Вы на портале

Аренда юридического адреса: законно ли такое соглашение?

Ситуация: между ИП и гражданкой заключено соглашение, в соответствии с которым гражданка гарантирует заключение договора аренды помещения после регистрации ею предприятия. Текст договора аренды прилагался к соглашению, в котором была предусмотрена плата за пользование помещением дважды в неделю по 15-20 минут. Также установлена плата за указание помещения в качестве места нахождения компании. 

После регистрации предприятия в качестве адреса его местонахождения был указан адрес помещения, принадлежавшего ИП. Фактически там предприятие не располагалось. Через 2,5 года к гражданке был предъявлен иск о взыскании суммы за указание адреса помещения в качестве местонахождения предприятия. Гражданкой подан встречный иск об установлении факта ничтожности соглашения.

Обновлено
Леонович Яна
Леонович Яна

Адвокат 

14712 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Выводы: законодательством не предусмотрена возможность использования юридического адреса помещения в отсутствие фактического места нахождения в таком помещении. Возмездная передача юридического адреса в пользование иному лицу не предусмотрена законодательством, а в связи с отсутствием в таком правоотношении объекта гражданского права невозможна.


Несмотря на то, что согласно п. 2 ст. 50 ГК место нахождения (юридический адрес) юридического лица должно соответствовать его фактическому месту нахождения и эта позиция подкрепляется также положениями Указа Президента Республики Беларусь от 23.10.2012 № 488 «О некоторых мерах по предупреждению незаконной минимизации сумм налоговых обязательств», до настоящего времени заключаются и действуют договоры, предусматривающие аренду юридического адреса без фактического размещения по нему организации.

При этом в судебной практике можно найти решения о взыскании с таких «арендаторов» денежных средств в пользу «арендодателей».

Обстоятельства дела

В 2013 г. между гражданкой А. и индивидуальным предпринимателем К. (далее — ИП К.) было заключено соглашение, в соответствии с которым гражданка А. гарантировала, что создаваемое ею УП «В» в день его государственной регистрации заключит с ИП К. договор аренды помещения, принадлежащего ИП К.; текст договора аренды был включен в текст соглашения.

По условиям договора аренды арендная плата составит 50 евро в месяц, однако рассматриваемым помещением УП «В» сможет пользоваться в строго установленное в договоре аренды время: дважды в неделю по 15 и 20 минут соответственно (итого 35 минут пользования помещением в неделю).

При этом пп. 5, 6 соглашения предусмотрено следующее: если будет установлено, что УП «В» без заключения договора аренды с ИП К. указало помещение в любом документе и (или) сведениях, исходящих от УП «В», а равно если помещение согласно сведениям из ЕГР указано как место нахождения УП «В», то А. уплачивает ИП К. денежные средства в размере 3 евро в день по курсу, установленному Национальным банком Республики Беларусь.

При заключении соглашения гражданка А. уплатила ИП К. в качестве аванса сумму в белорусских рублях, эквивалентную 50 евро. Также по требованию ИП К. А. еще дважды уплачивала такую же сумму.

УП «В» было зарегистрировано в 2013 г. При регистрации был указан адрес изолированного помещения, принадлежавшего ИП К.; об изменении своего места нахождения УП «В» не уведомляло. Договор аренды с ИП К. заключен не был, в указанном помещении УП «В» никогда не располагалось.

На основании заключенного соглашения с гражданкой К. (правопреемником ИП К.) спустя 2,5 года поле заключения соглашения был предъявлен иск к гражданке А. о взыскании 3 евро в день за весь период — с даты заключения соглашения до даты предъявления иска.

В процессе рассмотрения дела гражданкой А. был предъявлен встречный иск — об установлении факта ничтожности соглашения как не соответствующего требованиям законодательства.

Позиция суда первой и кассационной инстанции

С учетом заключения сторонами соглашения, уплаты гражданкой А. соответствующих денежных средств, указания адреса помещения в качестве места нахождения организации в ЕГР, а также с учетом представления истцом нескольких решений об удовлетворении его требований по аналогичным делам решением суда первой инстанции по делу первоначальный иск был удовлетворен, в удовлетворении встречного иска было отказано. Решение суда было оставлено в силе постановлением кассационной инстанции.

Позиция суда надзорной инстанции

Гражданкой А. была подана жалоба в порядке надзора. В жалобе в обоснование незаконности и необоснованности судебных постановлений А. указывала на следующее:

1) К. в процессе рассмотрения дела не смогла определить предмет иска, а именно не смогла указать, чем является платеж 3 евро в день: основным долгом, неустойкой или чем-то иным;

2) в пп. 5, 6 соглашения не содержится сведений, а К. не смогла определить объект гражданских прав применительно к ст. 128 ГК, который содержится в обязательстве, предусмотренном пп. 5, 6 соглашения;

3) в ЕГР содержатся сведения об адресе УП «В». Вместе с тем заключенное соглашение не предусматривало возникновение обязательств у УП «В», а гражданка А. не может нести ответственность за действия УП «В»;

4) пп. 5, 6 соглашения фактически устанавливают плату за действия, которые могут быть расценены как административное правонарушение (ст. 23.16 КоАП), а также могут стать основанием для включения УП «В» в реестр коммерческих организаций и индивидуальных предпринимателей с повышенным риском совершения правонарушений в экономической сфере в соответствии с Указом Президента Республики Беларусь от 23.10.2012 № 488 «О некоторых мерах по предупреждению незаконной минимизации сумм налоговых обязательств»;

5) заключенное соглашение даже при условии его исполнения и заключения между ИП К. и УП «В» договора аренды не позволяет помещению соответствовать требованиям, предъявляемым законодательством (п. 2 ст. 50 ГК) к юридическому адресу организации, а именно не позволяет исполнительному органу юридического лица находиться в данном помещении на постоянной основе.

Председателем Минского областного суда был принесен протест на вынесенные судом первой и кассационной инстанции судебные постановления. В протесте было указано на необходимость оценки судом первой инстанции правомерности возложения на гражданку А. ответственности за место нахождения УП «В», наличия или отсутствия в законодательстве возможности передачи (в том числе возмездной) в пользование адреса, а также возможности определения объекта защиты гражданских прав в рассматриваемом случае. Также председатель суда указал на необоснованный отказ в удовлетворении ходатайства гражданки А. об истребовании доказательств, подтверждающих размещение по указанному адресу иных юридических лиц. В протесте была изложена просьба об отмене судебных постановлений и направлении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Принесенный протест был удовлетворен.

Позиция суда первой инстанции при новом рассмотрении дела

При новом рассмотрении дела судом первой инстанции были учтены указания суда надзорной инстанции. В частности, судом было истребована информация из Минского областного исполнительного комитета о количестве юридических лиц, зарегистрированных по адресу спорного изолированного помещения.

По информации, полученной из Миноблисполкома, в указанном помещении общей площадью 12,8 кв. м было зарегистрировано в одно и то же время до 45 организаций.

При вынесении решения об отказе в удовлетворении первоначальных требований, удовлетворении встречного иска и об установления факта ничтожности сделки суд учел следующее:

1) пп. 5, 6 соглашения не являются отдельным непоименованным обязательством, содержащим элементы обязательства и ответственности;

2) пп. 5, 6 соглашения не соответствуют требованиям законодательства ни как обязательство, ни как ответственность за его неисполнение в связи с отсутствием в пп. 5, 6 соглашения объекта гражданского права;

3) законодательством не предусмотрена возможность использования юридического адреса помещения в отсутствие фактического места нахождения в таком помещении;

4) предусмотренный договором аренды, содержащимся в соглашении, график доступа в помещение не позволяет такому помещению являться местом нахождения юридического лица;

5) возмездная передача юридического адреса в пользование иному лицу не предусмотрена законодательством, а в связи с отсутствием в таком правоотношении объекта гражданского права невозможна.

Таким образом, судом был установлен факт ничтожности соглашения, фактически предусматривающего аренду юридического адреса.

Решение суда первой инстанции было оставлено в силе судом кассационной инстанции.

Выводы

Место нахождения юридического лица — это место нахождения его постоянно действующего исполнительного органа. Как следствие, место нахождения юридического лица (его юридический адрес) не отличается от его фактического места нахождения.

С учетом того, что за нахождение юридического лица не по месту его нахождения, указанному в ЕГР, оно может быть привлечено к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ст. 23.16 КоАП, а также может быть включено в реестр коммерческих организаций и индивидуальных предпринимателей с повышенным риском совершения правонарушений в экономической сфере, возмездная передача в пользование (аренда) юридического адреса исключена.

P.S. Проверьте свои юридические знания и пройдите наш ежемесячный тест!

14712 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме