Вы на портале

Расторжение внешнеторгового договора путем обмена письмами

Наиболее распространенным способом оформления договорных отношений между субъектами хозяйствования является составление одного документа, который подписывается обеими сторонами. Соглашение о расторжении договора традиционно также облекается сторонами договора в форму единого документа. Между тем расторжение договора, в том числе и внешнеэкономического, возможно посредством обмена письмами, что подтверждается, в частности, практикой Международного арбитражного суда при БелТПП.
Обновлено
Матвеенко Александр
Матвеенко Александр

Начальник юридического отдела Представительства КОО «Корпорация Сюань Юань»

3300 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

В 2015 г. в Международный арбитражный суд при БелТПП (далее — МАС при БелТПП) обратилось ОАО «Ф» (Республика Беларусь, далее — истец) с иском о расторжении контракта от 13.03.2009 № 84-ПР с корпорацией «XY» (Китайская Народная Республика, далее — ответчик) на поставку линии для производства тонких древесно-стружечных плит.

Позиция истца

В исковом заявлении истец указал, что многочисленные поломки и недостатки оборудования делают невозможным получение готовой продукции надлежащего качества и в проектном объеме. Истец лишен возможности пользоваться результатами работы линии по производству ДСП и получать прибыль ввиду существенного нарушения ответчиком своих обязательств по контракту.

Также истец сослался на приказ концерна «Беллесбумпром» от 18.06.2014 № 159, которым была назначена комиссия с участием представителей ответчика для определения технического состояния оборудования. Комиссия установила невозможность эксплуатации линии и нецелесообразность продолжения сотрудничества сторон, рекомендовав истцу инициировать расторжение заключенного контракта.

В качестве правового обоснования заявленного требования истец указал на п. 2 ст. 420 ГК, согласно которому договор может быть расторгнут по решению суда при существенном нарушении договора другой стороной.

В последующем истец уточнил основания исковых требований. Так, он сослался на уже состоявшиеся решения МАС при БелТПП от 03.09.2014 и от 19.01.2015, по первому из которых было удовлетворено требование истца о взыскании пени за просрочку поставки оборудования, а по второму — требование о взыскании упущенной выгоды. Истец полагал, что обстоятельства, зафиксированные в указанных решениях МАС при БелТПП, свидетельствуют о существенном нарушении контракта ответчиком и истец вправе требовать расторжения договора на основании п. 2 ст. 420 ГК, а также ст. 25, 33 и 49 Конвенции Организации Объединенных Наций о договорах международной купли-продажи товаров (заключена в г. Вене 11.04.1980).

Позиция ответчика

Возражая против требования истца, ответчик указал на его вину в выходе из строя отдельных частей оборудования и недостижении соответствующих показателей производства:

  • с момента доставки линии в г. Бобруйск и до завершения монтажа в течение двух с половиной лет оборудование хранилось без надлежащей охраны под открытым небом;
  • при монтаже оборудования истец не выполнял шеф-монтажных указаний ответчика, что повлияло на качество монтажа и возможность непрерывной эксплуатации линии;
  • истец не обеспечил производство сырьем, качество которого было оговорено приложением к контракту.

Таким образом, по мнению ответчика, существенное нарушение договора допущено именно истцом, не обеспечившим своевременное строительство и монтаж оборудования.

Ответчик также обратил внимание суда на имеющуюся с истцом переписку. Так, по мнению ответчика, стороны пришли к соглашению о расторжении контракта от 13.03.2009 № 84-ПР посредством обмена письмами, содержащими ясно выраженное волеизъявление с обеих сторон, направленное на расторжение контракта. В связи с этим оснований для расторжения контракта в судебном порядке не имеется.

Справка

Взыскивая упущенную выгоду согласно упомянутому выше решению от 19.01.2015, МАС при БелТПП тем не менее констатировал факт ненадлежащей эксплуатации истцом оборудования, что, по мнению суда, также не позволило истцу получать качественную продукцию. При этом еще до судебных разбирательств в МАС при БелТПП созданная по поручению Президента Республики Беларусь Межведомственная рабочая группа по проверке выполнения программы модернизации деревообрабатывающей отрасли при изучении ситуации в ОАО «Ф» установила, что «из-за непродуманных управленческих решений, просчетов в планировании и проектировании, неудовлетворительной организации строительного производства и из-за иных недочетов срок реализации инвестпроекта переносился 6 раз, дважды разрабатывались бизнес-планы, расширялся состав мероприятий и перечень приобретаемой техники и оборудования».

Решение суда

Вынесенное МАС при БелТПП решение от 03.03.2016 основано на имеющейся переписке между истцом и ответчиком. Так, состав суда установил, что истец направил в адрес ответчика претензию от 30.06.2014 № 3779, содержащую указание на существенное нарушение условий контракта, выразившееся в неисполнении обязанности по введению в эксплуатацию линии по производству ДСП. Истец также предложил приостановить выполнение работ, кроме работ по устранению недостатков, и расторгнуть контракт с 1 августа 2014 г.

Ответчик рассмотрел предложение и направил ответ от 28.07.2014 № 373-14, в котором указал на нарушение истцом своих договорных обязательств по приемке и хранению оборудования, сроков подготовки строительной площадки и монтажных работ, невыполнение шеф-монтажных указаний продавца, необеспечение производства сырьем надлежащего качества. Учитывая также, что в нарушение п. 14.3 контракта покупатель без письменного согласия продавца передал исполнение контракта компании «Б» (Германия), ответчик заявил, что «не считает для себя необходимостью быть связанным договорными обязательствами с покупателем и выражает свое согласие на расторжение контракта от 13.03.2009 № 84-ПР».

Таким образом, суд установил, что стороны обменялись ранее упомянутыми письмами, подписанными уполномоченными лицами, которые содержали волеизъявление обеих сторон о расторжении с 1 августа 2014 г. контракта от 13.03.2009 № 84-ПР.

Справка

По общему правилу состав суда обязан рассмотреть дело и вынести решение не позднее 6 месяцев с момента его формирования. Решение по настоящему делу было вынесено спустя год после даты формирования состава суда и 9 месяцев после даты последнего заседания.

С учетом вышеизложенного суд посчитал требование истца о расторжении договора необоснованным, поскольку на момент предъявления иска договор уже был расторгнут. Руководствуясь ст. 404, п. 1 ст. 422 ГК, суд отказал в иске ОАО «Ф» (Республика Беларусь) к Корпорации «XY» (Китайская Народная Республика).

От редакции

В статье упоминается решение от 19.01.2015, вынесенное МАС при БелТПП по спору между теми же сторонами. Это решение описывалось ранее в нашем журнале (см.: Матвеенко А. Ответственность за фальсификацию доказательств при рассмотрении споров в МАС при БелТПП // Юрист. — 2015. — № 3).
Так, в рамках данного дела ОАО «Ф» обратилось с требованием о взыскании с Корпорации «XY» упущенной выгоды (прибыль, не полученная в связи с несвоевременным вводом в эксплуатацию оборудования по производству ДСП). В качестве доказательства был представлен договор с третьим лицом на реализацию ДСП. Однако ответчик располагал достоверными данными о том, что соответствующий договор не заключался, а был изготовлен истцом перед судебным заседанием. В ходе проведения проверки сотрудниками МВД позиция ответчика подтвердилась. Однако Следственный комитет отказал в возбуждении уголовного дела в отношении истца по ст. 395 УК «Фальсификация доказательств», поскольку МАС при БелТПП не рассматривает гражданские или хозяйственные (экономические) дела, а рассматривает споры. В итоге истец уточнил исковые требования (просил взыскать неполученную выручку от реализации, расчет которой уже подтверждался другим документом) и суд вынес решение в его пользу.
Однако впоследствии уголовное дело все-таки было возбуждено по признакам преступления, ответственность за которое предусмотрена частью первой ст. 380 УК «Подделка, изготовление, использование либо сбыт поддельных документов, штампов, печатей, бланков». Предварительное расследование по делу до настоящего времени ведется управлением Следственного комитета Республики Беларусь по г. Минску.

3300 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме