Экспедитор, перевозчик, поставщик: кто должен нести ответственность за утрату груза?

Ситуация: Между ООО «А», как покупателем, и польской компанией «С», как поставщиком, был заключен внешнеторговый договор на поставку товара на условиях 100%-ной предоплаты. Предоплата была произведена покупателем. В дальнейшем покупатель заключил с экспедитором договор на оказание транспортно-экспедиционных услуг по перевозке грузов автомобильным транспортом в международном сообщении. Экспедитор привлек для осуществления перевозки иностранного перевозчика «Н». В ходе осуществления перевозки груз был похищен. Покупатель обратился в суд с иском к экспедитору о взыскании убытков в связи с утратой груза.

Обновлено
Цыпурко Татьяна

Адвокат Минской областной специализированной юридической консультации «Гражданское и инвестиционное право. Разрешение споров»

4329 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Выводы суда: исковые требования были удовлетворены в полном объеме. Суд сделал вывод, что экспедитор принял на себя обязательство по перевозке груза и обязался отвечать за действия привлеченных им третьих лиц как за свои собственные.

Для кого важно: для поставщиков, экспедиторов, перевозчиков.


Обстоятельства дела

Между ООО «А» (далее — покупатель, истец) и польской компанией «С» (далее — поставщик) был заключен внешнеторговый договор на поставку товара на условиях 100%-ной предоплаты. По данному договору покупатель перечислил поставщику 15 674 евро за подлежащий поставке товар.

В дальнейшем покупатель заключил с ООО «Л» (далее — экспедитор, транспортер, ответчик) договор на оказание транспортно-экспедиционных услуг по перевозке грузов автомобильным транспортом в международном сообщении (далее — договор).

Для доставки груза экспедитор привлек иностранного перевозчика «Н», с которым заключил договор на оказание транспортно-экспедиционных услуг. Поставщик загрузил иностранному перевозчику «Н» товар, который покупателю доставлен не был. В последующем экспедитор сообщил покупателю, что товар, вероятно, был похищен. Правоохранительными органами Республики Польша по факту хищения груза было возбуждено уголовное дело.

Покупатель обратился в суд с иском к экспедитору о взыскании 15 674 евро в счет возмещения причиненных убытков в связи с утратой груза.

Судебная практика по договорам перевозки и транспортной экспедиции. На что обратить внимание при заключении договоров рассказывает адвокат Яна Леонович. Смотреть видео.  Скачать презентацию.

Позиция истца

По мнению покупателя, ответственность за причинение ему убытков в связи с утратой груза должен нести именно экспедитор. Такая позиция основывалась на следующих доводах:

1. Экспедитор взял на себя обязательство по перевозке груза.

Истец заключил с ответчиком договор для доставки товара с территории Республики Польша на территорию Республики Беларусь.

Ответчик принял на себя обязательства по перевозке груза автомобильным транспортом в международном сообщении согласно условиям договора, а также условиям, согласованным в разовой транспортной заявке. Также ответчик взял на себя обязательство принять груз, сверить соответствие записей, сделанных в CMR-накладной и других документах, загруженному грузу, проверить его внешнее состояние, обеспечить контроль за размещением и креплением груза в кузове.

Истец в рамках договора направил ответчику заявку, в которой указал необходимые сведения о поставке товара: дату загрузки, адрес загрузки, вид товара, вес и др.

Для выполнения обязательств по доставке груза экспедитор привлек иностранного перевозчика «Н», с которым заключил договор на оказание транспортно-экспедиционных услуг и оформил транспортный заказ (заявку), где были указаны транспортное средство (марка, модель, номер), которое должно было прибыть к поставщику под загрузку товара, дата загрузки, а также фамилия и имя водителя.

Согласно CMR-накладной груз к перевозке от поставщика принял водитель, указанный в транспортном заказе. Данные автомобиля, указанные в CMR-накладной, соответствовали данным автомобиля, указанным в транспортном заказе.

Спустя 3 дня с момента загрузки товара на заводе поставщика ответчик прислал на электронную почту истца счет на оплату выполненных услуг по перевозке груза.

Согласование условий перевозки посредством обмена текстовыми сообщениями в Viber. Судебная практика.

2. Экспедитор перепоручил перевозку третьему лицу.

Транспортным заказом, копия которого вместе с договором между ответчиком и иностранным перевозчиком «Н» была направлена ответчиком истцу, ответчик поручил иностранному перевозчику «Н» принять груз и доставить его истцу.

В последующем спустя неделю с момента загрузки товара на заводе поставщика ответчик направил в адрес истца письмо, в котором указал, что, вероятно, груз был похищен иностранным перевозчиком «Н», поскольку водитель перестал выходить на связь.

В договоре стороны предусмотрели, что за невыполнение или ненадлежащее выполнение обязательств они несут ответственность согласно КДПГ (далее — Конвенция), а также законодательству Республики Беларусь. При этом в соответствии с условием договора сторона, привлекающая третье лицо к исполнению своих обязательств по договору, несет перед другой стороной по договору ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьим лицом как за собственные действия.

Справочно.
Конвенция о договоре международной дорожной перевозки грузов заключена в г. Женеве 19.05.1956.

В целях урегулирования спора в досудебном порядке истец направил в адрес ответчика претензию о возмещении ущерба. В ответе на претензию ответчик описал обстоятельства утраты груза, указав, что ответственность за утрату груза должен нести иностранный перевозчик «Н».

Позиция ответчика

Свое несогласие с возложением ответственности в виде возмещения ущерба за утрату груза ответчик обосновывал следующим.

1. Ответчик не принял от истца заявку на оказание экспедиционных услуг.

Ответчик сослался на пункт договора, в соответствии с которым он принимает на себя обязательства согласно условиям договора и конкретным условиям по каждой непосредственной перевозке, согласованной сторонами в разовой заявке. При этом заявка считается принятой, а ее условия согласованными после получения от экспедитора письменного подтверждения, которого ответчик истцу не направлял. Более того, на заявке в нарушение условий договора отсутствуют подпись и печать экспедитора, что подтверждает тот факт, что заявка сторонами согласована не была и у ответчика как экспедитора и вовсе не возникло обязанностей по ее исполнению.

2. Ответчик не принимал груз к перевозке.

Ответчик заявил, что он не имеет никакого отношения к перевозке груза, поскольку функцию перевозчика не выполнял и не мог выполнять. У ответчика отсутствуют собственные автомобили для перевозки грузов в международном сообщении (в подтверждение чего ответчик предоставил соответствующие документы).

Ответчик пояснил, что вне рамок договора и заявки он осуществил фактическое содействие истцу в нахождении перевозчика, выразившееся в размещении предложения на перевозку на транспортных биржах, после чего к нему обратился иностранный перевозчик «Н» с предложением выполнить перевозку для истца. Перевозчиком ответчику были даны контакты организаций, которые могли дать рекомендации в отношении этого перевозчика. В указанных организациях ответчику рекомендовали иностранного перевозчика «Н» с положительной стороны. Иностранный перевозчик «Н» передал ответчику номер автомобиля, имя водителя, который приедет на загрузку товара, а ответчик в свою очередь передал полученную информацию истцу. Далее отношения по перевозке груза возникли и существовали исключительно между истцом и иностранным перевозчиком «Н».

При этом ответчик в дальнейшем продолжал оказывать содействие истцу в связи с перевозкой груза. Так, спустя неделю с момента погрузки товара ответчик письмом уведомил истца о возможном хищении товара и рекомендовал обратиться в правоохранительные органы.

Таким образом, по мнению ответчика, даже если характеризовать фактические действия ответчика как экспедиционную деятельность, то, с одной стороны, она проистекала вне рамок договора, а с другой стороны, в силу ст. 27 Закона Республики Беларусь от 13.06.2006 № 124-З «О транспортно-экспедиционной деятельности» экспедитор не несет никакой ответственности за груз, поскольку не принимал его в свое ведение.

3. Между ответчиком и иностранным перевозчиком отсутствовали договорные отношения.

По мнению ответчика, наличие копии договора между экспедитором и иностранным перевозчиком «Н» и копии транспортного заказа (заявки) не подтверждает факт наличия между ними договорных отношений. Договор и заявка не подписаны уполномоченным лицом ответчика и в силу п. 3 ст. 163 ГК являются недействительными.

4. Экспедитор не может отвечать за противоправные действия перевозчика.

Товар не был доставлен не по вине ответчика как экспедитора, а в связи с хищением груза. Ссылка в договоре на условие о том, что ответчик взял на себя обязательство отвечать за действия привлеченных третьих лиц, означает исключительно возможность ответчика передать свои права и обязанности экспедитора иному лицу и нести ответственность именно за действия иного лица как экспедитора, но не за действия перевозчика.

5. Истец не является собственником утраченного груза.

Ответчик указал, что истец не вправе обращаться в суд, поскольку права на товар не перешли от поставщика к покупателю.

В CMR-накладной отсутствует юридическое наименование перевозчика, а также штамп перевозчика.

Ранее истец обращался с письмом к поставщику, в котором указывал, что, поскольку в CMR-накладной отсутствуют необходимые сведения о перевозчике, покупатель не может доказать факт поступления товара в его владение по условиям поставки FCA Инкотермс. По мнению ответчика, в указанном письме ранее истец сам признавал отсутствие у него права на груз, что делает невозможным возмещение ему убытков в соответствии со ст. 14 ГК.

Решение суда

Суд констатировал, что ответчик обязан был доставить вверенный ему отправителем груз и выдать его истцу, однако свои обязательства по договору не выполнил.

Суд пришел к выводу о несостоятельности доводов ответчика о непринятии груза в свое ведение, в том числе об отсутствии личного транспорта для организации спорной перевозки, поскольку ответчик перепоручил иностранному перевозчику «Н» доставить груз истцу, заключив с ним договор и оформив транспортный заказ на перевозку груза, тем самым приняв на себя ответственность за ущерб, причиненный истцу.

В решении суд сослался на положения Конвенции, согласно ст. 9 которой накладная, поскольку не доказано противного, служит доказательством соблюдения условий договора и удостоверением принятия груза транспортером.

Справочно.
Согласно ст. 17 Конвенции транспортер несет ответственность за полную или частичную потерю груза или за его повреждение, происшедшее в промежуток времени между принятием груза к перевозке и его сдачей, а также за просрочку доставки.
В соответствии со ст. 23 Конвенции транспортер обязан возместить ущерб, вызванный полной или частичной потерей груза.

Суд констатировал, что отсутствие в CMR каких-либо оговорок свидетельствует о том, что груз был принят к перевозке. Кроме того, в соответствии с условиями договора ответчик обязался отвечать за действия привлеченных им третьих лиц как за свои собственные.

В этой связи доводы ответчика о том, что заключенный с истцом договор является договором транспортной экспедиции и ответчик не принимал груз в свое ведение, не освобождают его от обязанности нести ответственность в рамках согласованных обязанностей по обеспечению надлежащего исполнения обязательств по сделке, одобренной обеими сторонами, в отношении действий привлеченных третьих лиц.

Также суд дал оценку исследованной при рассмотрении дела переписке между истцом и ответчиком (сообщения посредством электронной почты, Viber, Skype), из которой следовало, что ответчик принял обязательства по заявке истца на перевозку груза, а также при исполнении договора признавал наличие договорных отношений с иностранным перевозчиком «Н».

Кроме того, факт направления ответчиком ответа на претензию, содержащего описание обстоятельств утраты груза без указания на то, что заявленная истцом претензия ошибочна по причине отсутствия договорных отношений между ответчиком и иностранным перевозчиком «Н», также подтверждает заключение ответчиком договора с польским перевозчиком.

Суд указал, что довод ответчика о противоправных действиях иностранного перевозчика «Н» не освобождает его от ответственности перед истцом, так как при должной разумности и предусмотрительности перед заключением договора ответчик должен был проверить надежность иностранного перевозчика и только после этого поручать ему перевозку груза.

Суд отверг довод о том, что истец не является собственником утраченного груза, поскольку условием поставки товара является FCA (Инкотермс). Сама группа «F» Инкотермс предусматривает, что продавец доставляет товар для перевозки в соответствии с инструкциями покупателя. Продавец передает товар, прошедший таможенную очистку, перевозчику в обусловленном месте (право собственности переходит в момент сдачи товара перевозчику). Поставщик выполнил свою обязанность, осуществив загрузку товара и передав все документы водителю, названному ответчиком. С момента выполнения своей обязанности поставщиком право собственности на товар перешло к покупателю. При этом отсутствие штампа перевозчика на CMR-накладной не является доказательством того, что поставка на условиях FCA не была выполнена, так как согласно ст. 4 Конвенции неправильность накладной не влияет на существование и действительность договора перевозки.

Требования истца суд удовлетворил в полном объеме.

Апелляционная инстанция и новые доказательства

Не согласившись с решением суда, ответчик подал апелляционную жалобу. В связи с необходимостью уведомления об апелляционном обжаловании третьего лица — иностранного перевозчика «Н» между подачей апелляционной жалобы и ее рассмотрением прошло около 5 месяцев.

За это время ответчик обратился в правоохранительные органы Республики Польша и ознакомился с материалами расследуемого уголовного дела по факту хищения груза.

Из протоколов допроса свидетелей — работников поставщика, а также фотографий, сделанных на основании видеозаписей камер наблюдения, следовало, что в день погрузки на завод поставщика прибыло иное транспортное средство, нежели сообщенное ответчиком истцу (не соответствовали марка и регистрационный номер транспортного средства).

Таким образом, ответчик, ссылаясь на халатность поставщика, заявил о том, что он не является надлежащим ответчиком по настоящему делу, поскольку истец должен заявлять требование о возврате уплаченных за товар денежных средств исключительно к поставщику.

Суд апелляционной инстанции принял новые доказательства, приобщив их к материалам дела.

Вместе с тем суд апелляционной инстанции указал, что доводы апеллянта о вине грузоотправителя не могут быть приняты во внимание, так как при установлении каких-либо оснований при расследовании уголовного дела, свидетельствующих о вине поставщика и т.п., дело может быть пересмотрено по вновь открывшимся обстоятельствам.

Таким образом, решение суда первой инстанции было оставлено без изменения, а апелляционная жалоба ответчика — без удовлетворения.

4329 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме
• • •
Процедура заключения трудового договора (контракта) достаточно строго регламентирована законодательством. Вместе с тем на практике довольно часто совершаются ошибки: вмес...
Заключение трудового договора (контракта)