Вы на портале

Конфискация: практика применения

Проблема: В КоАП немалое число норм, предусматривающих конфискацию денежных средств, выручки, товаров и иного имущества субъектов хозяйствования. Это является предпосылкой для их применения общими и экономическими судами. Сохранение конфискации как административного взыскания и ее применение до настоящего времени продолжает оставаться не до конца решенной, а потому и актуальной проблемой.

Обновлено
Лукашов Алексей
Лукашов Алексей

кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры уголовного права юридического факультета БГУ

3410 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

А. Г. Лукашенко

Штрафы и наказания не должны приводить к краху или ликвидации предприятий, которые годами пополняли бюджет налогами*.

Последствия: Необоснованное и незаконное применение конфискации является причиной значительного ухудшения финансового состояния предприятий, дестабилизации их работы, банкротств, что в конечном счете влияет на экономику и имидж страны в целом.

* См. по короткой ссылке http://bit.ly/2i4JXyP.

Правомерна ли конфискация у несобственника?

Согласно ст. 28 КоАП 1984 г. конфискации как виду административного взыскания могли подвергаться лишь предметы, явившиеся орудием совершения или непосредственным объектом (предметом) административного правонарушения, принадлежавшие правонарушителю на праве личной собственности. Исключение составляли предметы административных таможенных правонарушений, которые могли быть конфискованы независимо от того, находились ли они в личной собственности лица, совершившего административное таможенное правонарушение. 

В части первой ст. 6.10 КоАП 2003 г., введенного в действие с 01.03.2007, предусмотрено, что конфискации (принудительному безвозмездному обращению в собственность государства) подлежит доход, полученный в результате противоправной деятельности, а также предметы административного правонарушения, орудия и средства совершения административного правонарушения, находящиеся в собственности (на праве хозяйственного ведения, оперативного управления, далее по тексту — в собственности) лица, совершившего административное правонарушение. В изъятие из этого правила установлено, что конфискация применяется независимо от того, в чьей собственности находятся предмет административного правонарушения, орудия и средства совершения административного правонарушения, если это предусмотрено в статьях Особенной части КоАП.

Конфискация применяется независимо от того, в чьей собственности находятся предмет административного правонарушения, орудия и средства совершения административного правонарушения, если это предусмотрено в статьях Особенной части КоАП.

Между тем согласно ст. 44 Конституции Республики Беларусь государство гарантирует каждому право собственности, ее неприкосновенность и допускает ее принудительное отчуждение лишь по мотивам общественной необходимости. 

Справочно:

Согласно ст. 44 Конституции Республики Беларусь государство гарантирует каждому право собственности и содействует ее приобретению.
Собственность, приобретенная законным способом, защищается государством. Принудительное отчуждение имущества допускается лишь по мотивам общественной необходимости при соблюдении условий и порядка, определенных законом, со своевременным и полным компенсированием стоимости отчужденного имущества, а также согласно постановлению суда.

Представляется, что конфискация предмета административного правонарушения, не принадлежащего лицу, совершившему данное правонарушение, в тех случаях, когда предмет административного правонарушения является законно приобретенным имуществом, находящимся в собственности иного лица, едва ли согласуется с конституционными положениями.

Норма ст. 6.10 КоАП, допускающая конфискацию имущества независимо от того, в чьей собственности находится предмет административного правонарушения, полагаем, не сопрягается и с положениями абзаца второго подп. 2.1 п. 2 Директивы Президента Республики Беларусь от 31.12.2010 № 4 «О развитии предпринимательской инициативы и стимулировании деловой активности в Республике Беларусь» (далее — Директива № 4), предусматривающими запрет конфискации имущества при совершении административных правонарушений, если эти правонарушения не связаны с незаконным оборотом такого имущества.

В отличие от КоАП 1984 г. конфискация может применяться как в отношении физических лиц, так и в отношении субъектов хозяйственной деятельности: индивидуальных предпринимателей и юридических лиц.

Конфискация как дополнительное административное взыскание

Конфискация применяется только в качестве дополнительного взыскания и лишь в случаях, прямо предусмотренных статьями Особенной части КоАП (части третья, пятая ст. 6.3 КоАП).

Справочно:

Абзацами первым и вторым подп. 2.1 п. 2 Директивы № 4 предусмотрена гарантия добросовестным приобретателям имущества сохранения прав собственности и пользования этим имуществом. При этом предписано исключить принятие (издание) нормативных правовых актов, предусматривающих возможность конфискации имущества при совершении административных правонарушений, если эти правонарушения не связаны с незаконным оборотом такого имущества.

Часть третья ст. 6.10 КоАП не допускает конфискацию товаров, являющихся предметом административного таможенного правонарушения, за совершение которого предусмотрена конфискация таких товаров, если после его совершения товары были приобретены лицом, не совершавшим это административное таможенное правонарушение, и при этом такие товары:

  • помещены под таможенную процедуру выпуска для внутреннего потребления в порядке, установленном международными договорами и иными актами законодательства;
  • приобретены на территории Республики Беларусь у физического лица, не являющегося индивидуальным предпринимателем, для личного, семейного, домашнего потребления и иного подобного использования, не связанного с предпринимательской деятельностью, если приобретатель не знал и не мог знать о совершении этого административного правонарушения;
  • приобретены в розничной торговле.

Вышеуказанная норма не приведена в соответствие с подп. 2.1 п. 2 Директивы № 4, запрещающим конфискацию имущества у субъектов предпринимательской деятельности, являющихся его добросовестными приобретателями, вне зависимости от того, в каких отношениях (таможенных или иных) это имущество было приобретено. При наличии спора о добросовестности приобретателя данную категорию дел предписано рассматривать в судах в первоочередном порядке. Однако это положение не нашло отражения в ХПК. Полагаем, что в том числе и по указанным причинам многие представители частного бизнеса (39,9 % респондентов) считают, что Директива № 4 не выполнена*.

Справочно:

Абзацем третьим подп. 2.1 п. 2 Директивы № 4 предусмотрен запрет конфискации, иного изъятия имущества у субъектов предпринимательской деятельности, являющихся его добросовестными приобретателями.

* См.: Национальная платформа бизнеса Беларуси — 2016. Вызов кризису / Координационный совет по развитию и продвижению «Национальной платформы бизнеса Беларуси». — Минск: Колорград, 2016. — С. 68, а также по короткой ссылке http://bit.ly/2ieci9C.

Специальная конфискация

Наряду с конфискацией как видом административного взыскания в части второй ст. 6.10 КоАП предусмотрена специальная конфискация, которая не является административным взысканием и применяется независимо от назначенного административного взыскания либо освобождения лица от административной ответственности. Специальная конфискация состоит в принудительном безвозмездном изъятии в собственность государства вещей, изъятых из оборота, незаконных орудий охоты и добычи рыб и других водных животных, озерно-речной рыбы и других водных животных, торговля которыми осуществлялась в неустановленных местах, а также незаконных средств сбора грибов, других дикорастущих растений или их частей (плодов, ягод, семян).

При применении специальной конфискации безвозмездное изъятие преследует цель выведения предметов из оборота (обращения), а не цели административного взыскания: воспитание физического лица, совершившего административное правонарушение, предупреждение совершения новых правонарушений как физическими, так и юридическими лицами, способствование восстановлению справедливости.

При применении специальной конфискации безвозмездное изъятие преследует цель выведения предметов из оборота (обращения), а не цели административного взыскания: воспитание физического лица, совершившего административное правонарушение, предупреждение совершения новых правонарушений как физическими, так и юридическими лицами, способствование восстановлению справедливости (ст. 6.1 КоАП).

Нормы ст. 6.10 КоАП о конфискации и специальной конфискации не согласованы между собой. Так, доход, полученный от противоправной деятельности, законные орудия и средства совершения административного правонарушения, имеющие статус предметов, подлежащих конфискации как виду административного взыскания, в действительности являются предметом специальной конфискации.

Например, в ст. 16.7 КоАП предусмотрена обязательная конфискация недоброкачественной продукции, заведомо способной повлечь заболевания или отравления людей или заведомо загрязненной радионуклидами сверх допустимых уровней. Применением данной меры не преследуется достижение целей административного взыскания. Конфискацией такой недоброкачественной продукции государство достигает иную цель, присущую только специальной конфискации: обеспечение здоровья населения путем выведения из оборота продукции, опасной для потребителя.

Данное обстоятельство не остается без внимания экономических судов. Некоторые из них, применяя конфискацию как дополнительный вид административного взыскания, прямо указывают, что «применение наряду с административным штрафом дополнительного административного взыскания в виде конфискации изъятых табачных изделий суд мотивирует необходимостью исключения его повторного вовлечения в незаконный экономический оборот»*. Правда, такое обоснование, будучи правильным по сути, противоречит целям административного взыскания, указанным в ст. 6.1 КоАП.

* Постановление экономического суда Гродненской области от 08.09.2016 (дело № 372-9Ап/ 2016) // ИБ «КонсультантПлюс. Судебная практика» [Электронный ресурс]. — Минск: ООО «ЮрСпектр», 2016.

Применение конфискации

КоАП 1984 г. допускал применение внесудебной конфискации (органами внутренних дел, природных ресурсов и охраны окружающей среды и др.). По КоАП 2003 г. конфискация применяется только судами.

В настоящее время в Особенной части КоАП 55 статей предусматривают конфискацию дохода, полученного в результате противоправной деятельности, а также предметов административного правонарушения, орудий и средств совершения административного правонарушения. В 30 случаях конфискация является обязательной (используется словосочетание «с конфискацией»), а в 35 случаях конфискация может быть применена по усмотрению суда (используется словосочетание «с конфискацией или без конфискации»).

В КоАП 1984 г. по состоянию на 01.03.2007 было 43 статьи, предусматривающих конфискацию. В КоАП 2003 г. 55 статей, предусматривающих конфискацию.

Как отметил судья Верховного Суда Республики Беларусь Д. П. Александров, в первом полугодии 2016 г. дополнительные административные взыскания экономические суды не применили по более чем 1 000 дел названной категории, что свидетельствует, как полагает судья, о положительной трансформации практики применения административной ответственности к субъектам предпринимательской деятельности*.

Представляется, что применение в настоящее время экономическими судами конфискации примерно по 75 % дел об административных правонарушениях, подсудных этим судам, едва ли можно признать удовлетворительным. К тому же не единичны случаи, когда общие и экономические суды при наложении конфискации отступают от требований процессуального (ПИКоАП) и материального (КоАП) закона.

ПРИМЕР 1

Постановлением судьи суда Московского района г. Бреста на основании части первой ст. 12.23 КоАП ЧТУП «Е» подвергнуто штрафу в размере 250 БВ на сумму 32 500 000 неденоминированных рублей с конфискацией 2 810 пачек сигарет стоимостью 15 691 110 неденоминированных рублей за хранение этих сигарет без сопроводительных документов, подтверждающих легальность их приобретения.
Постановлением судьи Брестского областного суда данное постановление оставлено без изменения, а жалоба предприятия — без удовлетворения. Председатель Верховного Суда Республики Беларусь указанные постановления отменил, прекратив производство по делу об административном правонарушении, по следующим основаниям.
Как следует из материалов дела, протокол об административном правонарушении в отношении предприятия был составлен 26.04.2013 главным государственным налоговым инспектором ИМНС по Брестской области С. На основании данного протокола было рассмотрено дело об административном правонарушении и принято решение о наложении административного взыскания.
Между тем налоговый инспектор С., составивший указанный протокол об административном правонарушении, 11.03.2013 уже был опрошен по данному делу в судебном заседании в качестве свидетеля, что в силу требований п. 1 части первой ст. 5.1, части первой ст. 5.3 ПИКоАП исключало его дальнейшее участие в административном процессе в качестве должностного лица органа, ведущего административный процесс.
Составленный С. протокол об административном правонарушении не имел юридической силы и не мог служить основанием для принятия решения по делу.

Имея в виду указанные существенные нарушения процессуального закона, Председатель Верховного Суда Республики Беларусь состоявшиеся по делу постановления нижестоящих судов отменил, а дело об административном правонарушении прекратил**.

ПРИМЕР 2

За транспортировку лесоматериалов в количестве 21,4 м3 стоимостью 970,59 руб. без наличия требуемых в предусмотренных законодательством случаях сопроводительных документов экономический суд Могилевской области по части четвертой ст. 12.17 КоАП наложил штраф на ОДО «Б» в размере 10 БВ (210 руб.) с конфискацией лесоматериалов.
Товарно-транспортная накладная (далее — ТТН) на перевозку груза представлена ОДО «Б» межрайонной инспекции охраны животного и растительного мира через два часа после задержания транспортного средства, в ней отсутствует подпись водителя, принявшего груз к перевозке. Водитель имел путевой лист, а ТТН забыл забрать в кабинете директора*.

* Постановление экономического суда Могилевской области от 04.07.2016 (дело № 161-4/Ап/2016) // ИБ «КонсультантПлюс. Судебная практика» [Электронный ресурс]. — Минск: ООО «ЮрСпектр», 2016.

Из постановления экономического суда Могилевской области по этому делу тем не менее усматривается, что ОДО «Б» допустило нарушение требований законодательства о транспортировке груза (ст. 40 Закона Республики Беларусь от 14.08.2007 № 278-З «Об автомобильном транспорте и автомобильных перевозках»), которое совершено по неосторожности. Сопроводительный документ (ТТН) имелся в наличии, но не сопровождал груз, сама хозяйственная операция была действительной, а груз — легальным.

Из постановления суда усматривается, что ОДО «Б» допустило нарушение требований законодательства о транспортировке груза, которое совершено по неосторожности. Сопроводительный документ (ТТН) имелся в наличии, но не сопровождал груз, сама хозяйственная операция была действительной, а груз — легальным.

В качестве обоснования наложения на ОДО «Б» дополнительного административного взыскания в виде конфискации груза указан сам факт совершения административного правонарушения и его пресечение контролирующим органом. Иначе говоря, обоснования применения конфискации в постановлении не приведены.

Такая «мотивировка», безусловно, противоречит предписанию п. 6 постановления Президиума Верховного Суда Республики Беларусь от 09.12.2015 № 7 «О практике рассмотрения экономическими судами дел об административных правонарушениях, связанных с транспортировкой товаров в нарушение установленного законодательством порядка» (далее — постановление № 7), согласно которому решение о применении конфискации должно быть надлежащим образом обосновано в мотивировочной части постановления по делу об административном правонарушении.

Проигнорировано судом и другое требование, содержащееся в п. 6 постановления № 7: при решении вопроса о наложении административного взыскания не принят во внимание характер и размер причиненного вреда.

Приведенные выше обстоятельства свидетельствуют о том, что указанное административное правонарушение не повлекло причинения ущерба государственной собственности и не связано с получением юридическим лицом выгоды имущественного характера. При этом под выгодой имущественного характера понимается доход, который юридическое лицо получило (могло получить), либо затраты, которых юридическое лицо избежало (могло избежать) в результате совершения должностным лицом или иным работником юридического лица административного правонарушения.

В приведенном случае дело об административном правонарушении в соответствии со ст. 8.8 КоАП следовало прекратить, освободив юридическое лицо от административной ответственности. 

Справочно:

В соответствии со ст. 8.8 КоАП юридическое лицо освобождается от административной ответственности в области предпринимательской деятельности, если совершенное должностным лицом или иным работником юридического лица административное правонарушение не повлекло причинение ущерба государственной собственности и не связано с получением юридическим лицом выгоды имущественного характера.

* Александров Д. П. Судебная практика по делам об административных правонарушениях (по состоянию на 30.09.2016) // ИБ «КонсультантПлюс. Комментарии Законодательства Белорусский Выпуск» [Электронный ресурс]. — Минск: ООО «ЮрСпектр», 2016.

** Существенное нарушение процессуального закона повлекло отмену постановлений с прекращением производства по делу об административном правонарушении: постановление Председателя Верховного Суда Республики Беларусь от 28.04.2014 (извлечение) // Судовы веснiк. — 2014. — № 2. — С. 49.

Выводы

Можно множить примеры таких решений. Несмотря на принятие Пленумом Верховного Суда Республики Беларусь постановления от 25.09.2014 № 15 «О применении судами норм Общей части Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях», а Президиумом Верховного Суда — постановления № 7, следует констатировать, что уровень правосудия в общих и экономических судах по делам об административных правонарушениях, за которые может быть назначена конфискация, нуждается в повышении.

Представляется необходимым исключить конфискацию из числа видов административных правонарушений путем внесения соответствующих изменений в КоАП, приведя его в этой части в соответствие с Конституцией Республики Беларусь.

Право на существование в КоАП имеет только специальная конфискация, которой следует подвергать:

  • доход, полученный в результате совершения административного правонарушения;
  • доход, полученный от использования имущества, полученного в результате совершения административного правонарушения;
  • имущество, изъятое из оборота;
  • орудия и средства совершения административного правонарушения, принадлежащие лицу, совершившему административное правонарушение;
  • предметы, которые непосредственно связаны с административным правонарушением, если они не подлежат возврату лицам, у которых они находились в собственности.

От редакции

Конституционный Суд Республики Беларусь в решении от 05.07.2013 № Р-838/2013 «О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь "О внесении изменений и дополнений в Кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях и Процессуально-исполнительный кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях"» отметил, что защита прав собственности добросовестных приобретателей товаров предполагает доверие собственнику относительно правомерности оснований приобретения принадлежащих ему доходов и имущества, выступая тем самым в качестве одной из важнейших гарантий неприкосновенности собственности.


3410 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме