Рубрикатор

Заверения в обстоятельствах

Белорусские компании все чаще заявляют о себе на международном уровне и, соответственно, все чаще заключают договоры с иностранными контрагентами. 

Одним из обычных условий таких договоров являются заверения в обстоятельствах (representations and warranties). 

Обновлено
Отменить
Отменить сообщение о неактуальности
Сообщить о неактуальности
Сообщите нам, если материал неактуален

Материал подготовил помощник адвоката АБ «Сорайнен» Алексей Вашкевич

Что такое заверения в обстоятельствах?

Заверения в обстоятельствах – правовой инструмент, сформировавшийся в английском праве и представляющий собой утверждение (statement), с которым связываются правовые последствия. В странах англосаксонской правовой системы (Англия, США, Австралия, Индия и др.) используются разные подходы к понятию, содержанию и классификации заверений в обстоятельствах, но в целом логика использования этого механизма похожа.

Далее в статье мы будем ссылаться на правовую практику Англии и США (в целом, без привязки к праву конкретных штатов).

За всю историю своего существования заверения в обстоятельствах стали настолько значимой частью права стран англосаксонской правовой системы, а теперь и международного права, что сейчас уже сложно выделить основные сферы и цель их применения. В целом этот механизм можно условно ставить на один уровень с такими категориями, как «обязательства» и «условия договора».

Конечно, в Беларуси ситуация выглядит абсолютно иначе, а сами заверения в обстоятельствах практически не используются. В то же время мы считаем, что наша страна может многое выиграть от дальнейшего внедрения этого механизма в свое право. 

Среди прочего заверения в обстоятельствах могут:

  • упростить и удешевить процесс заключения договоров с контрагентами – заверения в обстоятельствах позволяют избежать дополнительных проверок контрагента, приобретаемого товара и т.д.;

  • расширить сферы регулирования договора и предоставить большую гибкость при балансировке интересов сторон;

  • обеспечить дополнительную защиту интересов сторон в случаях незаключенности или недействительности договора, несовпадения реальности с представлениями сторон о договоре, его предмете и условиях.

Для более полного понимания возможностей по использованию заверений в обстоятельствах и их правовой природы необходимо разобраться в некоторых базовых вопросах права стран англосаксонской правовой системы и в используемой терминологии, в том числе в терминах «representation» и «warranty».

Representation 

Условно можно перевести как «заверение»

И в Великобритании, и в США рассматривается как существенное утверждение о фактах, которое повлекло заключение договора. То есть сторона, которой было предоставлено «заверение», заключила договор, полагаясь на это «заверение».

Также отмечается, что «заверение» дается в отношении обстоятельства, относящегося к прошлому или настоящему, но не к будущему. Так, заявление о том, что компания принесет 10 миллионов рублей прибыли через год, скорее всего, не будет считаться «заверением».

Warranty

Условно – «гарантия»

В праве Англии считается одним из видов условий договора и противопоставляется термину “condition”, который наиболее соответствует понятию «существенные условия договора» в белорусском праве. В то же время в праве США под “warranty” понимается условие договора, содержащее утверждение о факте или обстоятельстве (в отличие от, например, обязанности совершить какое-либо действие). Такой факт или обстоятельство может относиться как к прошлому или настоящему, так и к будущему.

В итоге одним из основных отличий «гарантии» от «заверения» является их правовая природа: «гарантия» имеет внедоговорный характер, а «заверение» всегда является частью договора. На этом отличии основаны среди прочего и последствия недостоверности «заверений» и «гарантий» (возможность отказа от договора или его аннулирования, размер убытков).

Заверения в обстоятельствах в белорусском законодательстве

Несмотря на фундаментальные отличия права Беларуси от права Англии и США, оно содержит свои аналоги «заверений» и «гарантий».

С недавних пор белорусское законодательство использует понятие «заверения в обстоятельствах»: Декрет № 8 «О развитии цифровой экономики» наделяет резидентов ПВТ правом предоставлять такие заверения своим контрагентам.

Несмотря на то, что введенные Декретом заверения значительно отличаются от оригинальных англосаксонских «заверений» и «гарантий», нельзя не признать, что Декрет достиг своей цели –исключить сомнения по поводу возможности использования заверений в обстоятельствах и сделать такое использование наиболее простым на практике. В то же время мы сомневаемся, что подход Декрета может быть внедрен в общегражданское законодательство без значимых модификаций.

В дополнение к положениям Декрета № 8 отечественное право предусматривает ряд других механизмов, которые в той или иной мере могут выполнять функции заверений в обстоятельствах:

  • признание сделки недействительной в связи с обманом или существенным заблуждением;

  • возмещение вреда, причиненного в результате гражданско-правового нарушения (деликта);

  • гарантия качества.

Остановимся на каждом из механизмов более подробно.

Признание сделки недействительной в связи с обманом или существенным заблуждением 

Данный механизм явно напоминает «заверение» и может использоваться в тех случаях, когда сторона договора не желает быть связанной соглашением, основанным на заблуждении или обмане. Последствия заблуждения и обмана зависят от вины второй стороны договора. 

Так, умышленное предоставление недостоверной информации (обман) предполагает возмещение реального ущерба, а заблуждение может как включать такое возмещение (при наличии вины второй стороны), так и нет. 

Хотя белорусское законодательство содержит ряд особенностей (обращение в доход Республики Беларусь полученного обманувшей стороной по сделке, а также возмещение реального ущерба второй стороне при отсутствии ее вины в заблуждении), в целом такой подход совпадает с практиками стран англосаксонской правовой системы.

Возмещение вреда, причиненного в результате гражданско-правового деликта

В основе вывода о том, что возмещение вреда, причиненного в результате гражданско-правового деликта, тоже может использоваться в качестве аналога «заверения», лежит достаточно широкая формулировка ст. 933 ГК («Общие основания ответственности за причинение вреда»), предусматривающей полное возмещение вреда, причиненного личности и имуществу гражданина, а также имуществу юридического лица. Отдельно отметим, что норма не связывает причинение вреда с нарушением обязательства, соответственно, ее действие может также распространяться на вред, обусловленный недостоверными заявлениями.

Если не ограничивать применение нормы ст. 933 ГК непосредственным физическим уничтожением или повреждением имущества, но распространять ее на любое ухудшение имущественного положения лица, то указанная норма вполне может применяться и к случаям причинения вреда в результате недостоверности заверений в обстоятельствах. 

Гарантия качества 

Последний механизм – гарантия качества – имеет явную договорную природу и обычно используется для установления требований к качеству товаров. При этом сфера использования данного механизма может быть расширена, в том числе и в отношении договоров купли-продажи акций и долей в уставном фонде. И хотя такое применение нормы будет необычным, оно не нарушит существующее законодательство, так как в последнем отсутствует указание, что гарантия качества распространяется только на вещи и их материальные характеристики. 

Как видим, в белорусском законодательстве уже заложены достаточные возможности для применения заверений в обстоятельствах. Кроме того, не следует забывать о принципе свободы договора, который позволяет сторонам согласовать любые не противоречащие законодательству условия, в том числе заверения в обстоятельствах.

В то же время в существующем регулировании пока что остаются нормы, которые могут затруднить использование заверений в обстоятельствах на практике.

Проблемные вопросы правового регулирования заверений в обстоятельствах

Несмотря на описанные ранее предпосылки по использованию заверений в обстоятельствах, попытки включить этот механизм в ГК неизбежно вызовут ряд вопросов. 

Сосредоточимся на наиболее практических, по нашему мнению, вопросах. 

Гармонизация норм

В первую очередь возникает вопрос преемственности существующих практик. 

Признание сделки недействительной, возмещение вреда и гарантия качества имеют сложившиеся сферы применения, которые отличаются от практики стран англосаксонской правовой системы по применению «заверений» и «гарантий».

В связи с этим попытки нестандартно использовать существующие белорусские правовые механизмы могут привести как минимум к недопониманию со стороны суда и правоприменительных органов. Аналогичный риск существует и в отношении возможности использования принципа свободы договора и включения заверений в обстоятельствах в договоры без ссылки на уже существующие правовые механизмы.

Безусловно, создание специального регулирования заверений в обстоятельствах снимет эту проблему, но это же специальное регулирование должно будет логично связать перечисленные механизмы и/или разграничить их. В противном случае возникнет риск коллизии правовых норм и споров по их применению.

Заверения в обстоятельствах и недействительность сделок

Наиболее проблемным является соотнесение заверений в обстоятельствах с существующими основаниями признания сделок недействительными. 

Например, при каких условиях возможно применить установленные договором последствия недостоверности заверения о наличии у подписанта договора необходимых полномочий, если такие полномочия отсутствуют? Либо последствия недостоверности заверения о полной дееспособности в случае ее ограничения или отсутствия?

Хотя Декрет № 8 уже предложил применять последствия недостоверности заверений при признании договора недействительным, универсальность такого решения вызывает сомнения. Справедливо ли будет заставлять сторону договора нести ответственность за недостоверность заверения о полномочиях, предоставленного представителем этой стороны, действующим с превышением полномочий? Также можно ли будет привлечь к ответственности недееспособное лицо, предоставившее заверение о своей полной дееспособности?

Логичным предложением было бы ввести дополнительные условия, когда сами заверения могли быть признаны недействительными. Какими бы ни были такие условия, их необходимо будет закрепить в законодательстве.

Стандартные последствия для нестандартных условий

Существующее общегражданское законодательство не предусматривает последствия недостоверности заверений в обстоятельствах, включенных сторонами в договор. Если стороны забудут самостоятельно указать такие последствия в договоре, то существует риск, что при недостоверности соответствующих заверений у стороны не будет реальной возможности защитить свои интересы. 

В качестве примера рассмотрим некоторые способы правовой защиты.

1. Возможность взыскания убытков за неисполнение договорных обязательств выглядит спорной, поскольку само понятие обязательств предусматривает (без)действие, в то время как заверение в обстоятельствах является не более чем заявлением (statement).

2. Расторжение договора по решению суда также выглядит маловероятным, поскольку может иметь место только при существенном изменении обстоятельств или существенном нарушении договора.

При этом, исходя из буквального толкования положений ГК, изменение обстоятельств должно быть объективным. В то же время недостоверность заверения в обстоятельствах обычно связана только с неправильностью заявления (statement), но не с фактическим изменением обстоятельств. Соответственно, расторжение договора по указанному основанию вряд ли будет возможным.

3. Аналогичные сомнения возникают и в отношении признания недостоверности заверения в обстоятельствах существенным нарушением договора: до предоставления заверения у стороны обычно нет обязанности предоставить достоверное заверение, соответственно, факт предоставления недостоверного заверения сам по себе ничего не нарушает.

В итоге при текущем регулировании любая попытка использования заверений в обстоятельствах связана с неопределенностью и риском неисполнимости заверений. Ситуацию может переломить или наработка правоприменительной практики, или закрепление механизма заверений в обстоятельствах в общегражданском законодательстве. 

Как можно изменить действующее законодательство?

Ключевым вопросом при внедрении заверений в обстоятельствах в общегражданское законодательство является сам факт признания такого правового механизма. Регулирование заверений должно учитывать особенности белорусского права, но при этом оставаться понятным иностранным бизнесменам и в наибольшей мере соответствовать их ожиданиям об использовании данного механизма.

В связи с этим мы считаем, что новое регулирование должно быть разработано с учетом следующих тезисов:

  1. Заверение является заявлением, влекущим правовые последствия.
  2. Заверения разделяются на два вида:

а) внедоговорные заверения – о значимых фактах, на которые иное лицо полагалось при заключении договора;

б) договорные заверения – заявления стороны договора о фактах или обстоятельствах, имеющих значение для исполнения или прекращения договора.

Заверения могут предоставляться в отношении фактов или обстоятельств, относящихся к третьим лицам (например, участник ООО заявляет о полноте и правильности бухгалтерской отчетности, составленной таким обществом).

Способы защиты прав при недостоверности внедоговорного заверения в обстоятельствах включают:

а) признание сделки недействительной и применение последствий недействительности;

б) возмещение убытков или возмещение имущественных потерь (см. Декрет № 8).

Способы защиты прав при недостоверности договорного заверения включают:

а) расторжение договора (по решению суда или, если предусмотрено договором, путем одностороннего отказа от исполнения договора) – в случае, если недостоверное заверение было существенным для стороны (по аналогии со ст. 421 ГК);

б) возмещение убытков;

в) иные способы защиты, предусмотренные законодательством или сторонами в договоре.

Если заверение имеет признаки и договорного, и внедоговорного заверения, стороне, полагавшейся на это заверение, должны быть доступны оба набора способов защиты прав (как для договорных, так и для внедоговорных заверений).

Гарантия качества товара считается одним из видов договорных заверений в обстоятельствах и характеризуется специальным набором способов защиты.

Действительность договорного заверения зависит от заключенности и действительности основного договора. В то же время в случае признания основного договора незаключенным или недействительным (установление факта ничтожности) соответствующее договорное заверение может быть признано внедоговорным.

Внедоговорные заверения в обстоятельствах не должны влечь юридических последствий в любом из следующих случаев:

а) предоставление заверения запрещено или противоречит законодательству (ст. 169 и 170 ГК);

б) предоставление заверения выходит за пределы правоспособности юридического лица или дееспособности физического лица (ст. 172-174, 176, 178 ГК);

в) заверение предоставлено лицом, не способным понимать значение собственных действий (ст. 177 ГК);

г) заверение предоставлено под влиянием обмана, насилия, угрозы, вследствие стечения тяжелых обстоятельств или в результате злонамеренного соглашения представителя лица, от имени которого предоставляется заверение, с лицом, которому предоставляется заверение (ст. 180 ГК).

«Недостатком» предложенного подхода является его усложненная структура по сравнению с подходом Декрета № 8 или предлагаемых ранее изменений в ГК. При применении описанного подхода с большей вероятностью будут возникать непростые вопросы (например, критерии отличия договорных заверений от внедоговорных), которые потребуют большего профессионализма со стороны судей и правоприменительных органов.

В то же время данный подход более точно отражает оригинальную концепцию заверений в обстоятельствах, что делает его более понятным для иностранных контрагентов и потенциально может поспособствовать использованию белорусского права в международных коммерческих договорах. Кроме того, предложенный подход более полно учитывает существующие механизмы белорусского права.

Вне зависимости от избранного подхода сам факт включения заверений в обстоятельствах в общегражданское законодательство значительно поспособствует развитию права нашей страны и предоставит новые возможности всем участникам гражданского оборота.

Последнее
по теме

Исполнительное производство: идем на мировую без ошибок

Заключение мирового соглашения является предпочтительным способом при завершении судебного спора, в том числе на стадии исполнительного производства. Стороны могут догово...
Рубрикатор
Все разделы базы знаний в одном месте