Путевые заметки юриста

«Право — это такая вещь, в которой разбираются все. Любой менеджер, сотрудник кредитного отдела, бухгалтерии и т.д. может самостоятельно подготовить любой договор, а также дать заключение по любому юридическому вопросу. Для этого нужно обзавестись немногим — диском под названием типа "все договоры на одном диске" и парой книжечек типа "все, что надо знать о праве" или "как заключать договоры". Любой договор с такого диска можно применить ко всем ситуациям. Так, договор поставки можно применять независимо от того, продаете вы тушенку или сложное оборудование, внутри страны или за рубеж. И еще на различного рода совещаниях и переговорах юрист присутствовать не должен — он будет только мешать, а все, что он может сказать, вы знаете и сами».

Почти с первых шагов на поприще юриста мне пришлось столкнуться с проблемой определения своего места в организации. В короткий период работы в юридической фирме мы позиционировали себя в качестве консультантов. Впоследствии, работая в различных организациях, я понял, что за роль консультанта много платить не будут и нужно осваивать новые роли. А какие?

Майборода Владимир

юрист

505 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

На мой взгляд, на этот вопрос нет универсального ответа. Какие-то общие правила ответа можно найти, поняв, что любой человек, в том числе и заказчик — руководитель, преследует две цели:

  1. Чтобы кто-то предложил решение проблемы;
  2. Чтобы кто-то исполнил предложенное.

В организации безукоризненно действует принцип «Предложил? Выполняй». И ведь надо выполнять! За одни идеи бензин не наливают. Если вы предложили схему реализации сделки или проекта, то будьте готовы оформить все документы, от приказа до договора, а также делами и словами сопровождать каждый шаг ваших соисполнителей и контрагентов. Если с реализацией проекта возникнут проблемы, то кто будет виноват — пальцем можно не показывать. А если все сложится удачно, то в числе прочих, может быть, вспомнят и юриста.

В процессе выполнения «лицо», представляемое юристом, меняется в зависимости от того, чем оно занимается в данный момент в рамках решения поставленной задачи. Это может быть консультант, координатор, курьер, наборщик текстов, представитель на переговорах, «серый кардинал» (наверное, всем приходилось слышать «Я бы с радостью все для Вас сделал, но юрист мне запрещает») и многие другие лица. Кроме того, документальное оформление всего процесса проекта, несомненно, будет возложено на юриста (а на кого же еще?).

Зачастую в разговорах с коллегами слышишь жалобы, что юристам в организации поручают несвойственную им работу.

Пример из памяти:
Звонок в 8 утра: «Сегодня до обеда необходимо подготовить Положение о порядке проведения испытаний и приемки оборудования после монтажа и наладки». И кого интересует, что я не технолог и не механик? Но посмотрите на это с другой стороны. И технологи, и механики сейчас работают по этому Положению, и никто еще не доказал, что я написал его плохо.

Кто такой юрист для клиента (руководителя)? На мой взгляд, ответ на этот вопрос носит сугубо индивидуальный характер. Можно, обладая специальными (юридическими) знаниями, сформулировать задачу, найти решение, сопровождать поставленную задачу, а можно просто дать расплывчатое заключение и заняться чем-то другим. Можно говорить шефу правду, несмотря на его тяжелый характер, а можно просто промолчать.

Каждый решает сам.

Про трудности перевода

Как метко подметил С. Дивин, юристы разговаривают на своем особом, «птичьем» языке. И, спасибо судьбе, моя самостоятельная практическая работа почти сразу началась в строительной организации. Вот где объяснили, что фраза «нам надо корректно сформулировать предмет и иные существенные условия договора» свидетельствует о моей неправильной ориентации, и отнюдь не в пространстве. Или, как говорил один из моих начальников: «Ты мне "маминым" языком объясни».

Для молодых юристов полезным будет и зарубежный опыт. 


Обратите внимание на сцену из фильма «Фирма», в которой два юриста, молодой и опытный, объясняют мафиози необходимость совершения финансовой операции. В ответ он отмахивается от них, как от мух. В этот момент молодой выпускник Йельского университета, интуитивно прочувствовав ситуацию, заговорил с клиентом на одном языке, найдя аргумент, привести который не позволяет цензура. И это сработало!


Данный пример был мной неоднократно повторен в жизни и каждый раз срабатывал.

Но перевод с юридического на производственный язык — еще не самый сложный перевод.

Настоящий перевод начинается, когда переводить нужно с производственного языка на юридический. Чтобы заслужить любовь клиента (руководителя), необходимо знать, что клиент «производит, строит, продает». Но я бы расширил эту область познаний. Зачастую необходимо еще и знать, КАК он все это делает, а также объяснить клиенту, зачем ему все это нужно.

Пример из памяти:
Звонок в 11.30: «К 12 приедут поставщики оборудования, будем обсуждать и подписывать контракт». Накануне на совещании говорили, что производительность заказанных станков — самое важное в этом проекте. Интересно, как это отражено в контракте? Просмотрев контракт, очень быстро выясняю, что ответ — «никак». Программы испытаний на производительность нет, методика измерений производительности не отражена, санкции за недостижение параметров производительности отсутствуют. Прошлый опыт работы с этим поставщиком не очень положительный. Где же мое заветное Положение из прошлого примера? Если говорить начистоту, то при подготовке того Положения я не творил в гордом одиночестве. Моими консультантами были и технологи, и механики. Задача была только в том, чтобы адекватно перевести с языка производственного на язык канцелярско-юридический, попутно фильтруя ненужную информацию. В результате была приобретена бесценная информация, пригодная в том числе и для подготовки контрактов.


«Мораль? Она банальна: ненужных знаний не бывает, любопытство — не порок».


Хороший клиент - «мертвый» клиент

«Юрист — это такой человек, который рубит на корню самые лучшие проекты. Чем лучше, с Вашей точки зрения, проект и чем большие прибыли он сулит, тем больше юридических рисков описывает юрист. Ни в коем случае не надо делать так, как советует юрист — это долго и сложно. Нужно сделать так, как быстрее, проще и дешевле, и плевать, что закон так делать запрещает — все равно эти законы никто не соблюдает, и вообще, если по этим законам жить, то надо закрыть фирму и не работать».

Не подумайте плохого, я клиентам желаю жить и жить. Но как однажды сказала одна бизнес-леди: «Сколько в жизни можно было бы сделать хорошего, если бы не юристы!» И это еще один очень гламурный вариант отношения к юристам!


Один уважаемый человек в одном из своих выступлений сказал примерно следующее: «Юристов не любят нигде! А как можно любить человека, роль которого можно определить следующим образом. Представьте молодоженов, стоящих перед алтарем и собирающихся обменяться кольцами. В это время сбоку подходит противный мальчик со словами: "Минуточку! Остановите венчание! Мы еще не обсудили, как вы будете разводиться"».


Взаимоотношения клиента и юриста — это в некотором роде взаимоотношения снаряда и брони. Только снарядом является сам клиент по отношению к себе. И защищать клиента от самого себя — самая неблагодарная работа.

Пример из памяти:
Неудачно подготовлен конкурс. Надо отменять и объявлять заново, потому что в процессе проведения выяснилось, что можно купить дешевле, и дешевле далеко не на 3 копейки. Руководитель ревет как бизон на Гудзоне: «Я сказал, что мы подпишем контракт — значит мы его подпишем!» Я его понимаю, сроки проведения модернизации никто не отменял. Но в данном случае он сам себе «снаряд». Надо придумать «противо-убойный» аргумент. А может быть, так: «Хорошо, мы подпишем контракт. Но я хочу, чтобы Вы знали: разница в ценах, она же ущерб, составит сумму ХХХХХХХХХ рублей, что может рассматриваться как ущерб в особо крупном размере!» Пятисекундная пауза. Ответ: «Быстро объявляем новый конкурс!» Ура, сработало!

Под «мертвым» клиентом я подразумеваю того, кто, заказывая (поручая) юристу работу, не будет разыгрывать из себя знатока во всех областях жизни. Но, наверное, считать себя знатоком человеческих отношений, а к ним относится работа юриста, лежит в основе человеческой природы. В политике, в футболе и в юриспруденции «разбираются» все. И для того, чтобы переломить такое отношение, клиента нужно «убить», понимая под этим термином снижение до нуля его желания руководить самим процессом работы юриста. А вот как это сделать, универсального ответа никто не дает. Одному достаточно дать возможность самому составить договор, а затем его «прокомментировать», другому — взять с собой в судебное заседание.


«Если Ваша фирма сама признала все свои долги перед истцом в письме годичной давности, лучше юристу об этом не говорить вообще, пусть узнает об этом на процессе от противника, тем приятнее будет для него сюрприз. Юристы больше всего любят такие вот приятные сюрпризы»


Пример из памяти:
Идет судебное заседание, в котором я представляю ответчика. Со мной заместитель директора моей фирмы. Мои доводы убедительны, и можно рассчитывать на положительное решение. Но что это? Представитель истца просит суд рассмотреть какое-то письмо. Судья просит его зачитать. Оказывается, еще полгода назад наша фирма признала задолженность, да и пеню тоже! И при этом письмо подписал присутствующий заместитель. Я смотрю на него, он пожимает плечами: «Ну с кем не бывает!» Но нет худа без добра, зато в мою работу больше не вмешивается.

«Надо старательно прятать от юриста все возможные документы. Договоры, претензии к контрагентам и прочую ерунду ни в коем случае нельзя показывать юристу — зарубит на корню. Показывать такие документы надо только тогда, когда пора идти в суд. А вот в суд пускай идет юрист. В том, чтобы судиться, тоже нет ничего сложного, надо только купить книжку "Как всегда выигрывать в суде", но пусть юрист отрабатывает свою зарплату. Фирма не должна платить юристу много. Любой менеджер должен получать больше юриста — ведь менеджер зарабатывает для фирмы деньги, а юрист только мешает это делать, да и выполнить его работу может любой».

505 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Исполнительная надпись по акту сверки, не скрепленному печатью должника

Декрет Президента Республики Беларусь от 23.11.2017 № 7 «О развитии предпринимательства» (далее — Декрет № 7) определяет, что субъекты хозяйствования вправе не использова...
№ 2, февраль 2019 Карпекин Антон,
Shape 1 copy 6Created with Avocode. 843

Обзор законодательства 1–15 апреля 2019 года: легализация онлайн-казино, увеличение ставки базовой арендной величины и расчеты наличными для предпринимателей

С 1 апреля легализованы онлайн-казино. Устанавливаются требования по их лицензированию и налогообложению, возрасту посещения, порядку экспертизы игровых автоматов, предос...
Shape 1 copy 6Created with Avocode. 712