Лизинг: двойственная правовая природа — не панацея?

Насколько оправдана закрепленная в ГК двойственная природа лизинга и как ее трактуют суды? Почему правовую сущность лизинговых правоотношений стоит трансформировать и как? Почему стороны в лизинге нуждаются в правовой защищенности и юридических гарантиях? В каких случаях лизинг попадает в поле зрения органов контроля и надзора, что влечет за собой уголовно-правовую ответственность? 

228 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

При организации и поддержке редакции журнала «Юрист» и Национального центра правовой информации Республики Беларусь состоялся круглый стол «Лизинг: в ожидании законодательных корректировок».

Представители Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, Научно-практического центра проблем укрепления законности и правопорядка Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, Министерства экономики Республики Беларусь, Министерства антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь, Конституционного Суда Республики Беларусь, Международного арбитражного суда при БелТПП, ведущих адвокатских бюро проанализировали правоприменительную и судебную практику, действие правовых норм в разрезе существующих правоотношений в сфере лизинга.

Эксперты отметили, что с учетом современных реалий бизнеса все чаще в практике используют смешанные договоры, которые сочетают в себе не один предмет регулирования, выражая собой цепочку взаимосвязанных обязательств. И законодательство должно обеспечивать законные потребности стремительно меняющейся практики, а судебная практика – формироваться с учетом норм, содержащих полное толкование понятий и исчерпывающих  принципов правовой природы.

Участники пришли к следующим выводам:

1. Институт лизинга, закрепленный в законодательстве двумя разными институтами (как аренды, так и финансового инструмента), на практике ничем не отличается (не отделен) от аренды и не имеет правовых особенностей. Не наблюдается трехстороннего по определению и правовой природе договора: усматривается договор купли-продажи и договор аренды. Причем лизингодатель и арендодатель по существу ничем не отличаются, однако первый пользуется некими льготами, а второй — нет.

Ввиду отсутствия ярко выраженных отличий лизинга от аренды речь идет лишь об экономической составляющей. В процессе эволюции практики применения лизинговые операции как финансовый инструмент попали под контроль и надзор Национального банка Республики Беларусь. В данной сфере, наоборот, чрезмерно активная позиция регулятора привела к неравноправному положению сторон, лизингополучатели нуждаются в уравновешивании своих прав.

 Институционально же в ГК ничего не менялось.

Судебная практика идет по пути трактовки лизинговых правоотношений как составляющих купли-продажи, не учитывая двойственность их правовой природы. Позиция судов сводится к фактическому определению лизинга как процедуры приобретения товара с последующими повременными платежами (выкупом), то есть изменена трактовка правовой природы.

Тенденции мирового товарооборота и взаимоотношения его участников идут по пути фактического использования комплексных договоров, в которых становится сложнее определить превалирующий вид правоотношений и первичные обязательства. В таких договорах присутствуют и передача имущества, и элемент оказания финансовой услуги, и возможность выкупа имущества, и непосредственно купля-продажа.

В связи с этим изменения в Гражданский кодекс в части регулирования лизинга, изменения его правовой природы необходимы и продиктованы меняющейся моделью поведения субъектов гражданских правоотношений.

2. Стоит обратить внимание на опыт российского законодателя в части изменения правовой природы лизинга путем подготовленных корректировок в Гражданский кодекс, который в последующем как основной источник регулирования влияет на изменение судебной практики. Так, возможен вариант закрепления лизинга как института оказания финансовой услуги, а не аренды и передачи имущества во временное владение и пользование, а именно — для выделения средств на предмет, который необходим субъекту, где все действия лизингодателя направлены на сопровождение денежных средств. Закрепление лизинга как договора оказания финансовой услуги не противоречит тенденциям в мировом праве. Важно проработать нормы, четко регламентирующие предмет лизинга, права и обязанности сторон, закрепление механизма передачи и пользования имуществом, судьбу авансовых платежей, учет и регистрацию прав по договору, страхование рисков и правовые последствия при досрочном расторжении договора или его досрочном исполнении и др.

3. С учетом позиции Генеральной прокуратуры действующее законодательство позволяет органам надзора контролировать соблюдение законности в части закупок в лизинге и давать оценку действиям субъектов в рамках уголовно-правовых дел. Существенным правовым пробелом является вопрос о применимости законодательства о закупках и конкурентных процедурах к лизингу, так как после корректировок в сфере закупок понятие «закупки» перестало носить исчерпывающий характер, это породило необходимость дополнительных трактовок и разъяснений регуляторов. При существующем подходе возрастают риски для участников лизинга в части уголовно-правовой ответственности.

Необходимо закрепить четкие нормы о предмете лизинга, непосредственном выборе лизингодателя и установить иные особые условия вне рамок законодательных актов о закупках на уровне Гражданского кодекса. Нужно четко разделять институт лизинга и отраслевые сферы его применения, поскольку закупки — лишь одна из таких сфер, не играющая первичной роли.

228 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме

Юридическая консультация в иностранном суде: допустимость и правовые последствия

Практика внешнеэкономической деятельности свидетельствует о том, что суды все чаще сталкиваются с необходимостью установления содержания норм иностранного права. Оказывая...
№ 7, июль 2018 Скобелев Владимир,
Shape 1 copy 6Created with Avocode. 1041

Эффективный юрист не должен принимать «бинарные» решения

Предлагаем вашему вниманию интервью с Ильей Матрёниным — начальником отдела правовой и кадровой работы Soft-FX, участником рабочей группы по разработке «Декрета о ПВТ 2.0...
№ 10, октябрь 2018 Матрёнин Илья,
Shape 1 copy 6Created with Avocode. 576