Вы на портале

Новеллы для хозяйственных обществ: что готовит законодатель?

Подготовлен проект закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законы Республики Беларусь по вопросам хозяйственных обществ», который предполагает внесение значительного количества новелл в регламентацию хозяйственных обществ. Законопроект содержит 63 изменения и дополнения, вносимых в Закон Республики Беларусь от 09.12.1992 № 2020-XII «О хозяйственных обществах» (далее — Закон).

Интерес представляют законодательные новеллы в отношении фактического исключения закрытого акционерного общества из правовой системы Республики Беларусь при его юридическом сохранении, а также «истинного отсутствия» диспозитивности в регулировании акционерных соглашений и договоров по реализации прав участников ООО (ОДО).

Обновлено
Функ Ян
Функ Ян

Председатель Международного арбитражного суда при БелТПП, доктор юридических наук, профессор

7240 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Какова общая практика правовых систем?

Важно обратить внимание на то, что правовые системы многих государств, в том числе представляющих ведущие экономики мира, не используют широкий перечень организационно-правовых форм и видов юридических лиц (прежде всего коммерческих организаций), а пытаются обойтись их небольшим числом для оптимизации подходов, в частности, при организации бизнеса.

Российская Федерация несколько лет назад также оптимизировала структуру организационно-правовых форм юридических лиц и отказалась в том числе от таких форм коммерческой организации, как общество с дополнительной ответственностью и закрытое акционерное общество, посчитав с точки зрения экономики, что их функции выполняет общество с ограниченной ответственностью.

Право Республики Беларусь в настоящее время содержит 9 организационно-правовых форм коммерческих организаций и не унифицирует их.

Считаем такой подход белорусского законодателя не просто корректным, а правильным. Ведь лица, участвующие в экономической жизни страны, должны иметь возможность права выбора при организации бизнеса из различных не только по наименованию, но и по природе организационно-правовых форм. И приводить все эти формы коммерческих организаций в правовой системе Республики Беларусь лишь к двум-трем нам представляется нецелесообразным (так как правовая форма может добавить дополнительные стимулы при организации бизнеса) и некорректным (ввиду отсутствия правовых и экономических оснований для ограничения свободы выбора лиц «с предпринимательской жилкой»).

С учетом вышеизложенного мы не поддерживаем подход лиц, вносивших изменения в Гражданский кодекс Российской Федерации, которые утверждали, что раз общество с ограниченной ответственностью и закрытое акционерное общество выполняют одну и ту же экономическую функцию, то без вреда для экономики можно отказаться от закрытых акционерных обществ.

По нашему мнению, не только экономика формирует право, регламентирующее имущественные отношения, но и право оказывает взаимное влияние на экономику.

К чему стремится национальный законодатель?

Авторы законопроекта не пошли российским путем, однако и не сохранили действующий национальный подход, а предложили практически нивелировать отличия между ЗАО и ОАО. Фактически и юридически законодатель отказался от особенностей закрытого акционерного общества, которое, по общему правилу, в случае принятия законопроекта в неизменном виде будет практически неотличимо от открытого акционерного общества.

Справочно.
В настоящее время число акционеров закрытого акционерного общества не может превышать 50 (ч. 5 ст. 60 Закона).

Предлагается изменить ч. 3 ст. 66 Закона, предусмотрев, что число акционеров не только ОАО, но и ЗАО не ограничено по общему правилу.

При этом в рамках изъятия из общего правила (норма предлагается диспозитивной) уставом ЗАО может быть предусмотрено ограничение по количеству акционеров. Если такое ограничение будет в уставе, то при превышении количества акционеров, предусмотренного уставом ЗАО, оно подлежит реорганизации или «переходу» в ОАО в течение года (с момента данного превышения). Если же количество участников не уменьшится до предела, установленного уставом в течение указанного срока, то по его истечении (например, на 366-й день) ЗАО подлежит ликвидации в судебном порядке.

Справочно.
Из корректировок законопроекта однозначно не следует, что ЗАО может просто внести изменения в устав, предусмотрев увеличение количества акционеров до их действительного числа.

Считаем, что если описанный выше запрет напрямую не предусмотрен в законопроекте, то, скорее всего, его нет, а следовательно, конкретное ЗАО сможет внести предложенное нами изменение в свой устав.

В силу предполагаемого изменения в ст. 20 Закона переход хозяйственных обществ из одного вида в другой, а именно ЗАО в ОАО и ОАО в ЗАО (последнее представляет собой, безусловно, изменение вида хозяйственного общества, а не его организационно-правовой формы) не является преобразованием, то есть реорганизацией. Это закрепляет нивелирование отличий между ОАО и ЗАО.

Как изменится порядок отчуждения акций?

Самые главные предполагаемые изменения коснулись ст. 73 Закона:

— уставом ЗАО может быть предусмотрено, что его акционеры имеют преимущественное право покупки акций общества;

— право на покупку продаваемых акций ЗАО самим обществом также может быть предусмотрено его уставом.

Справочно.
Нормы ст. 73 Закона в действующей редакции регламентируют обращение акций закрытого акционерного общества.

Причем если устав ЗАО не предусматривает право преимущественной покупки акций, то акционеры вправе продать или иным образом произвести отчуждение своих акций другому акционеру (акционерам) либо третьим лицам без соблюдения порядка, предусмотренного ст. 73 Закона.

Таким образом, законодатель предлагает сохранить законодательную регламентацию порядка отчуждения акций ЗАО, содержащуюся в ст. 73 Закона, лишь в отношении тех ЗАО, в уставе которых будет содержаться право преимущественной покупки акций.

По общему же правилу никаких ограничений по отчуждению акций ЗАО не будет предусмотрено. Иными словами, из положений законопроекта следует, что, с одной стороны, законодателю жалко расставаться с уже существующим нормативным регулированием, но, с другой стороны, он фактически не желает сохранять ЗАО.

Справочно.
При реализации положений законопроекта законодатель откажется от двух базовых отличий между ОАО и ЗАО, а именно: от ограничения в ЗАО возможного количества акционеров и от ограничения по отчуждению акций ЗАО.

То есть была выбрана «срединная позиция», в силу которой, во-первых, у ЗАО практически нет отличий от ОАО (по общему правилу); во-вторых, такие отличия могут присутствовать, если они предусмотрены уставом ЗАО (изъятие из общего правила).

При действительной реализации указанного выше предложения, вероятность чего очень высока, на первоначальном этапе все ЗАО будут представлять собой изъятия из общего правила. Однако по мере внесения изменений в уставы ЗАО они будут неотличимы от ОАО, соответственно, сохранение их статуса как ЗАО не будет иметь под собой никакого основания.

Как может измениться правовое регулирование корпоративных договоров и соглашений?

Еще одна новелла связана с так называемыми корпоративными договорами.

Акционерное соглашение и корпоративный договор введены в правовую систему Республики Беларусь с целью определения участниками соответствующих хозяйственных обществ важнейших вопросов (жизнедеятельности хозяйственного общества, взаимодействия между собой) иначе, чем эти вопросы урегулированы в Законе, и регламентации в уставе конкретного хозяйственного общества. Законодатель разрешает участникам определить указанные вопросы в рамках своих договорных отношений. При этом в действующей редакции Закона законодатель запрещает всем акционерам одновременно быть участниками акционерного соглашения (ч. 4 ст. 90-1 Закона).

Справочно.
Статьи 90-1 и 111-1 Закона определяют правовую суть и регулирование акционерного соглашения и договора об осуществлении прав участников общества с ограниченной ответственностью (общества с дополнительной ответственностью).

То же относится и к сторонам договора об осуществлении прав участников общества с ограниченной ответственностью (общества с дополнительной ответственностью). Последнее объясняется тем, что в силу ч. 3 ст. 111-1 Закона к договору об осуществлении прав участников общества с ограниченной ответственностью применяются нормы ст. 90-1, если иное не вытекает из существа отношения (в данном случае иное из существа отношения не вытекает).

Справочно.
Стороны акционерного соглашения определяют в нем условия для реализации прав, удостоверяемых акциями, к примеру, вопросы голосования в общем собрании участников, приобретения или отчуждения акций, осуществления согласованных действий, связанных с жизнедеятельностью хозяйственного общества, его реорганизацией и ликвидацией (ст. 90-1 Закона).

Указанное требование распространяется и на договор об осуществлении прав участников общества с дополнительной ответственностью. В связи с тем, что на основании ст. 112 Закона к обществу с дополнительной ответственностью применяются нормы об обществе с ограниченной ответственностью, если иное не предусмотрено законодательными актами, то положения ст. 111-1 Закона распространяются и на общество с дополнительной ответственностью.

Приведенный выше запрет объясняется тем, что законодатель боится того, что акционерное соглашение или договор об осуществлении прав участников ООО (ОДО) будут подменять собой устав АО или устав общества с ограниченной ответственностью (общества с дополнительной ответственностью). Это действительно может происходить, так как в корпоративных договорах могут быть урегулированы (и регулируются) те же вопросы, что и в уставах хозяйственных обществ.

Что учел законодатель?

Приведенный подход законодателя:

— действительно исключает возможность «подмены», поскольку не разрешает всем участникам хозяйственного общества быть сторонами корпоративного договора, в то время как все они, безусловно, должны следовать положениям устава;

— не позволяет привнести договорной элемент в корпоративную структуру тех хозяйственных обществ, которые состоят лишь из двух участников. И это при том, что для таких участников, особенно в ситуации, когда соотношение их долей в уставном фонде 50/50 или близко к этим величинам, заключение корпоративного договора является возможным разрешением будущих конфликтов между ними, которые, в свою очередь, могут привести к прекращению деятельности соответствующего хозяйственного общества;

— делает невозможным, даже в хозяйственных обществах с числом участников более двух, установить точные взаимоотношения между всеми участниками во избежание возможных конфликтов между ними.

Суть данной проблемы заключается в том, что законодатель предусматривает возможность определения в корпоративном договоре соответствующих отношений не так, как они урегулированы в законодательстве Республики Беларусь и, в частности, в Законе.

Как быть в отношении обеспечения исполнения обязательств?

В ст. 90-1 Закона указывается, что в акционерном соглашении и в договоре об осуществлении прав участников общества с ограниченной ответственностью (общества с дополнительной ответственностью) могут предусматриваться способы обеспечения исполнения обязательств, вытекающих из соглашения (договора), и меры гражданско-правовой ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение таких обязательств.

Справочно.
Акционерным соглашением могут преду-сматриваться способы обеспечения исполнения обязательств, вытекающих из акционерного соглашения, и меры гражданско-правовой ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение таких обязательств (ч. 6 ст. 90-1 Закона).

В этой связи если участник хозяйственного общества — сторона корпоративного договора не исполняет условие такого договора, противоречащее требованиям законодательства Республики Беларусь, то суд при обращении другого участника должен будет применить к неисполняющему лицу меры гражданско-правовой ответственности за то, что он следует законодательным положениям. То есть формально получается, что за соблюдением положений Закона следует гражданско-правовая ответственность. Это неизбежно порождает вопрос: будут ли суды действительно придерживаться такого подхода? Однозначного ответа на данный вопрос нет.

Указанное объясняется тем, что законодатель:

— разрешил урегулировать в корпоративном договоре соответствующие отношения, то есть разрешил делать это без учета положений Закона, в том числе и его императивных (обязательных) положений;

— не отменил императивного регулирования соответствующих отношений, в связи с чем участники хозяйственного общества должны следовать указанным императивным нормам вне зависимости от заключенного корпоративного договора;

— предусматривая в Законе диспозитивность, в качестве источника альтернативного регулирования указал лишь на устав конкретного хозяйственного общества.

Справочно.
В действующей редакции Закона достаточно много диспозитивных норм, но с указанием на то, что иное по сравнению с законодательным регулированием может устанавливаться лишь в уставе хозяйственного общества.

Изложенная выше проблема разрешается, по нашему мнению, достаточно простым способом. Императивные нормы Закона «делаются» диспозитивными путем указания в норме на возможность наличия иного, по сравнению с урегулированным в Законе, в акционерном соглашении или договоре об осуществлении прав участников общества с ограниченной ответственностью (общества с дополнительной ответственностью). Диспозитивные же нормы Закона в качестве дополнительного альтернативного регулирования наряду с уставом конкретного хозяйственного общества предусматривают и рассматриваемые нами корпоративные договоры.

В следующем номере журнала читайте материал Я. Функа о новеллах, закрепляющих возможность обжалования решений Совета директоров (наблюдательного совета).

7240 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме