Выводы участников круглого стола «Лжепредпринимательство: тенденции корректировки правового регулирования и разрешения проблемных вопросов»

3 мая при поддержке Национального центра правовой информации Республики Беларусь, Белорусского республиканского союза юристов и редакции журнала «Юрист» состоялся круглый стол «Лжепредпринимательство: тенденции корректировки правового регулирования и разрешения проблемных вопросов».

588 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Участие в обсуждении приняли депутаты Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь, представители Верховного Суда Республики Беларусь, Администрации Президента Республики Беларусь, Департамента финансовых расследований Комитета государственного контроля Республики Беларусь, Следственного комитета Республики Беларусь, Министерства экономики Республики Беларусь, Национального центра законодательства и правовых исследований, Минского столичного союза предпринимателей и работодателей, Бизнес-союза предпринимателей и нанимателей им. М.С. Кунявского, Ассоциации налогоплательщиков, адвокатских бюро «ВМП Власова, Михель и Партнеры», «РЕВЕРА»«Сысуев, Бондарь, Храпуцкий СБХ»Адвокатского бюро Евгения Малиновскогоаудиторской компании «Бейкер Тилли Бел», а также крупных коммерческих компаний. 

Участники круглого стола обсудили изменения Указа Президента Республики Беларусь от 23 октября 2012 г. № 488 и пришли к следующим выводам.

1. Существование Реестра коммерческих организаций и индивидуальных предпринимателей с повышенным риском совершения правонарушений в экономической сфере (далее — Реестр) целесообразно.

Реестр должен существовать как источник информирования субъектов хозяйствования о потенциально опасных контрагентах. Необходимо усилить его предупредительно-профилактическое значение. В частности, на уровне принципов существования должна быть закреплена именно такая цель. При этом в настоящий момент на практике складывается репрессивная направленность Реестра. Так, никто из участвовавших в обсуждении юристов-практиков ни разу не встречал первичные учетные документы субъектов, составленные после включения этих субъектов в Реестр. Соответственно, профилактическое значение Реестра в текущих реалиях минимально, и это необходимо изменить. Предполагается, что исключение субъективности контролирующих органов в признании документов не имеющими юридической силы, усложнение такой процедуры повысят заинтересованность соответствующих органов в намного более раннем включении лжепредпринимателей в Реестр.

2. Существующий механизм включения в Реестр в целом является оправданным, однако существуют некоторые исключения.

Судебная процедура включения субъектов хозяйствования в Реестр является неоправданной и приведет к затягиванию процесса, что будет препятствовать профилактической роли Реестра. Если говорить об изменении подходов к включению в Реестр, то необходимо исключить такое основание, как ненахождение по юридическому адресу.

3. В настоящий момент субъекты хозяйствования имеют мало доступной информации для оценки потенциально рискованных ситуаций при работе с контрагентами. Нет доступных реестров учредителей, директоров лжекомпаний.

Срок получения данных об учредителях и руководителях и платность процедуры препятствуют полноценному анализу контрагентов. При этом на практике это очень действенный метод, поскольку позволяет понять, имеет ли место формальность руководства, совпадает ли формальный руководитель с реальным, и т.д.

4. Механизм признания первичных учетных документов не имеющими юридической силы должен быть пересмотрен, для того чтобы избежать субъективизма контролирующих органов и перенести бремя доказывания на них.

Необходимо внедрить механизм судебного признания документов не имеющими юридической силы. В текущей ситуации субъект хозяйствования, получая предписание (заключение) об уплате налогов, вынужден доказывать действительность документов или хозяйственных операций. По понятным причинам доказывание действительности чего бы то ни было является весьма проблематичным. В связи с чем было бы обоснованным введение такой процедуры, при которой именно контролирующий орган несет бремя доказывания в судебном порядке отсутствия хозяйственной операции и отсутствия юридической силы у документов.

При этом предложенный механизм признания документов не имеющими юридической силы через судебное признание сделки недействительной является весьма проблематичным в реализации. Признание сделки недействительной — инструмент гражданского права, имеющий свои последствия в виде реституции или взыскания полученного по сделке в доход бюджета. Признание же документов не имеющими юридической силы преследует совсем другие цели. Если идти по пути признания сделки недействительной, то придется создавать искусственные конструкции, исключающие гражданско-правовые последствия. 

Также в отношении первичных учетных документов, оформленных после включения компании в Реестр, допускается несудебное признание их не имеющими юридической силы. 

5. Документы могут быть признаны не имеющими юридической силы только при условии бестоварности (без оказания услуг, выполнения работ) сделки между сторонами.

При наличии движения товара (работ, услуг) никакие нарушения в оформлении документов не могут служить основанием для признания документов не имеющими юридической силы на основании Указа № 488 (остаются иные механизмы). Указ № 488 в качестве своей цели должен иметь облегченную процедуру привлечения к ответственности только за бестоварные операции и не должен расширяться на иные случаи (использование посредников, действие неуполномоченных лиц от имени юридического лица, нарушения со стороны контрагента и т.д.). 

Информация по теме!

Как правильно выбрать стратегию при обжаловании актов проверок? Рассказывает адвокат Адвокатского бюро «Степановский, Папакуль и партнеры» А. Король в статье «Признание недействительным решения УДФР КГК о взыскании платежей в бюджет»

6. Недопустимо применять Указ № 488 для оценки размера ущерба при налоговых преступлениях. 

Главная проблема заключается в том, что на основании Указа № 488 дисквалифицируются документы и, следовательно, затраты в полном объеме без учета фактически понесенных затрат. Необходимо предусмотреть прямое указание на то, что Указ № 488 не применяется при оценке уклонения от уплаты налогов. 

7. В экспортно-импортных операциях при взимании косвенных налогов должны применяться нормы соглашений, а не Указа № 488. 

В экспортно-импортных операциях при нарушениях в документах об уплате НДС должны применяться санкции в виде доплаты НДС, а не признания всех документов недействительными на основании Указа № 488 с возложением крайне серьезных санкций. 

Данные предложения направлены в Национальный центр законодательства и правовых исследований Республики Беларусь.

588 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме

Исковая давность в перевозках и удлинение ее срока до 6 месяцев

Ситуация: между ЧТУП «С» (перевозчик) и СУП «С» (заказчик) был заключен договор перевозки грузов на автомобиле. Оплата не была произведена. Перевозчик обратился в суд.
№ 5, май 2018 Карпекин Антон
Shape 1 copy 6Created with Avocode. 1787