Анатомия крутого юриста - кого хотят наниматели и клиенты?

Анатомия крутого юриста: "кого хотят наниматели и клиенты"

Многим менеджерам и предпринимателям приходится обращаться за консультациями к юридическим компаниям или к корпоративным юристам. Получает ли предприниматель в ходе этой консультации ответы на все свои вопросы или уходит с ощущением безысходности - большой вопрос.

В не столь далеком прошлом на страницах журнала «Юрист» разгорелась дискуссия между Сергеем Дивиным, Романом Кашиным, Владимиром Майбородой и Валерием Папакулем.

В ходе дискуссии ее участники пытались определить какие претензии существуют к юристам у нас в стране и есть ли какие-нибудь причины любви или нелюбви к ним. В ходе дискуссии ее участники высказали свои мнения по вопросу, каким же должен быть профессиональный юрист. В связи с этим редакция журнала публикует самые яркие мысли участников дискуссии.

Кашин Роман

Юрист-лицензиат

Сергей Дивин
3879 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

юристов не любят. почему? 8 причин:

Участники дискуссии:

  1. Сергей Дивин: до 2015 года - Генеральный директор ИООО «ЭПАМ Системз», соучредитель компьютерной академии ШАГ.
  2. Роман Кашин: практикующий юрист, до 2015 - член редколлегии журнала «Юрист».

Юристов не любят. Почему? 8 причин

(публикуется с сокращениями, оригинал опубликован в журнале «Юрист» №9 за 2012 год)

Называет причины Сергей Дивин. Говорит, что с ними делать Роман Кашин.

Причина первая: «Понятность и краткость - "сестра не юриста"»

Все знают, как врачи выписывают рецепты на понятном только им языке. Как будто они не ходили в школы вместе с нами. Юристы любят говорить и писать юридическим языком и сами потом получают удовольствие от того, что написали, и только сами понимают, что написали. Как будто этот стиль изложения передается из одного юридического поколения в другое, и эту цепочку не прервать.

Также, как вариант, не зная предметно области консультирования, всегда можно спрятаться за эти профессиональные формулировки типа: «при наличии хороших судебных перспектив для исполнения представленного договора, использование данной правовой конструкции для такого рода сделок может создать существенные риски признания данной сделки недействительной в случае, если одна из сторон...», и дальше пошло-поехало, раскачивание качелей из стороны в сторону и вашим, и нашим. Разбирать эту тарабарщину, выделять смысл из набора текста становится искусством для заказчика консультации. Для меня такая тарабарщина выглядит клоунадой, но сказать прямо об этом юристу — значит подорвать его веру в юридическую религию, в которую его посвящали во время обучения.

Что делать с отсутствием краткости?

Юристов не учат краткости и доступности изложения мысли. Юристы сегодня за 4 - 5 лет обучения в вузе изучают от 70 до 90 предметов. Раньше юристы Санкт-Петербургского университета выпуска 1915 года за 4 года обучения изучали 14 предметов.

Среди 70 - 90 предметов нет ни одного, который учил бы современного юриста логично и грамотно излагать свои мысли.

Если юрист в годы учебы занимается самообразованием не на дискотеках в клубах, а с книгой / ноутбуком / планшетом в ущерб радостям жизни познает не только право, но и особенности современного обмена правовыми знаниями, то в будущем это хороший юрист.

Юридическая тарабарщина - следствие элементарного непонимания сути вопроса самим юристом. Одного преподавателя можно слушать и слушать, лекционная пара пройдет на одном дыхании, и в голове будет полная ясность. А бывает, что слушаешь преподавателя и не понимаешь его. Говорит много, слова вроде умные, а суть этих слов непонятна. В чем причина? Один знает, про что говорить, а другой свое знание в пустословии топит.

Причина вторая: «Тупик стандартов»

Любимый аргумент юриста, представляющего компании продавцов сервиса или товаров, — «это наш стандартный договор». То есть с него нужно сдувать пылинки, а я, дескать, хочу вытереть об него ноги. Он потратил кучу своего драгоценного времени на составление этого совершенного документа, и зачем реагировать на мелкие прихоти клиента внести какой-то пункт в договор. В этом договоре воплощены годы его учебы на юрфаке и 5 лет практики, то есть вы посягаете на святое.

Как избежать тупика стандартов?

Слова юристов про «стандартный договор» ужасно выводят из себя. Что за стандарт разработал некий юрист? Почему боится отступить от него и рассмотреть предложение второй стороны?

В большинстве случаев причинами являются большая загрузка, природная лень и низкая квалификация.

Как правило, это болезнь начинающих или малоквалифицированных специалистов.

Причина третья: «Слушаю, но не слышу»

Слушать и слышать — разные вещи. Вы пришли к юристу со своей проблемой, о которой знаете все вдоль и поперек. Вы живете этой проблемой. 

Начинаете объяснять ее юристу, а тот, из вежливости выслушав вас в начале, приступает к своему монологу. Вы можете уйти — он не заметит, будет дальше говорить. Менеджер компании или гражданин, который обратился за консультацией о сделке, хочет, чтобы его выслушали до конца, уточнили все детали и потребности. К сожалению, далеко не всегда юристы выходят за рамки конкретной ситуации, чтобы тщательно разобраться в фактах, обстоятельствах и других аспектах, которые ее характеризуют.

Что делать с «Слушаю, но не слышу»

Проблема не в профессии. Проблема в конкретном человеке.

Психология общения - сложная вещь, чтобы обладать ею осознанно. Юристы в вузах изучают психологию. Проблема в том, что они именно изучают её, а ею нужно владеть. Это дано не каждому. 

Поэтому среди юристов часто ценят не тех, кто знает, как сделать, а тех, кто умеет выслушать и помогает разобраться. Для этого нужен не только особый склад ума юриста, но и сочетание особых психологических качеств. Только при таком сочетании в общении с юристом чувствуется комфорт.

Причина четвертая: «Знаю, но объяснить не могу»

В 1969 г. Эдгар Дейл создал так называемый конус обучения, обосновав наиболее эффективные способы восприятия информации и обучения.

Для многих корпоративных юристов не проблема подготовить грамотное юридическое заключение. Проблема, точнее катастрофа, в каком виде эта информация представляется.

К примеру, если вы запросите консультацию о том, как лучше организовать схему приобретения ПО и потом легально его использовать в компании, вы можете получить 10 страниц машинописного текста со ссылками на законодательство и мнением юриста о том, что нельзя делать. В лучшем случае, прочитав последнюю страницу, вы забудете, что было в первой, в худшем — уже в конце страницы вы не сможете понять, что было в ее начале.

Допускаю, что на юридических факультетах не обучают MS PowerPoint, но, может, стоит хотя бы давать основы особенностей человеческой памяти (долговременной, оперативной), возможности визуального восприятия?

У юристов не должна стоять задача «вынести мозг» при предоставлении информации руководству для принятия решения. В связи с этим презентации, как формат предоставления информации, куда лучше многостраничных текстов, которые могут быть лишь приложением для большей детализации и аргументации. Опять же, помимо текстов существуют графические возможности подачи информации — диаграммы, объектные и субъектные схемы, которые поясняют направления взаимодействия сторон по контрактам, денежным потокам.

Причина пятая: «No pasaran - они не пройдут!»

Справочно
No pasaran - политический лозунг, выражающий твердое намерение защищать свою позицию.

«Данная сделка запрещена действующим законодательством», «национальное законодательство не допускает осуществление данного вида деятельности», «пункт такой-то закона такого-то делает невозможным исполнение обязательств по...».

Если у вас что-то болит и вы идете к доктору, вам ставят диагноз и дальше назначают лечение. Почему-то некоторые бизнес-юристы считают, что их предназначение — только ставить диагнозы.

Потом хоть трава не расти. Как выйти из конкретной ситуации, как организовать сделку с наименьшими рисками, как взять на работу сотрудника, если есть ограничения, как уволить, если сотрудник оказался неквалифицированным, и т.д. - именно этого ожидают от бизнес-юриста, а не перечисления бесконечных законодательных ограничений.

Я бы назвал некоторых бизнес-юристов «убийцами» сделок. Их в университете научили говорить, почему те или иные условия сделки не работают, почему они запрещены законодательством, почему их признают недействительными, выпишут штрафы, ликвидируют компанию... Не больше и не меньше. Неважно при этом, что в реальности за 10 предыдущих лет ни налоговая никого по этой причине не оштрафовала, ни одного судебного дела не было возбуждено.

Действительно, на юрфаке дают системные знания о действующем законодательстве, кодифицируют умы студентов, и юрист на выходе знает, какой закон что регулирует. Но в результате большинство таких «кодифицированных» юристов могут только оценить возможность потенциальных проблем у сделки, но патологически не способны предложить решения этих проблем. Таким вещам на юридических факультетах не обучают.

Я часто провожу собеседования с кандидатами на позицию юриста. На вопрос, зачем в компании нужен юрист, как они представляют себе цели юридического отдела, многие монотонно бубнят о том, что их цель — проверять сделки на правомерность, обеспечивать правовую поддержку хозяйственной деятельности компании и т.д. и т.п.

Корпоративная юридическая практика — это отдельная тема, область знаний, навыков, которым, по крайней мере в Беларуси, нигде не учат.

Но вернусь к «убийствам» сделок. Многие задачи в компании предполагают заключение нескольких сделок и участие множества субъектов для их реализации. В этой ситуации у контрагентов могут быть совершенно разные взгляды на условия сделок и мнение об их выгодности для сторон. Один из вариантов «убить» сделку — посадить за стол переговоров юристов и дать им возможность упражняться в собственных знаниях и амбициях, коих у владельцев юридических дипломов немало. Вместо этого следует ориентировать юристов на поиск решений по каждой из проблем. Если решения не умеют находить — юрист еще не бизнес-юрист, а только владелец диплома и «убийца» сделок. Нужны ли такие «убийцы» для растущего и развивающегося бизнеса?

Что делать с «No pasaran - они не пройдут!»

Существует большое количество юристов, которых хлебом не корми, дай поупражняться в правовой эрудиции - «так нельзя», «это противоречит...», «за это могут наказать...» и т.д.

Проблема заключается в том, что юристу кроме голого запаса знаний необходим еще и аналитический аппарат для их обработки. Знания в требуемом объеме как-то можно с течением времени запихнуть в мозг. Создание в этом мозгу аналитического аппарата требует наличия ряда факторов:

  1. Способность к анализу;
  2. Желание анализировать;
  3. Постоянных тренировок ума.

Резюме: каждому юристу необходимо развивать умение анализировать.

Чек лист по развитию умения анализировать:

  • Как можно больше читать аналитические статьи юристов-профессионалов.
  • Учиться мыслить не только в юридических категориях, но и в категориях потребностей бизнеса.
  • Как можно чаще участвовать в мозговых штурмах - стараться вникать в проблемы, спорить, вырабатывать свою позицию.
  • Последовательно и схематично (в логическом структурированном виде) излагать свои мысли по каждой проблеме на бумаге для их последующего анализа.
  • Учиться, учиться и еще раз учиться, каждый день, каждый час.

Причина шестая: «Патологический уход от ответственности»

Вы, наверное, знаете, что такое дисклеймер в аннотации к лекарству. Он может быть многостраничным, лишь бы влез в упаковку. Его задача — доказать потом в суде, что если пациент умрет после принятия лекарства, то вы, как производитель, за это не отвечаете. Для этого производитель лекарств перечисляет десятки ограничений и исключений.

То же самое порой делают юристы юридических компаний или корпоративные юристы. Каждое их утверждение может заканчиваться фразами: «если иное не установлено действующим законодательством» (кто мешает изучить это самое иное законодательство?), «данное юридическое заключение сделано только на основе представленных заказчиком документов» (всегда есть возможность запросить любые иные документы у заказчика для изучения), «вместе с тем анализ текста данного кодекса позволяет обратить внимание на наличие некоторых неопределенностей по вопросу правовых последствий...» (именно чтобы разобраться с этими неопределенностями, юристы и должны дать совет, как действовать, они для

этого и нужны). Вообще составление правового заключения, его состава, целей — отдельная тема для разговора и как минимум отдельного спецкурса на юридическом факультете. Не уверен, что это преподают сейчас в вузах.

Причина седьмая: «Здравого смысла здесь нет»

Как вы думаете, какое значение имеют слова «договор составлен в двух экземплярах по одному для каждой из сторон»? Правильно — никакого. 

Как вы думаете, сколько бумаги формата А4 расходуется на бессмысленные формулировки в договоре? Правильно — тонны. Подумайте еще и о времени, которое затрачивается на эти формулировки. В человеко-часах оно будет измеряться тысячами. Время от времени я пытаюсь убедить исключить из договоров подобную ересь, но доблестные выпускники юрфаков, представители контрагентов стоят на страже советской юридической техники. Между тем контракты, которые используются в американской или европейской бизнес-практике, давно не содержат казенных, штатных формулировок. Там стороны стараются очень подробно описывать этапы взаимодействия сторон: «что, если, то, иначе». Иногда описывают уж очень подробно, и требуется хороший навык логического мышления, чтобы разобраться в этом. Но такая склонность юридической техники к деталям куда лучше, чем склонность наших юристов засорять договоры формулировками типа: «исполнитель должен неукоснительно соблюдать действующее законодательство» или «оба экземпляра договора имеют равную юридическую силу».

Причина восьмая: «Игнорирование бизнес-интересов»

Решив заключить сделку, предприниматель, как правило, уже просчитал для себя ее экономическую выгоду, и обращение к юристам является желанием обезопасить себя от возможных подводных камней и нежелательных последствий. В этой ситуации для предпринимателя важно согласовать ключевые условия сделки, которые и принесут ему эту выгоду. Это могут быть: цена, сроки, распределение рисков, что-то еще. 

Если юрист не только слушает, но и слышит, то вы сможете сконцентрировать его усилия на обсуждении ключевых условий. При этом я часто становился свидетелем, когда красный диплом юрфака не дает возможности его обладателю вести переговоры по сделке, ориентируясь на бизнес-смысл сделки, а не на ее форму. Для примера приведу ситуацию, когда, заключая сделку на долевое строительство объекта недвижимости, корпоративный юрист до изнеможения требовал от подрядчика следующие правоустанавливающие документы, ставя эти требования в зависимость от дальнейшего заключения сделки:

  • Свидетельство о регистрации компании;
  • Устав;
  • Документ, подтверждающий назначение членов правления;
  • Подтверждение юридического адреса;
  • Сертификат о регистрационном адресе;
  • Сертификат об акционере.

Ни больше ни меньше. При этом обоснование данных требований звучало железно: «стандартная практика компании».

Каким юриста хотят видеть наниматели / клиенты?

  1. Грамотным, точным, лаконично излагающим свои мысли.
  2. С творческим подходом к работе (умение и желание импровизировать, избегать привычных шаблонов.
  3. С психологической совместимостью с нанимателем / клиентом (умение слушать и общаться).
  4. Честным по отношению с нанимателем / клиентом. Смелым в признании собственных ошибок с их последующим обязательным исправлением.
  5. С умением аналитически мыслить, видеть проблему в комплексе, предложить варианты решения.
  6. С опытом практической работы. Чем он больше - тем лучше.
  7. Со стремлением к самосовершенствованию, с  желанием расти профессионально.
3879 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
• • •

Закупки: новое в нормативном регулировании

В феврале — марте 2020 г. был принят ряд нормативных правовых актов, изменяющих регулирование различных сфер закупок: — постановление Министерства антимонопольного регул...
Новые
материалы:
Удержание ущерба из пособия работника
Размер платы за перевозку как условие договора