то управляющий правильно оценил совокупность имеющихся в наличии документов и обоснованно включил требование компании «W» в реестр.


Фабула дела

Управляющий по делу об экономической несостоятельности ООО «А» включил в реестр требование кредитора — иностранной компании «W» — об оплате долга за товар, поставленный в адрес ООО «А» иностранной компанией «AS».

Заинтересованное лицо (бывший директор должника) при изучении материалов дела пришло к выводу, что право требовать уплаты долга компанией «W» основано на многочисленных уступках этого требования от иных лиц, а именно: долг перед компанией «AS» был уступлен иностранной компании «В», которая переуступила это право иностранной компании «Q», а последняя, в свою очередь, уступила данное требование компании «W».

В подтверждение своего права компания «W» предоставила управляющему заверенную копию соглашения между компаниями «Q» и «W» о передаче обязательств от 04.03.2016, а также копию доверенности на подписание заявления. Управляющий включил требование компании «W» в реестр требований кредиторов на основании указанных документов.

Возражения заинтересованного лица

Заинтересованное лицо, посчитав, что кредитор представил документы, не соответствующие требованиям ст. 89 Закона Республики Беларусь от 13.07.2012 № 415-З «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон), обратилось в экономический суд г. Минска с жалобой на действия управляющего.

В жалобе заинтересованное лицо указало, что кредитор вправе предъявить свои требования к должнику в течение двух месяцев со дня опубликования сообщения об открытии конкурсного производства. Требования кредиторов направляются управляющему вместе с документами, позволяющими установить размер указанных требований. Документы, подтверждающие предъявленные требования кредитора, должны быть нотариально заверены, либо должны быть представлены оригиналы документов вместе с их копиями для последующей сверки управляющим. Управляющий производит сверку копий документов с оригиналами, о чем делает соответствующую отметку на копиях документов. После проведения сверки оригиналы документов возвращаются кредиторам в семидневный срок со дня получения требований кредиторов.

Взыскание дебиторской задолженности: общий порядок и практические ситуации - читайте в статье.

Если требование кредитора не оформлено надлежащим образом или не представлены необходимые документы, для устранения выявленных погрешностей управляющий предоставляет кредитору срок не менее семи дней со дня получения кредитором сообщения управляющего о необходимости устранения выявленных погрешностей. После устранения указанных погрешностей датой предъявления требования считается первоначальный день его предъявления. Если по истечении срока, установленного управляющим, кредитором не устранены или не полностью устранены выявленные погрешности, требование считается непредъявленным, за исключением случая, когда экономический суд признает причину неустранения погрешностей в срок, установленный управляющим, уважительной.

С точки зрения заинтересованного лица, поскольку требование кредитора основывалось на договоре купли-продажи, заключенном между ООО «А» и «AS», соглашении об уступке права требования, заключенном между «AS» и «B», соглашении о передаче обязательств, заключенном между «B» и «Q», соглашении о передаче обязательств от 04.03.2016, заключенном между «Q» и «W», то компания «W» обязана была либо приложить к требованию кредитора нотариально заверенные копии указанных договоров, либо приложить к копиям договоров их оригиналы для сличения.
В обоснование своих требований заинтересованное лицо также ссылалось на п. 9 Инструкции о порядке ведения антикризисным управляющим реестра требований кредиторов, утвержденной постановлением Министерства экономики Республики Беларусь от 21.11.2012 № 96, согласно которому документы, подтверждающие обоснованность заявленных требований, формируются в дело, где группируются в соответствии с очередностью требований по соответствующим разделам реестра и подшиваются в хронологическом порядке. В дело включается только один экземпляр каждого документа. Не допускается включение в дело документов, подлежащих возврату, черновых и дублетных экземпляров. Дело является неотъемлемой частью реестра.

Заинтересованное лицо указало, что документы, подтверждающие требование кредитора, прилагаемые к реестру требований кредиторов, должны соответствовать следующим требованиям:

а) в случае, если кредитором предоставляется оригинал и копия для сличения, на документе, прилагаемом к реестру требований, должна присутствовать запись о том, что управляющим произведено сличение с оригиналом;

б) в случае предоставления нотариально заверенной копии документа эта копия приобщается к реестру.

Поскольку в материалах дела о банкротстве ООО «А» имелся только нотариально удостоверенный перевод соглашения о передаче обязательств от 04.03.2016, а копия этого соглашения с записью о проведенном управляющим сличении с оригиналом или нотариально заверенная отсутствовала, заинтересованное лицо сочло, что требование кредитора было включено в реестр на основании документов, не соответствующих требованиям, предъявляемым законодательством Республики Беларусь к их форме и содержанию. В таком случае управляющему следовало в соответствии с положениями ч. 4 ст. 89 Закона выявить погрешности в требовании кредитора и предоставить ему срок для устранения таких погрешностей.

Решение суда первой инстанции

Суд опросил управляющего (затем управляющий сменился), который включал требование в реестр, в качестве свидетеля. Он дал показания, что оригиналы первичных документов ни кредитор, заявивший требование (компания «W»), ни предыдущие кредиторы (компания «AS» и компания «Q») не прикладывали. Тем не менее требование было включено им в реестр, поскольку подтверждалось бухгалтерским учетом должника, заключением аудиторов и никем не оспаривалось.

Также заинтересованным лицом суду первой инстанции было предоставлено письмо компании «В» с приложением документов о назначении руководителя, согласно которому руководитель указанной компании подтверждал, что никогда не получал долг компании ООО «А», и если бы такой долг был им принят, данный факт был бы отражен в ежегодно публикуемой в открытом доступе бухгалтерской отчетности, но этого не было.
Суд первой инстанции, исследовав материалы дела, заслушав свидетелей, изучив позицию управляющего и кредитора, отказал в удовлетворении жалобы заинтересованного лица.

Суд указал, что поскольку факт задолженности ООО «А» перед кредитором «AS» отражен в бухгалтерском учете банкрота, признавался заинтересованным лицом в период осуществления им полномочий директора ООО «А» и ранее в реестр было включено требование кредитора «В», то управляющий правильно оценил совокупность имеющихся в наличии документов и обоснованно включил требование компании «W» в реестр.

Письмо компании «В» суд не принял в качестве допустимого доказательства, обосновав это тем, что данное письмо было получено не по запросу суда, а в качестве ответа на запрос бывшего директора.

Иные доводы, приведенные заинтересованным лицом, суд оценил критически.

Решение суда апелляционной инстанции

Не согласившись с вынесенным решением, заинтересованное лицо подало апелляционную жалобу на определение суда, в котором указало на неправомерность расширительного толкования судом императивных требований законодательства о форме и содержании документов, подтверждающих обоснованность требований кредитора, отсутствие права у управляющего оценивать документы, подтверждающие наличие требования, с учетом представленных ранее иными лицами документов, предвзятость суда при оценке доказательств, предоставленных заинтересованным лицом.

Постановлением апелляционной инстанции определение экономического суда г. Минска оставлено без изменения, а апелляционная жалоба заинтересованного лица — без удовлетворения.

По инициативе апелляционной инстанции бывший управляющий был опрошен повторно и сообщил, что оригиналы документов кредитора — компании «W» — он видел.  

При вынесении постановления апелляционная инстанция сослалась в том числе на новые свидетельские показания бывшего управляющего о том, что он видел оригиналы документов, предоставленные кредитором. Оценку ненадлежащему оформлению управляющим документов реестра требований кредиторов, в котором не было указано на сличение оригиналов документов и предоставление первичных документов, подтверждающих долг, суд не дал.

Апелляционная инстанция отказалась рассматривать письмо компании «В» в качестве доказательства, но уже по иному основанию. Суд указал, что, поскольку требование компании «В» ранее обжаловалось бывшим директором ООО «А» и по данному вопросу выносилось решение на уровне кассационной инстанции, доказательства, опровергающие законность требований компании «B», рассматриваться судом не будут.

Выводы

По нашему мнению, апелляционная инстанция фактически санкционировала расширительное толкование ст. 89 Закона, указав буквально следующее: «Относительно неприложения кредитором к требованию кредитора иных документов в подтверждение задолженности (соглашение об уступке права требования, договор купли-продажи, CMR, инвойсы, грузовые таможенные декларации) судом первой инстанции обоснованно были признаны несостоятельными доводы заявителя жалобы в данной части, поскольку задолженность по договору купли-продажи отражена по данным бухгалтерского учета предприятия, указанные документы имелись в наличии у управляющего. Имеющиеся у управляющего документы позволяли установить размер требований кредитора».

Данное решение, если будет поддержано Верховным Судом, коренным образом меняет судебную практику по включению в реестр антикризисными управляющими требований кредиторов.

До сегодняшнего дня экономические суды, буквально толкуя нормы ст. 89 Закона и предотвращая злоупотребления, обязывали управляющих для включения в реестр кредиторов запрашивать у кредиторов либо оригиналы всех документов, подтверждающих сумму долга, для личного обозрения управляющим и сличения с копиями, либо нотариальные копии документов.

Указанное же решение фактически предоставляет возможность управляющему включать в реестр кредиторов требования на основании данных бухгалтерского учета должника либо первичных документов, имеющихся у должника. Данная практика, если она будет системной, может повлечь ряд негативных последствий. Доводы, которые мы можем привести в обоснование недопустимости подобного подхода, помимо указанных выше, следующие:

1) антикризисный управляющий не проверяет правильность ведения бухгалтерского учета должника, не делает аудит за все годы, предшествующие банкротству, не восстанавливает бухгалтерский учет должника. Это дорогостоящие, длительные процедуры, и их проведение не входит в число обязанностей управляющего;

2) ситуация, когда данные документов должника и кредитора расходятся, довольно распространена в делах о банкротстве. Именно поэтому существует требование Закона, согласно которому управляющий включает в реестр требования, основываясь исключительно на документах кредитора;

3) ни в одном из дел по банкротству, проведенных с нашим участием, данные бухгалтерского учета должника и суммы требований реестра кредиторов не совпадали на 100 %. Суммы штрафных санкций по просроченным долгам не пересчитываются бухгалтером должника ежедневно до даты конкурсного производства, и многие требования кредиторов оспариваются управляющим и иными лицами как в части суммы долга, так и в части очередности оснований для включения в реестр и в итоге включаются в реестр частично, либо в очередь, отличную от заявленной, либо не включаются вовсе;

4) если санкционировать антикризисному управляющему включать в реестр кредиторов суммы требований только на основании данных бухгалтерского учета должника, это может повлечь массу злоупотреблений со стороны каждой из сторон дела о банкротстве.

7746 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме