Неосновательное обогащение: возможно ли взыскание в эквиваленте? - jurist

Неосновательное обогащение: возможно ли взыскание в эквиваленте?

В практике работы хозяйствующих субъектов периодически возникает вопрос о том, допускается ли взыскание неосновательного обогащения в сумме, эквивалентной определенной в иностранной валюте.

Действительно, перечисляя денежные средства в привязке к определенной валюте, сторона хочет застраховать себя от риска курсовых потерь в случае, например, признания договора незаключенным или его расторжения.

В юридическом сообществе существует две основные точки зрения по данному вопросу:

1) взыскать неосновательное обогащение можно только в рублях;

2) взыскать неосновательное обогащение можно в рублях, но с учетом эквивалента на дату вынесения решения суда. 

Бондюк Павел

Юрист, магистр права

5806 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Взыскать можно только то, что получено?

Сторонники данной позиции утверждают, что:

— правовая природа неосновательного обогащения не дает права взыскать его с учетом эквивалентности;

неосновательное обогащение может иметь место только в том размере и валюте, в котором оно фактически было получено.

Эта позиция основывается на буквальном толковании ст. 971 ГК, согласно которой лицо, которое без установленных законодательством или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 978 ГК.

Указанная позиция подкрепляется и судебной практикой.

Пример (дело № 21-252015/16)
Между ООО «А» и ООО «В» был заключен договор о разработке технического задания, по условиям которого стоимость результата работы составила 48 000 долл. США. Оплата производилась в белорусских рублях по курсу Национального банка Республики Беларусь на день оплаты.
Во исполнение договора ООО «А» перечислило ООО «В» сумму в белорусских рублях, эквивалентную 36 000 долл. США. 
Ссылаясь на факт несоответствия результата работ предмету договора и односторонний отказ от исполнения договора, ООО «А» просило взыскать с ООО «В» сумму в размере 53 760 бел. руб., что составляло в эквиваленте 36 000 долл. США на дату перечисления денежных средств.
Решение суда: 
1) в силу отказа ООО «А» в одностороннем порядке от исполнения договора полученные денежные средства в рамках договора являются неосновательным обогащением ООО «В»;
2) несмотря на то, что в договоре обязательство выражено в валютном эквиваленте, размер неосновательного обогащения является суммой фактически перечисленных денежных средств в валюте платежа — белорусских рублях;
3) с ООО «В» взыскано неосновательное обогащение в размере 53 760 бел. руб.

Применение аналогичной позиции встречается также и в спорах по гражданским делам. 

Пример 
Судебной коллегией по гражданским делам областного суда 21.12.2017 была рассмотрена кассационная жалоба на решение районного суда от 23.10.2017 по иску Д. к Б. о взыскании неосновательного обогащения. 
Решением районного суда от 23.10.2017 постановлено взыскать с Б. в пользу Д. сумму неосновательного обогащения в размере 19 379 бел. руб. (10 000 долл. США на дату подачи иска).
Выводы судебной коллегии:
1) суд первой инстанции необоснованно взыскал с ответчика в пользу истца сумму 19 379 бел. руб., эквивалентную на момент предъявления исковых требований 10 000 долл. США, поскольку ответчиком фактически была получена денежная сумма 86 900 000 неденоминированных рублей;
2) наличие между сторонами договоренности о передаче в счет купли-продажи автомобиля денежной суммы, эквивалентной иностранной валюте, которая в силу п. 2 ст. 399 ГК является ничтожной, не влечет выплату денежных средств, являющихся неосновательным обогащением, в сумме, эквивалентной иностранной валюте.

Справочно.
Несоблюдение правил о форме предварительного договора влечет его ничтожность (п. 2 ст. 399 ГК).

Взыскать можно в эквиваленте на дату вынесения решения суда?

Сторонники данной позиции в качестве обоснования приводят гибкое толкование  положений ст. 298 ГК — неосновательное обогащение, как обязательство, может определяться в том числе как последствия гражданско-правовой сделки, которые не ограничиваются объемом полученного (исполненного) исключительно в рублях. При этом допускается возможность определения неосновательного обогащения в валюте договорного обязательства. 

Справочно.
Рассчитаться валютой можно только в отдельных случаях, установленных законодательством (п. 2 ст. 298 ГК). Например, с транспортной организацией за перевозку грузов за пределы или из-за пределов нашей страны (подп. 25.13 п. 25 Правил проведения валютных операций, утвержденных постановлением Правления Национального банка Республики Беларусь от 30.04.2004 № 72).

Пример (дело № 88-17/2016/113А/1205К)
ИООО «С» арендовало у ИП «П» нежилое помещение. Арендная плата определена в размере 3450,00 евро по курсу в белорусских рублях, установленному Национальным банком Республики Беларусь на день платежа. 
Арендатор 17.01.2014 оплатил арендодателю сумму страхового залога в размере 89 769 000 бел. руб. (до деноминации), эквивалентную 6900,00 евро на день платежа. 
По условиям договора при окончании его действия и, если арендатор не причинит арендодателю ущерба, убытков и/или повреждения помещению, страховой залог в размере 6900,00 евро учитывается в счет арендных платежей за последние два месяца аренды.
С 01.02.2015 размер арендной платы был уменьшен до 2601,5 евро, а с 01.10.2015 — до 1815,00 евро.
06.01.2016 арендатор уведомил арендодателя о расторжении договора. Арендодатель зачел внесенный страховой залог (в полном объеме) в счет арендной платы за последние два месяца аренды с 01.01.2016 по 29.02.2016. 
Арендатор обратился с иском в суд о взыскании неосновательного обогащения в белорусских рублях в сумме, эквивалентной 2782,5 евро по курсу на день принятия решения (03.06.2016). 
Позиция арендатора:
1) поскольку арендатор исполнил обязательство по уплате страхового залога в сумме 6412,5 евро, но не получил встречное исполнение в виде предоставления в аренду имущества на указанную сумму, то данное обстоятельство с учетом п. 4 ст. 423 и п. 3 ст. 972 ГК влечет неосновательное обогащение арендодателя на сумму неисполненного встречного обязательства, которым является сумма, эквивалентная 2782,5 евро; 
2) если размер арендной платы с учетом корректировок был уменьшен, то, соответственно, за два последних месяца аренды арендная плата должна была составлять сумму 3630,00 евро, а не 6412,5 евро (6412,5 – 3630,00 = 2782,5).
Суд первой инстанции удовлетворил заявленное требование в полном объеме, взыскав с ИП «П» 62 110 932 рублей неосновательного обогащения, что на день вынесения решения (03.06.2016) составило 2782,5 евро. 
Решение осталось в силе после рассмотрения судом апелляционной инстанции.

Как видим, позиции юристов и суда по вопросу взыскания неосновательного обогащения в сумме, эквивалентной иностранной валюте, в некоторых случаях отличаются. 

Вместе с тем полагаем, что взысканию в качестве неосновательного обогащения подлежат только те денежные средства и в той валюте, в которой они были получены приобретателем.

Исполнение обязательств: рубли или валюта?

Действующее законодательство Республики Беларусь предоставляет возможность исполнять денежное обязательство в рублях, а его размер определять в эквиваленте по курсу иностранной валюты.

Статья 298 ГК обязывает стороны определять валюту, эквивалент к которой устанавливается в сделке, и дату, на которую он устанавливается. В некоторых случаях валюта и дата также могут определяться законодательством.

Иными словами, для того чтобы исполнять денежное обязательство в привязке к валюте, сторонам об этом необходимо изначально договориться. 

Следовательно, при неисполнении действующего (непрекращенного) денежного обязательства одной стороной другая сторона вправе потребовать и впоследствии через суд получить такое исполнение с учетом оговоренной ранее валюты обязательства и валюты платежа.

По смыслу п. 2 ст. 288 ГК неосновательное обогащение является самостоятельным обязательством, основание возникновения которого предусмотрено главой 59 ГК.

То есть сам факт возникновения обязательства из неосновательного обогащения в случае расторжения договора или признания его недействительным (незаключенным) говорит о том, что все иные обязательства сторон прекращены и не имеют юридической силы.

Справочно.
В целях минимизации «курсовых потерь» стороны, перечисляющей денежные средства в эквиваленте к курсу иностранной валюты, целесообразно указывать в договоре, что в случае прекращения действия договора, а также излишней уплаты денежных средств по договору возврат таких денежных средств осуществляется в сумме, эквивалентной определенному размеру условных денежных единиц (в том размере, эквивалентно которому они были получены).

Неосновательное обогащение как самостоятельный источник возникновения обязательств имеет самостоятельный механизм его использования, который определен в ст. 971 ГК, и исключения из действия указанной нормы со ссылкой на условия договорного обязательства (условия об эквивалентности) недопустимы.

В противном случае будет иметь место конфликт двух обязательств, а именно между обязательством, возникшим из договора, и обязательством, возникшим из неосновательного обогащения. 

Следовательно, размер неосновательно полученных денежных средств не может быть одновременно определен по правилам договорного обязательства и взыскан исходя из положений о неосновательном обогащении. 

Стоит отметить, что согласно судебным правовым позициям по вопросу применения и толкования п. 1 ст. 971, п. 3 ст. 972 ГК имеется следующее суждение: «В силу названных выше норм неосновательным обогащением следует считать не то, что исполнено в силу обязательства, а лишь то, что получено стороной в связи с этим обязательством и явно выходит за рамки его содержания (дело № 62-12/2019/72А от 09.10.2019, дело № 61-4/2019/514А/707К от 26.06.2019, дело № 108-8/2013 от 22.11.2013)».

Указанное подтверждает, что в качестве материально-правового требования (предмета) иска может рассматриваться требование к приобретателю о взыскании только полученной суммы в виде неосновательного приобретения (сбережения). 

Таким образом, если обязательство, предусматривающее его оплату в рублях по курсу, прекратилось, это влечет за собой полное освобождение сторон от всех ранее связывавших их прав и обязанностей, в том числе и от условия способа и порядка оплаты. 

Следовательно, если в качестве неосновательного обогащения взыскиваются денежные средства, которые были получены в рублях, то нет никаких оснований для определения взыскиваемой суммы в иностранной валюте в рублевом эквиваленте.

Аналогичный принцип действует и в случае, если денежные средства были получены в иностранной валюте. В таком случае неосновательное обогащение взыскивается также в валюте полученного платежа (дело № 92-13/2018 от 18.02.2019).

5806 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме
На общественное обсуждение на Правовом форуме Беларуси вынесен проект Закона «Об изменении законов по вопросам торговли и общественного питания». Законопроект предлагает...
702
• • •
Вопрос: Что следует сделать белорусскому поставщику для соблюдения сроков репатриации, если в связи с санкциями российский покупатель не смог своевременно оплатить постав...
№ 4 апрель 2022
2714