Сделки и не-сделки: как будем квалифицировать?

Предлагаемые изменения в главу 9 ГК «Сделки» касаются в том числе формы сделок и их действительности и отчасти меняют ответ на ключевой практический вопрос о разграничении сделок и «не-сделок».

Согласно ст. 154 ГК сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. С точки зрения теории в это определение стоит добавить указание на то, что действия должны быть правомерными. С точки зрения практики важно определить, при каких условиях действие не может считаться сделкой и не повлечет юридически значимых последствий. На что стоит обратить внимание?

Обновлено
Знак Максим

Адвокат, управляющий партнер АБ «Боровцов и Салей»

5702 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Суть сделки: как понимать?

Более распространенным является узкое понимание сделки, когда в качестве отдельных сделок могут рассматриваться составные части одной сделки (например, договор и дополнительное соглашение к нему), но сделками не признаются действия сторон по исполнению сделки.

В широком смысле любое правомерное действие, направленное на возникновение (изменение, прекращение) гражданских прав и обязанностей, является сделкой, даже если оно совершается в рамках исполнения уже заключенной сделки (к примеру, действия по исполнению договора влияют на объем прав и обязанностей сторон).

В ГК предлагается включить ст. 166-1 «Юридически значимые сообщения», диспозитивная норма которой предусматривает, что уведомления, заявления и тому подобные сообщения, с которыми связывается наступление гражданско-правовых последствий для получателя, влекут такие последствия с момента доставки (в том числе когда по обстоятельствам, зависящим от получателя, они не были вручены получателю). Однако, исходя из текста проекта, сообщение все же не признается сделкой напрямую. Также в проекте изменений в ГК появилась новая глава 9-1 «Решения собраний», состоящая пока из двух статей, в которой аккумулированы наработанные судебной практикой и отраженные в постановлениях высшего судебного органа правила о признании недействительными решений собраний. Очевидно, что решения собраний регулируются отдельно от сделок, но подходы в правовом регулировании схожи.

Мы привыкли говорить о заключенных и незаключенных договорах, однако договор — это один из видов сделки наряду с односторонними сделками. «Совершение сделки», таким образом, является более общим понятием, чем понятие «заключение договора», и полностью охватывает последнее. Для того, чтобы сделка считалась совершенной, она должна иметь определенное содержание и определенную форму.

Стоит отметить, что даже совершенная сделка может не порождать юридически значимых последствий, если она является недействительной.

Важна форма?

Проектом вносятся следующие изменения в ст. 163–166 ГК:

1. Соглашением сторон больше нельзя установить специальное последствие несоблюдения простой письменной формы сделки — ее ничтожность. Как и раньше, при несоблюдении простой письменной формы сделки общим последствием является невозможность ссылаться на свидетельские показания (то есть сделка совершена, действительна, но ограничены инструменты доказывания), специальным последствием (для договоров при наличии соглашения сторон о придании договору более жесткой формы) — незаключенность (то есть сделка не совершена), еще одним возможным специальным последствием — ничтожность (при наличии специального указания в законодательном акте).

2. Исключена норма о том, что несоблюдение простой письменной формы внешнеторгового договора влечет его ничтожность (впрочем, нормы о письменной форме внешнеторгового договора остаются в законодательстве, в том числе сохраняется оговорка, сделанная при подписании Конвенции ООН «О договорах международной купли-продажи товаров»).

3. Прямо установлено, что несоблюдение нотариальной формы сделки, если такая форма обязательна в силу требований законодательства либо в силу соглашения сторон, влечет ее ничтожность. В текущей редакции ГК аналогичная норма содержалась в ст. 166, однако высказывалось мнение, что ничтожными будут являться только те сделки, нотариальная форма которых обязательна в силу требований законодательства (а в случае, если стороны ужесточают требования к форме сделки, сделка, не совершенная в нотариальной форме, будет считаться несовершенной, а договор — незаключенным).

4. Исключена норма о недействительности сделки, подлежащей государственной регистрации, в случае, если регистрация не произведена. Проектом изменений предусмотрено, что правовые последствия наступают после регистрации сделки (то есть фактически до государственной регистрации сделка является несовершенной, а не ничтожной). Также внесена редакционная правка: установлено, что государственной регистрации подлежат сделки в случаях, определенных законодательными актами (исключено указание на то, что сделки с недвижимостью, как правило, требуют государственной регистрации).

Презумпция оспоримости: чего ожидать?

В ст. 169 ГК устанавливается правило, что сделки, не соответствующие требованиям законодательства, по общему правилу являются оспоримыми. В текущей редакции ГК сделки, подпадающие под универсальную норму ст. 169 ГК, являются ничтожными, то есть недействительны изначально, независимо от наличия судебного решения. Суд может констатировать ничтожность сделки в ходе любого процесса (не требуется предъявления отдельного иска, в том числе встречного), а соответствующие требования могут быть заявлены любым заинтересованным лицом.

Переход на позицию об оспоримости сделки, не соответствующей требованиям законодательства, предполагает необходимость обращения с требованием в суд для того, чтобы сделка была признана недействительной. При отсутствии такого обращения со стороны уполномоченного лица сделка будет порождать права и обязанности и, несмотря на дефект, будет продолжать работать как любая действительная сделка.

Предлагаемые изменения ст. 167 ГК продиктованы изменениями ст. 169 ГК. Так, выделение отдельной категории «оспоримая сделка» было вызвано прежде всего тем, что требования о признании оспоримой сделки недействительной могут быть предъявлены ограниченным кругом лиц (лицами, прямо указанными в законодательстве). В оспоримых сделках, как правило, есть условная «потерпевшая» сторона, которая и должна решать, ставить ли вопрос о действительности сделки в связи с наличием какого-либо дефекта при ее заключении либо же сохранить сделку, поскольку ее последствия «потерпевшую сторону» устраивают.

В текущей редакции ГК, если законодатель использует общую категорию «недействительность», оспоримые сделки легко отличить от ничтожных именно благодаря указанию в оспоримых сделках круга лиц, уполномоченных на предъявление соответствующего требования в суд. Все это меняется в случае принятия проекта.

Учитывая универсальность ст. 169 ГК, теперь любая недействительная сделка является оспоримой, если законодательным актом прямо не указано, что сделка ничтожна.

Кто может оспаривать?

Для всех «новых» оспоримых сделок круг лиц, уполномоченных на подачу заявления о недействительности, не установлен, и законодатель вводит общую норму: если оспоримая сделка не устанавливает круг уполномоченных лиц, требования могут быть предъявлены только сторонами сделки (хотя применительно к ст. 169 ГК не мешало бы предоставить такое право и третьим лицам, права которых затронуты сделкой).

Интересно, что, исходя из предлагаемой редакции ст. 169 ГК, даже контролирующие органы не вправе подать соответствующее заявление в суд (во всяком случае, до закрепления этого права в законодательном акте — законе, декрете, указе). Полагаем, что соответствующее правомочие может быть позже закреплено, поскольку в противном случае возникает риск более активного применения ст. 170 ГК «Недействительность сделки, совершение которой запрещено законодательством».

Проектом ст. 170 ГК не изменяется, сохраняются ссылки на необходимость наличия умысла (очевидно, умысла на обход законодательного запрета) для применения данной статьи. Однако, как мы знаем, исходя из имеющихся разъяснений, в настоящее время для разграничения ст. 169 ГК и ст. 170 ГК используется не критерий умысла, а критерий очевидности запрета (что, полагаем, не совсем корректно, поскольку делить сделки на «совсем» запрещенные законодательством и «чуть-чуть» не соответствующие требованиям законодательства неправильно).

Из других изменений в главу 9 ГК можно назвать незначительные правки ст. 168, 172 ГК (закрепляется, что стоимость исполненного может возмещаться не только в деньгах, но и в другом выражении), ст. 173, 175 ГК (чисто редакционные правки). Более значимые уточнения касаются сделок, совершенных ограниченно дееспособными лицами (могут быть признаны недействительными по иску попечителя — ст. 177 ГК).

Статья 179 «Недействительность сделки, совершенной под влиянием существенного заблуждения» в новой редакции определяет случаи, когда заблуждение существенно.

Исходя из предлагаемой редакции ст. 180 ГК, обманом считается также намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям гражданского оборота (довольно широкая формулировка с рядом оценочных понятий, которая, несомненно, обретет интересное наполнение судебной практикой).

Несмотря на то, что ряд нововведений носит характер редакционных правок, изменение подходов к оспоримым сделкам (презумпция оспоримости, общие критерии по кругу уполномоченных лиц) можно назвать революционным. При принятии проекта существенно изменится и судебная практика.

5702 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме
• • •
Процедура заключения трудового договора (контракта) достаточно строго регламентирована законодательством. Вместе с тем на практике довольно часто совершаются ошибки: вмес...
Заключение трудового договора (контракта)