Вы на портале

Ограничивает ли запрет на перепродажу права собственника?

В договор купли-продажи принтера включено условие о том, что в течение года поставщик будет продавать покупателю картриджи для принтера по себестоимости, а покупателю запрещено перепродавать их кому-то еще, то есть он обязан использовать картриджи только для собственного производства. Правомерно ли такое условие?

Обновлено
Тарасов Андрей
Тарасов Андрей

начальник юридического управления ЗАО «Трастбанк», кандидат юридических наук

1854 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

В договор купли-продажи принтера включено условие о том, что в  течение года поставщик будет продавать покупателю картриджи для  принтера по себестоимости, а покупателю запрещено перепродавать их  кому-то еще, то есть он обязан использовать картриджи только для  собственного производства.

Правомерно ли такое условие?

Данное условие правомерно.

Рассматриваемое  условие договора представляет собой пример так называемого негативного  обязательства, когда должник обязуется воздерживаться от определенного  действия. Возможность такой конструкции обязательства прямо  предусмотрена п. 1 ст. 288 ГК,  согласно которому должник в силу обязательства обязан воздержаться от  определенного действия, и поэтому ее принципиальная допустимость  сомнения не вызывает.

Иногда высказывается мнение, что подобное  обязательство недопустимо, поскольку влечет ограничение права  собственности или же ограничивает правоспособность лица. Первое якобы не  вполне соответствует п. 2 ст. 210 ГК, а второе прямо запрещается ст. 21 ГК.  Однако негативные обязательства не имеют ничего общего ни с первым, ни  со вторым. Принципиальное отличие состоит в следующем. Об ограничении  права собственности и дееспособности лица можно вести речь тогда, когда  такое лицо в принципе лишается права совершить юридически значимое  действие. То есть даже если оно захочет его совершить, то не сможет  этого сделать, поскольку действие не породит правового эффекта. Принятие  на себя негативного обязательства не влечет утраты обязанным лицом  права как такового. Оно лишь обязуется не совершать действия, но если  вопреки обязательству все же решит его совершить, то такое действие  будет возможно. Иными словами, если ограничение права собственности и  дееспособности влияет на отношения лица со всеми третьими лицами (все  третьи лица не могут совершить с таким лицом сделку), то сфера действия  негативного обязательства ограничена только относительным  правоотношением должника и кредитора (ограничение касается только  должника и не затрагивает третьих лиц в их отношениях с должником).

Если  покупатель в нарушение установленного договором условия перепродаст  картриджи другому лицу, то какие негативные последствия для него  наступят?

Поставщик может требовать взыскания убытков и неустойки.

Многие  иностранные правопорядки делают отступление от правила, что негативное  обязательство не имеет абсолютного эффекта, и допускают возникновение  правовых последствий не только для должника, но и для того третьего лица  («интервента»), с которым совершена сделка, нарушающая негативное  обязательство. Действия интервента, «способствовавшего» нарушению  негативного обязательства, признаются причинением вреда (деликтом), и за  кредитором признается право предъявить к нему деликтный иск (в  иностранной литературе его принято называть «tortious interference with  contract»). Условия удовлетворения деликтного иска варьируются в разных  странах от простой осведомленности интервента о наличии обязательства  его контрагента не совершать сделку (страны англо-американской правовой  семьи) до необходимости доказать умысел интервента на причинение вреда  (большинство европейских стран).

При этом нужно отметить, что в  зарубежных странах в любом случае речь не идет о признании сделки,  нарушающей негативное обязательство, недействительной.

По  имеющейся у нас информации, в отечественной судебной практике имеется  ряд решений только о взыскании убытков и неустойки с самого должника по  негативному обязательству. В белорусском законодательстве нет каких-либо  более или менее прямых норм, откуда можно было бы вывести  ответственность третьего лица, равно как нет и нормы, которая бы  устанавливала недействительность сделки, нарушающей негативное  обязательство. Мы не видим оснований ожидать, что в ближайшее время  судебная практика начнет считать допустимыми иски к интервенту или иски о  признании нарушающей сделки недействительной. Поэтому в арсенале  средств правовой защиты кредитора в обязательстве не перепродавать товар  остается только иск к должнику о взыскании убытков и неустойки за  неисполнение обязательства покупателем.

Нарушает ли данное условие договора антимонопольное законодательство?

Нет, не нарушает.

Антимонопольное законодательство содержит две нормы, подходящие к описанной ситуации.

Первая из них касается хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение. Так, согласно ст. 12 Закона Республики Беларусь от 12.12.2013 № 94-З «О противодействии  монополистической деятельности и развитии конкуренции» (далее — Закон)  запрещаются действия (бездействие) хозяйствующего субъекта, занимающего  доминирующее положение, результатом которых являются или могут явиться  недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление  интересов других хозяйствующих субъектов, в частности, навязывание  потребителю экономически или технологически не обоснованных условий  договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора, в  том числе согласие на заключение договора лишь при условии внесения в  него положений, касающихся товаров, в которых потребитель не  заинтересован.

Отметим, что, даже если запрет перепродажи  содержится в договоре, заключаемом субъектом, занимающим доминирующее  положение, далеко не всегда он подпадает под указанное в ст. 12 Закона ограничение.

Вторая норма регулирует соглашения, ограничивающие конкуренцию. В п. 1 ст. 13 Закона предусмотрен общий запрет любых соглашений, если они приводят или могут  привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции.

Кроме того, в соответствии с п. 3 ст. 13 Закона запрещаются вертикальные соглашения, то есть соглашения между  хозяйствующими субъектами, не являющимися конкурентами, один из которых  приобретает товар или является потенциальным его потребителем, а другой  предоставляет товар или является его потенциальным продавцом, если:

  1. такие  соглашения приводят или могут привести к установлению цены перепродажи  товара, за исключением случая, когда продавец устанавливает для  потребителя максимальную цену перепродажи товара;
  2. таким  соглашением предусмотрено обязательство потребителя не продавать товар  хозяйствующего субъекта, являющегося конкурентом продавца.

Как  видим, вертикальное соглашение запрещено, если оно ограничивает  конкуренцию, влечет установление цены перепродажи или устанавливает  запрет продавать товар конкурента. Условие договора о запрете  перепродавать картриджи не относится к таким условиям.

В любом случае при применении норм Закона следует  исходить из того, что обязательство не продавать приобретаемый товар  третьим лицам может преследовать совершенно разные цели, в том числе  цели, никак не затрагивающие область регулирования Закона.  Вот наиболее распространенные мотивы, побуждающие продавцов настаивать  на включении в договор условия о запрете продавать вещь:

  1. Между  продавцом и покупателем достигается договоренность о праве продавца в  течение определенного срока выкупить вещь обратно. Запрет продажи вещи  покупателем устанавливается для того, чтобы покупатель смог выполнить  договоренность.
  2. Между сторонами заключен предварительный договор  купли-продажи. Поскольку продажа продавцом этой вещи кому-то другому  сделает невозможным заключение основного договора, в предварительный  договор включается обязанность продавца не продавать вещь третьим лицам.

Как  видно, в данных примерах запрет на продажу вещи обоснован спецификой  сделки и не имеет ничего общего с ограничением конкуренции.

То же  самое мы можем наблюдать в примере с устанавливаемым для покупателя  принтера условием о запрете перепродавать картриджи кому-то еще.  Очевидно, что продажа картриджей по себестоимости выполняет роль скидки  или дополнительного бонуса, которые продавец предоставляет покупателю,  чтобы сделать покупку принтера более привлекательной. Естественно,  продавец принтера, предоставляя такой бонус, желает защитить себя от  того, что покупатель начнет злоупотреблять бонусом и будет приобретать  картриджи не столько для работы на принтере, сколько для получения  дополнительной прибыли путем перепродажи картриджей по более высокой  цене. В этом случае для продавца принтера утрачивался бы весь смысл  бонуса: вместо того, чтобы добиться повышения продаж принтеров, он  создал бы себе недобросовестного конкурента на рынке картриджей. Едва ли  разумно считать противозаконным стремление продавца принтера не  допустить эксплуатацию бонуса не в соответствии с целями, с которыми он  предоставляется.

1854 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме