Ответственность за нарушение авторских прав на компьютерную программу

Основные вопросы статьи: кто может подать заявление о возбуждении дела об административном правонарушении в отношении авторских прав на компьютерную программу? какие меры ответственности предусмотрены за незаконное использование компьютерных программ? возможно ли проведение осмотра помещения в рамках административного процесса по делам, связанным с нарушением авторских прав на компьютерные программы? какие обстоятельства подтверждают факт незаконного использования компьютерной программы?

Обновлено
Валуева Светлана
Валуева Светлана

руководитель практики интеллектуальной собственности ООО «Степановский, Папакуль энд партнерс»

4576 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Компьютерная программа как объект авторского права

В доктрине и гражданском законодательстве различных стран в рамках сложившейся системы права интеллектуальной собственности отношения, связанные с созданием и использованием в гражданском обороте литературных, художественных и научных произведений, традиционно регулируются авторским правом. Указанная триада (литературные, художественные и научные произведения) закреплена в Конвенции 1967 г., учредившей Всемирную организацию интеллектуальной собственности, а также во многих национальных нормативных актах об авторском праве, в частности в Законе Республики Беларусь от 17.05.2011 № 262-З «Об авторском праве и смежных правах» (далее — Закон).

В соответствии со ст. 985 и 993 Гражданского кодекса Республики Беларусь, ст. 6 и 13 Закона компьютерная программа — это объект авторского права, и она может использоваться только на основании специального разрешения (лицензии) владельца исключительных прав (правообладателя). Использованием компьютерной программы является использование заложенных в нее функциональных возможностей.

На текущем этапе можно с уверенностью утверждать, что современное белорусское законодательство соответствует международным стандартам в области защиты авторских прав. Оно предлагает правообладателю широкий спектр разнообразных правовых инструментов для защиты (как административных, так и гражданско-правовых).

До недавнего времени белорусской правоприменительной практике не были известны случаи привлечения к ответственности распространителей и/или пользователей нелицензионного программного обеспечения, причем это касалось как юридических, так и физических лиц. Полагаем, что большинство трудностей в данной области связано не столько с законодательными пробелами, сколько с отсутствием активной позиции правообладателей, высокой латентностью подобного рода правонарушений, а также в целом лояльным отношением общества к такого рода деликтам.

Привлечение к административной ответственности за использование нелицензионного программного обеспечения

Незаконное использование, то есть использование компьютерной программы без полученного в установленном порядке согласия правообладателя, образует состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 9.21 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее — КоАП). Данное деяние влечет наложение на юридическое лицо штрафа до 300 базовых величин с конфискацией предмета административного правонарушения или без конфискации. При наличии определенных условий (например, получение дохода в крупном размере) такое же деяние может повлечь наступление уголовной ответственности по ст. 201 Уголовного кодекса Республики Беларусь.

Остановимся на практических аспектах, связанных с квалификацией деяний по ст. 9.21 КоАП, фиксацией факта наличия нарушения и оценкой судом собранных в рамках административного процесса доказательств.

Для начала административного процесса необходимы предусмотренные Процессуально-исполнительным кодексом Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее — ПИКоАП) поводы и основания.

В силу ст. 9.1 ПИКоАП поводами к началу административного процесса являются: заявление физического лица; сообщение должностного лица государственного органа, общественного объединения, иной организации; непосредственное обнаружение признаков административного правонарушения судом, органом, ведущим административный процесс.

Случаи, когда органом, ведущим административный процесс, обнаруживаются признаки административного правонарушения, предусмотренного ст. 9.21 КоАП, в отношении программного обеспечения, неизвестны. Поэтому для начала административного процесса на практике необходимо заявление самого правообладателя, который полагает, что конкретное лицо (физическое или юридическое) незаконно использует компьютерную программу, исключительные права на которую им не получены в установленном порядке.

Стоит отметить, что диспозиция ст. 9.21 КоАП достаточно широка и говорит о незаконном распространении или ином незаконном использовании объектов авторского права. В связи с этим для квалификации действий субъекта в отношении компьютерной программы следует обратиться к специальной норме.

В силу части второй ст. 13 Закона автору или иному правообладателю в отношении компьютерной программы принадлежит исключительное право осуществлять или разрешать установку компьютерной программы на компьютер или иное устройство, запуск и работу с ней (использование заложенных в компьютерную программу функциональных возможностей), а также иные действия согласно ст. 16 Закона, за исключением случаев свободного использования.

При наличии заявления правообладателя орган, которому поручено ведение административного процесса, должен проверить и выявить основания для его начала, то есть оценить, имеются ли причины полагать, что произведена незаконная установка и/или использование компьютерных программ.

Основаниями для начала административного процесса являются достаточные данные, указывающие на признаки административного правонарушения, предусмотренного ст. 9.21 КоАП, если при этом отсутствуют обстоятельства, исключающие административный процесс. Таким образом, орган, ведущий административный процесс, оценивает достаточность данных, изложенных в заявлении правообладателя и приложенных к нему документах, и определяет порядок их проверки, а также порядок сбора доказательств. В частности, в соответствии со ст. 10.13 ПИКоАП может быть проведен осмотр помещений (в том числе жилища) при наличии достаточных оснований полагать, что в ходе осмотра могут быть обнаружены следы административного правонарушения, иные материальные объекты, выяснены обстоятельства, имеющие значение для дела об административном правонарушении.

Практика привлечения к ответственности за использование нелицензионного программного обеспечения

Осенью 2014 г. впервые по заявлению корпорации «Майкрософт» (Microsoft Corporation) (США) органами дознания было проведено несколько проверок законности использования программного обеспечения одним из крупнейших в Беларуси операторов розничной сети. В ходе проведения осмотра помещений были обнаружены и изъяты компьютеры и ноутбуки, принадлежащие субъекту хозяйствования, с установленными на них нелицензионными компьютерными программами Windows (различные версии), Microsoft Office (различные версии).

Проверке не были предоставлены достаточные и надлежащие документы, иные доказательства наличия у субъекта прав на использование указанных программных продуктов на осматриваемых в процессе проверки компьютерах. Кроме того, не были предоставлены доказательства, подтверждающие приобретение корпоративных лицензий, ОЕМ (Original Equipment Manufacturer) либо FPP (Full Packaged Product)-версий на все используемые экземпляры операционной системы Windows, а также программного продукта Microsoft Office. На компьютерах отсутствовали сертификаты подлинности (СОА) в виде наклеек.

С учетом указанных обстоятельств персональные компьютеры (системные блоки) и ноутбуки, на которых содержалось (было обнаружено) программное обеспечение «Майкрософт Корпорэйшн» без доказательств, подтверждающих законность использования компьютерных программ, были описаны, изъяты и подвергнуты осмотру с участием специалиста, а также представителей правонарушителя и потерпевшего с целью определения принадлежности идентификационных ключей (ID) продуктов.

Извлеченные данные по каждому из объектов исследования были направлены для анализа в Подразделение цифровых преступлений (DCU) «Майкрософт Корпорэйшн». В результате было установлено, что извлеченные ключи программ не принадлежат указанным субъектам, равно как и любым иным организациям, расположенным в Республике Беларусь, и получено заключение об отсутствии у субъекта хозяйствования прав на используемое программное обеспечение «Майкрософт Корпорэйшн».

Все указанные обстоятельства, как самостоятельно, так и в совокупности, подтвердили факт незаконного использования объектов авторских прав.

Таким образом, в ходе административного процесса были собраны необходимые и достаточные доказательства наличия в деяниях двух субъектов хозяйствования, а также должностного лица одного из них признаков состава административного правонарушения по ст. 9.21 КоАП. Результатом этого явилось составление протоколов об административных правонарушениях. Дела об административных правонарушениях были направлены в суд. Отметим, что в силу ст. 3.2 ПИКоАП подобные дела рассматриваются единолично судьей районного (городского) суда.

Рассмотрев материалы дел, суд пришел к выводу о наличии состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 9.21 КоАП, выразившегося в незаконном использовании объектов авторского права — компьютерных программ Windows, Microsoft Office, в действиях двух юридических лиц, а также должностного лица одного из них, ответственного за IT-структуру в компании. Были вынесены постановления о наложении административных взысканий в виде денежных штрафов. Постановления были обжалованы всеми нарушителями в кассационном порядке, однако постановления суда первой инстанции оставлены без изменения и вступили в силу.

Таким образом, первые административные дела о нарушении авторских прав в отношении компьютерных программ завершены, постановления вступили в законную силу. Также отметим, что при наличии зафиксированного факта нарушения правообладатель вправе в порядке, предусмотренном ст. 56 Закона, обратиться в суд за защитой нарушенных авторских прав.

Наличие подобной практики является сигналом для организаций, которые до настоящего времени оценивали правовые риски, связанные с использованием нелицензионного программного обеспечения, как несущественные. Помимо денежных штрафов (как административных, так и гражданско-правовых), которые может повлечь данное нарушение, не исключены также и высокие репутационные издержки. Информация о нарушителях не является закрытой, и конкретные данные (в том числе наименования) могут быть раскрыты органом, ведущим административный процесс.

 

Историческая справка

История программного обеспечения, вопреки распространенному мнению, насчитывает уже более двухсот лет.
В 1801 г. Ж. М. Жаккард, французский изобретатель, построил первый ткацкий станок с управлением, программа работы которого задавалась с помощью перфокарт. Сам термин «программное обеспечение» впервые был использован в научной статье американского ученого, исследователя и практика Д. В. Тьюки (1915–2000 гг.) в 1958 г. Однако острая необходимость обозначить в праве интеллектуальной собственности новый объект возникла позднее — в 60-х гг. XХ в., и связано это было с бурным ростом использования компьютеров так называемого «третьего поколения». Приблизительно в то же время назрела необходимость определить наиболее приемлемые способы охраны программного обеспечения, вызвавшая дискуссии, продолжающиеся в течение последних 50 лет.

К сведению

 Лицами, уполномоченными на ведение административного процесса и составление протоколов об административных правонарушениях по ст. 9.21 КоАП, являются органы внутренних дел, органы Комитета государственного контроля Республики Беларусь, таможенные органы, Государственное учреждение «Нацио-нальный центр интеллектуальной собственности» в пределах своей компетенции.

Digital Crime Unit (DCU) — это подразделение, входящее в Департамент юридических и корпоративных вопросов корпорации «Майкрософт», состоящее примерно из 100 человек из 30 стран мира. В его состав входят в том числе юристы, следователи, аналитики и бизнесмены.

4576 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме