Договор доверительного управления денежными средствами

Развитие рынка диктует возникновение потребности в использовании правовых конструкций, которые ранее были не так распространены. Доверительное управление денежными средствами — инструмент, с помощью которого можно получить более высокий доход по сравнению с размещением их во вклад (депозит) или использованием для предоставления межбанковского кредита. Рассмотрим более подробно правовую конструкцию договора доверительного управления, специфику его исполнения, а также риски, возникающие у клиента и банка в данном процессе.

Обновлено
Кирильчик Александр
Кирильчик Александр

Заместитель директора юридического департамента ОАО «Беларусбанк»

3160 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Суть доверительного управления денежными средствами заключается в  передаче их банку, который в рамках заключенного договора открывает  доверительный (трастовый) счет клиенту и осуществляет управление  указанными средствами, инвестируя их в различные активы с целью  получения максимальной выгоды.

Формы доверительного управления

Банковский кодекс Республики Беларусь (далее — БК)  выделяет 3 формы доверительного управления в зависимости от объема  полномочий доверительного управляющего в рамках соответствующего  договора:

  1. полное доверительное управление;
  2. доверительное управление по согласованию;
  3. доверительное управление по приказу.

Выбор формы доверительного управления является существенным условием договора доверительного управления наряду с указанными в ст. 899 ГК.

Наибольшие  полномочия доверительный управляющий имеет при полном доверительном  управлении, что позволяет ему самостоятельно совершать действия с  переданными вверителем денежными средствами с последующим его  уведомлением, если иное не предусмотрено договором. То есть по  соглашению сторон можно исключить данную обязанность доверительного  управляющего, предусмотрев, к примеру, ежемесячное или ежеквартальное  представление отчета о собственных действиях.

Доверительное  управление по согласованию предполагает предварительное согласование с  вверителем совершаемых доверительным управляющим действий с денежными  средствами, а доверительное управление по приказу обязывает  доверительного управляющего совершать данные действия исключительно при  наличии прямого указания вверителя. Однако в БК не оговорены пределы ответственности доверительного управляющего в  зависимости от формы доверительного управления, а также не определено,  кто будет нести риски финансовых убытков в случае, если действия не  приводят к желаемому результату. Отметим, что в такой ситуации сторонам  придется руководствоваться положениями ГК.

Ответственность доверительного управляющего

Согласно п. 1 ст. 905 ГК доверительный управляющий, не проявивший при доверительном управлении  имуществом должной заботливости об интересах выгодоприобретателя или  вверителя, возмещает выгодоприобретателю упущенную выгоду за время  доверительного управления имуществом, а вверителю — убытки, причиненные  утратой или повреждением имущества, с учетом его естественного износа,
в  том числе упущенную выгоду. При этом доверительный управляющий несет  ответственность за причиненные убытки, если не докажет, что эти убытки  произошли вследствие непреодолимой силы либо действий  выгодоприобретателя или вверителя.

На первый взгляд может  показаться, что законодатель устанавливает презумпцию ответственности в  случае причинения вверителю убытков (в том числе с учетом упущенной  выгоды) в результате любых действий с переданными денежными средствами,  за исключением случаев, когда такие убытки причинены в результате  форс-мажорных обстоятельств.

В то же время указанная норма должна толковаться комплексно, с учетом положений общей части ГК, в частности ст. 372 ГК.

В нашей ситуации законодатель в первом предложении п. 1 ст. 905 ГК, по сути, дублирует положения п. 1 ст. 372 ГК,  определяя, что доверительный управляющий будет обязан возместить убытки  вверителю, а упущенную выгоду — выгодоприобретателю только в случае,  если при доверительном управлении имуществом он не проявил должной  заботливости об интересах выгодоприобретателя или вверителя, то есть при  наличии вины. Тем самым мы имеем прямую норму законодательства,  устанавливающую ответственность по принципу вины для доверительного  управляющего вне зависимости от того, осуществляет ли он  предпринимательскую деятельность либо нет.

Доверительный  управляющий, не проявивший должной заботливости об интересах  выгодоприобретателя или вверителя, возмещает первому упущенную выгоду, а  второму — убытки.

Таким образом, первично наступление  ответственности доверительного управляющего в случае, если вверителем  или выгодоприобретателем будет доказано, что он не проявил должной  заботливости об их интересах при осуществлении доверительного управления  соответствующим имуществом, то есть по принципу вины. В случае  доказанности этого доверительный управляющий может быть освобожден от  ответственности за причиненные убытки, если докажет, что данные убытки  произошли вследствие непреодолимой силы либо действий  выгодоприобретателя или вверителя. Однако бремя доказывания наличия  обстоятельств форс-мажора уже возлагается на самого доверительного  управляющего.

Отсутствие гарантий

При передаче денежных  средств в доверительное управление основной целью вверителя является  получение дохода. Любая из указанных в ст. 218 БК целей использования денежных средств доверительным управляющим  предполагает не сохранение данных денежных средств (для этого было бы  достаточно открыть обычный банковский счет), а их преумножение. При этом  если в отношении привлечения банковских вкладов (депозитов) существует  законодательно установленная система гарантии их возврата, то при  передаче денежных средств в доверительное управление подобные  законодательные гарантии отсутствуют. В связи с этим доверительное  управление может привлекать вверителя лишь в случае возможности  получения более высокого дохода.

При передаче денежных средств в доверительное управление отсутствуют законодательные гарантии возврата.

На  практике существует вероятность неполучения более высокого дохода,  например при использовании доверительным управляющим денежных средств  для приобретения ценных бумаг и управления ими, поскольку указанные  инструменты более подвержены рискам, возникающим в силу волатильности  финансовых и фондовых рынков. Однако исходя из положений ст. 905 ГК вверитель в любом случае может обвинить доверительного управляющего в  непроявлении достаточной заботливости о его интересах и попытаться  взыскать сумму упущенной выгоды в размере разницы, которую он мог  получить, просто разместив денежные средства во вклад (депозит). В  случае восприятия подобного подхода судебной практикой будет полностью  нивелирована сущность такого договорного типа, как доверительное  управление денежными средствами.

В ряде случаев подобные ситуации  вообще могут быть алогичными, особенно при осуществлении доверительного  управления по приказу, то есть когда вверитель прямо указывает  доверительному управляющему предметные сделки, которые тот будет  совершать с деньгами вверителя. Во избежание подобных случаев считаем  необходимым более детально регулировать в рамках договоров  доверительного управления сферы ответственности доверительного  управляющего, в частности, закреплять случаи, когда доверительный  управляющий не считается не проявившим должной осмотрительности при  осуществлении доверительного управления, более основательно описывать  риски, принимаемые вверителем при заключении договора с учетом его  специфики. Данный совет актуален в том числе в связи с отсутствием  судебной практики по указанным вопросам и, в принципе, подобных споров в  практике деятельности банков.

Возмездность и цели заключения договора

Доверительное  управление денежными средствами является возмездным. За выполнение  обязанностей по договору доверительный управляющий получает  вознаграждение, которое может быть как постоянной, так и переменной  величиной. Передавая денежные средства в доверительное управление,  вверитель исходит из большего профессионализма доверительного  управляющего (банка) на финансовых рынках, но в то же время он рискует  не получить запланированный доход от вложенных денежных средств. Также  необходимость подобного доверительного управления денежными средствами  иногда обусловливается тем, что вверитель — юридическое или физическое  лицо не может лично действовать от своего имени на валютном или фондовом  рынке, в отличие от доверительного управляющего, являющегося банком и  имеющего специальный статус (например, брокера на рынке ценных бумаг),  который позволяет ему выступать от собственного имени в рамках таких  сделок.

Таким образом, отметим, что положения гражданского  законодательства, регулирующие договор доверительного управления  имуществом, не в полной мере учитывают сущность договора доверительного  управления денежными средствами, в частности особенности денежных  средств как отдельного вида вещей, специфику целей заключения данного  договора. В то же время при логичной и последовательной трактовке  соответствующих норм, приведенных выше, а также при детализации их в  рамках договора рассматриваемый институт имеет серь-езные перспективы  развития в Республике Беларусь.

3160 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме