Юрист с техническим складом ума

Юрист с техническим складом ума

Путь к праву может быть разным. Чаще всего выбор права в качестве ремесла — дело «наследственное». Дети, следуя примеру родителей, выбирают идти по их стопам. Это относится, в принципе, ко многим профессиям. Однако именно от юристов часто приходится слышать в ответ на вопрос о причинах выбора профессии сакральное: «А у меня папа (мама) юрист — вот и я туда пошел». 

На выбор профессии может повлиять и популярность. Сейчас никого не удивить тем, что на юридические позиции в вузах довольно высокие конкурсы, а 20 лет назад ремесло юриста было еще популярнее и молодежь еще усерднее штурмовала юридические специальности при поступлении.

Наш сегодняшний гость — как раз из тех, кто бросил учебу на физфаке, потому что в свое время был очень популярен юрфак. Он не только выбрал путь юриста, но и основал одну из ведущих юридических компаний Беларуси.

189 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Дмитрий Архипенко    
Окончил юридический факультет БГУ. Карьеру начал в 1995 г. В 1998 г. основал юридическую фирму REVERA, партнером которой является по сей день. Сегодня REVERA — крупнейшая юридическая компания в Беларуси, с офисами в Украине и Кипре (более 80 сотрудников).
Специализируется на управлении комплексными юридическими проектами в области структурирования международных групп компаний, сделок слияний и поглощений, налогового консалтинга, привлечения финансирования. Консультирует по вопросам осуществления крупных инвестиционных проектов на территории Беларуси.

— Как Вы попали в профессию и начинали свою карьеру?

— Я не потомственный юрист и не представлял себя в детстве выступающим в суде. Моя мама — преподаватель фортепиано, папа — физик. В далеких 90-х, когда учился на физфаке (по совету отца), я принял решение изменить свое направление. В то время был популярен юрфак и профессия юриста. Я поступил на юриста в БГУ в том числе благодаря своим знаниям математики (в то время при поступлении на юрфак сдавали только одну математику. — Прим. ред.). Времена были сложные, я начал работать с 1-го курса — сначала переводчиком, потом наладчиком на заводе, затем в той же компании, где я работал, перешел в юридический отдел. 

После этого была практика в прокуратуре, где меня заметила помощник прокурора, которая меня курировала. Она предложила своему супругу взять меня на работу юристом в банке, где я оказался единственным юристом в филиале (это было во время моего обучения на 2-м курсе). Это была хорошая школа выживания. В конце 3-го курса я уже стал руководителем в юротделе этого же филиала банка и у меня появился первый в жизни подчиненный. 

— Как началась Ваша частная практика?

— Уже на 4-м курсе я начал работать сам на себя. К тому времени у меня были знакомства с клиентами банка, которые стали понемногу ко мне обращаться, и так начала формироваться моя клиентская база, которая расширялась «сарафанным радио».

В 1998 году почти сразу после выпускного мы вместе с Александром Горецким и Виталием Ганковичем, которые были моими «старшими товарищами», поскольку работали в этом же банке в головном отделении, зарегистрировали юридическую фирму «ГестионЮрСервис». И уже с 1999 года мы начали работать под товарным знаком Revera Consulting Group, который впоследствии в рамках ребрендинга был преобразован в REVERA.

— Получается, у Вас технический склад ума?

— Честно сказать, мне это даже очень помогает. Я вижу, что в этом большое преимущество, которое помогает работать с информацией, структурировать ее, моделировать и видеть ситуацию в развитии. В бизнесе невозможно без математики и цифр. Формирование финансовых моделей, просчет сделок, управленческий учет — со всем этим надо работать при управлении юридическим бизнесом, если хочешь достигать успеха в развитии компании.

— Каким юристом Вы себя видите?

— Мое первое восприятие юристов после физфака было основано на непонимании: если за первые 15 минут лекции все понятно, то зачем всю пару рассуждать на эту тему? И только потом, спустя время я осознал: юристы созданы, чтобы «покрутить» ситуацию, посмотреть на нее с разных сторон. После 10 лет практики я начал понимать, что в этом и есть ценность. Можно любой аргумент и довод по-разному оценить. В повседневной жизни одни и те же вещи мы видим по-своему в силу разных факторов (жизненного опыта, воспитания, компетенций и др.), поэтому умение посмотреть на ситуацию с разных сторон очень полезно и увлекательно. Кстати, это один из моментов, который меня привлекает в юриспруденции.

В то же время я не могу сказать, что я «классический» юрист, который готов днями напролет сидеть и читать норму закона, раскапывая юридические глубины, и заниматься теорией права. Но мне интересно моделировать, смотреть, как можно преломить ту или иную норму под ситуацию, как говорится, подойти к вопросу с другой стороны. Именно это меня и привлекает в частной практике, и в этом я вижу для себя эффективное применение. 

— Ощущение, что работа для Вас — это дополнительный экстрим. Среди Ваших хобби — высокогорные восхождения и ралли по бездорожью, авиаспорт, дайвинг, рафтинг, хайкинг, катание на горных лыжах и сноуборде и игра на барабанах. 

— Я не отношусь к работе как к «работе», потому что это моя жизнь и я не разделяю их. Мне кажется, что мы пришли в эту жизнь прожить ее в каждом моменте так, чтобы было что вспомнить. Мой интерес к разным активностям — это интерес к познанию мира. Меня вообще притягивает все новое. В возрасте 35–36 лет я ввел для себя правило: каждый год пробовать какие-то новые активности. Какие-то вещи потом повторяешь, и они становятся хобби, какие-то «ставишь на паузу». 

Бизнес в этом плане тоже интересная штука, он дает тебе возможность пробовать новые сферы. Юридический бизнес заставляет держать руку на пульсе, чувствовать, что происходит в мире. Я вообще заметил, что любопытство — это то качество, которое присуще многим людям в бизнесе, независимо от их темперамента, педантичности, подхода к бизнесу.

Я убежден, что каждый человек, просыпаясь, должен предвкушать, что сегодня будут классные события и он сможет сделать что-то важное, а заканчивать день с ощущением, что с ним произошло много интересного, и засыпать с желанием повторить прожитое. Это возможно, когда в том деле, которым ты занимаешься, находишь для себя возможность подпитываться от ситуации и реализовывать свои «хотелки», раскрывать свои сильные стороны и подтягивать слабые.

— Выход REVERA на украинский рынок — это был выход из зоны комфорта?

— Да, мы подошли к этому вопросу тоже как к чему-то новому для себя. Последнее время было интересно построить компанию не на ручном управлении, а на настроенных бизнес-процессах. Сейчас следующий этап, некий «челлендж» — давайте построим международную компанию. Ведь международная компания все-таки по-другому управляется и по-другому работает по сравнению с локальной. 

Помимо Украины мы также открываем офис REVERA на Кипре. Идея выбора этих юрисдикций в том, чтобы следовать интересам и запросам клиентов. Рынки этих стран очень сильно отличаются от нашего. Емкость рынка разная, разный менталитет, специфика ведения бизнеса. Для примера, выручка топ-50 юркомпаний Украины составляет порядка 240 млн долларов США, в то время как весь белорусский рынок, по моим оценкам, не превышает 30 млн долларов США. 

Про Кипр вообще не говорю, там сейчас бум прихода в страну технологических компаний, который вызывает активный рост населения страны за счет состоятельных граждан. Приход технологических компаний влечет за собой и рост сделок M&A в этом секторе. Плюс ко всему привлекательность кипрского права, повторяющего, по сути, английское право, для корпоративных и иных сделок, налоговые бенефиты, специальные программы государства, поддерживающие привлекательность страны для IT-сектора. Как следствие, продолжает активно развиваться рынок недвижимости. Одним словом, все очень интересно. 

— А где Вы ищете специалистов для новых компаний?

— На Кипре мы работаем вместе с местным партнером, профессиональной командой консультантов. Это вызвано как регуляторными особенностями, так и нашим пониманием того, что на каждом новом рынке очень важно работать с местными специалистами, поскольку они понимают специфику местного рынка, законодательство, ментальность, подходы к ведению дел. Ну и в целом, если перефразировать, — со своим уставом в чужой монастырь так себе получается. Поэтому на новых рынках мы ставим задачу работать с местными профессионалами. К этому добавляется наша наднациональная экспертиза, процессное управление, клиент-менеджмент, маркетинг и главное — понимание потребностей технологического сектора. Запросы таких клиентов всегда были связаны с наднациональными продуктами. Это мы понимаем и умеем, поэтому с такой экспертизой можем смело идти вперед на новые рынки, которые привлекательны для IT-индустрии.  

— С учетом объема управленческой работы у Вас хватает времени на юридическую практику?

— В нашей компании соглашение о партнерстве предусматривает, что все партнеры должны быть «играющими». В моем понимании это правильно, иначе партнер перестает понимать и чувствовать клиента, его потребности, тренды и, как следствие, теряет свою эффективность. Все это можно понимать, только работая с клиентскими проектами. В процентах сложно измерить, но примерно 30 % времени я вовлечен в коммерческие проекты, выполняя следующие функции: выявление потребностей клиента, формирование ожиданий, разработка стратегии проекта, контроль критических точек, брейнсторминг. И мне самому это интересно: разные ситуации, есть возможность что-то помоделировать, придумать новое решение задачи.

— Насколько для Вас важны ценности клиента? Можете ли Вы отказать клиенту, чьи ценности не разделяете?

— У меня нет предвзятости или предубеждения по отношению к тому или иному виду деятельности клиентов. Барьер может быть в отношениях с клиентом, когда не возникает «химия». Если происходит что-то вымученное — лучше не портить друг другу жизнь и разойтись. Негатив и токсичность таких отношений перевешивают финансовую выгоду. Да и в целом деньги того не стоят. Хорошие отношения с клиентом строятся не на подходе «должен вымучить эту работу», а «хочу сделать эту работу» и «хочу добиться этого результата».

— Что произойдет, если у Вашего работника не случилась эта «химия»?

— Для любых отношений важно разговаривать. Так и здесь — сначала надо разобраться, что произошло, и проговорить причины, почему так происходит. Это легко звучит на словах, но иногда именно проговорить ситуацию — это самое сложное. 

Если всё проговорили и выяснили, что в данной ситуации просто сошлись люди с разными психотипами, то можно найти решение. Например, если клиент холерик, а с ним работает хороший компетентный юрист, но который психологически не заточен быстро реагировать на ситуацию, ему нужно подумать, все взвесить, разобраться, в таком случае, возможно, будет лучше, если другой специалист продолжит с этим клиентом работу.

Если же после разбора ситуации понятно, что в данном случае клиент пытается использовать юриста для прикрытия своих «косяков» и в коммуникации чувствуется напряженность, то целесообразнее прекратить отношения. Все равно в такой ситуации нам не удастся добиться результата — это путь в никуда. Надо это признать и двигаться дальше. 

— Вы выступаете в качестве «злого полицейского»? 

— Внутри я себя ощущаю добрым, и образ «злого полицейского» не по мне. Но если я недоволен, я не буду это скрывать и у меня это легко читается. Стараюсь избегать двойного дна, поэтому иногда может возникать ложное восприятие, что Архипенко — злой товарищ.

— Как Вы и Ваши сотрудники восприняли уход Александра Горецкого?

— Уход Саши — это, безусловно, очень значимое событие для меня лично и для всей компании в целом. Саша внес огромный вклад в развитие компании, и мы с ним делали это вместе 21 год, за что я ему безмерно благодарен.

— Есть ли бизнес-решения, о которых Вы жалеете?

— Я считаю, что в жизни важно не жалеть, что сделано или не сделано. Главное — не совершить ошибку второй раз. Конечно, хочется большей скорости и эффекта от действий или решений. Сложно выделить какое-то одно решение, которое бы однозначно было неудачным. 

А вот что бы я сделал по-другому?

Наверное, с точки зрения масштабирования бизнеса можно было начать раньше выход на иные рынки, но с другой стороны — главное, что это в итоге начато.

— С кем из коллег из юрбизнеса Вы дружите, общаетесь?

— У нас с коллегами из других компаний сложились, я считаю, хорошие человеческие отношения. С управляющими партнерами, наверное, большинства юридических компаний у нас старые, добрые отношения. Это важно, когда ты можешь просто поднять трубку, позвонить и задать любой вопрос. Мы периодически встречаемся и разговариваем не только по работе. И я считаю, что это здорово, потому что конкуренция должна быть здоровой. Здоровая конкуренция — это когда мы конкурируем в бизнесе как в игре.

— Чем Вы гордитесь? Ваши три главных достижения в жизни?

— Чем старше становишься, тем больше понимаешь, что главное — это дети, любимая жена и… сложно сказать. Наверное, REVERA, которая в каком-то роде тоже мой ребенок.

Какие-то достижения в работе, крупные сделки, выигранные дела, которые в моменте были поводом для гордости, с течением времени и по мере накопления опыта перестают казаться «вау», потому что все последующее получается лучше, сложнее и масштабнее. 


     Беседу вела Надежда ГРАБОВСКАЯ

189 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме

Взыскание задолженности по кредитному договору с наследников кредитополучателя

Банковское кредитование является неотъемлемым элементом экономики Республики Беларусь. Большинство банков страны используют предоставление банковского кредита гражданам в...