Вы на портале

Авторские права, кабельное ТВ и IT: что нового?

Правоотношения в сфере интеллектуальной собственности постоянно развиваются и изменяются, что требует реакции со стороны не только судебной практики, но и законодателя. Так, в План подготовки законопроектов на 2017 г. попал проект закона «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь "Об авторском праве и смежных правах"», который должен устранить недостатки действующего закона, откорректировать существующие нормы в сфере авторского права и смежных прав исходя из потребностей общества, а также учесть опыт соседей (в частности, Российской Федерации) в связи с протекающим процессом гармонизации законодательства стран — участниц Единого экономического пространства.

Обновлено
Бичурин Алексей
Бичурин Алексей

начальник центра по коллективному управлению Национального центра интеллектуальной собственности

10026 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Подробнее о планируемых изменениях и дополнениях в законодательство об авторском праве расскажет Алексей Бичурин, начальник центра по коллективному управлению Национального центра интеллектуальной собственности.

— Алексей, что принципиально нового предлагается внести в сферы авторского права и смежных прав в рамках проекта изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь от 17.05.2011 № 262-З «Об авторском праве и смежных правах»?

— Проект закона «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь "Об авторском праве и смежных правах"»
(далее — Проект) попал в План подготовки законопроектов на 2017 г. весьма неожиданно — концепция законопроекта предварительно не разрабатывалась. Как следствие, те вопросы, которые должны найти свое решение в Проекте, обозначались заинтересованными участниками разработки законопроекта, что называется, в процессе. Количество и тематический охват этих вопросов менялись  по мере обсуждений в рамках рабочей группы, созданной при Совете Республики Национального собрания Республики Беларусь, который, что тоже беспрецедентно, выступает основным разработчиком данного законопроекта. Работа над законопроектом с той или иной степенью активности ведется с марта текущего года, и к настоящему моменту уже можно говорить о том, что определился перечень вопросов, которые в том или ином виде найдут свое отражение в окончательном варианте Проекта. Говоря о вопросах, имеющих, как стало очевидно в процессе дискуссий, наиболее принципиальное значение, я бы выделил следующие:

1) отмена права на получение правообладателями вознаграждения за воспроизведение в личных целях отдельных категорий произведений и фонограмм (так называемый «сбор за частное копирование»);

2) освобождение операторов электросвязи, осуществляющих ретрансляцию телепрограмм обязательного общедоступного пакета, от выплат авторского вознаграждения за использование произведений, включенных в состав соответствующих телепрограмм;

3) расширение ограничений авторского права в виде случаев свободного использования произведений (в интересах определенных категорий бенефициаров, а также в целях создания и использования учебных изданий);

4) совершенствование системы договоров по поводу создания и использования объектов авторского права и смежных прав;

5) изменение минимального размера компенсации за нарушение исключительного права на объекты авторского права и смежных прав.

Объекты авторского права: виды и возникновение правовой защиты - читайте в статье.

— Планируется ли исключить кабельных операторов из состава субъектов, обязанных платить авторское вознаграждение? По-прежнему ли их деятельность будет попадать под действие Закона?

— Да, предложение освободить операторов электросвязи и, в частности, кабельных операторов, осуществляющих ретрансляцию телепрограмм, от выплат авторского вознаграждения в интересах правообладателей произведений, включенных в состав телепрограмм, имеется и активно продвигается, по крайней мере в отношении телепрограмм, входящих в обязательный общедоступный пакет (телепрограммы, производимые белорусскими организациями телевещания).

В качестве доводов «за» рассматриваются те обстоятельства, что операторам электросвязи законодательством о средствах массовой информации вменено в обязанность осуществлять ретрансляцию телепрограмм обязательного общедоступного пакета. В свою очередь, осуществление ретрансляции телепрограмм влечет уже в силу законодательства об авторском праве необходимость обеспечивать законное использование произведений, включенных в состав данных телепрограмм, то есть получать разрешение на использование и выплачивать авторское вознаграждение правообладателям таких произведений.

Вместе с тем имеются и свои контрдоводы. Основной из них юридический: авторское право на произведения распространяется на использование, происходящее при ретрансляции телепрограмм, в силу положений Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений, по-прежнему имеющей статус основополагающего международного стандарта в области охраны авторских прав (в соответствии со ст. 11bis Бернской конвенции авторы литературных и художественных произведений пользуются исключительным правом разрешать любое сообщение для всеобщего сведения по проводам или средствами беспроводной связи переданного в эфир произведения, если такое сообщение осуществляется иной организацией, нежели первоначальная). Таким образом, просто освободить отдельную категорию пользователей от выплат авторского вознаграждения будет по меньшей мере неправильным с юридической точки зрения.

Другой довод выражается в том, что решение проблемы операторов кабельного телевидения в отношении телепрограмм обязательного общедоступного пакета не избавит их от необходимости выплачивать авторское вознаграждение в принципе — в кабельных сетях на территории Беларуси ретранслируется до полутора сотен различных телепрограмм, в составе каждой из которых могут использоваться произведения, правообладатели которых вправе получать авторское вознаграждение от кабельных операторов. Однако предлагаемое решение очевидным образом лишит существенной части авторского вознаграждения прежде всего белорусских авторов и правообладателей, произведения которых входят в содержание белорусских телепрограмм. В свете данного аспекта вопрос приобретает иное звучание: целесообразно ли решить экономические проблемы белорусских кабельных операторов ценой экономических интересов белорусских авторов и правообладателей? И данный вопрос, очевидно, имеет уже не юридическую природу.

— На сегодняшний день авторский договор — один из самых распространенных в сфере авторского права. Останется ли в гражданском праве такой вид договора? Будет ли сближение белорусского законодательства с законодательством стран — участниц Единого экономического пространства?

— В настоящее время авторский договор, выделяемый в качестве отдельного вида, дифференцируется по существу исключительно на основе того факта, что в таком договоре участвует специальный субъект — автор произведения, в то время как по содержанию регулируемых правоотношений авторский договор равен лицензионному.

В рамках законопроекта предполагается усовершенствовать систему договоров, которые могут заключаться в отношении объектов авторского права и смежных прав. В результате, скорее всего, будут зафиксированы следующие виды договоров: договор уступки исключительного права, лицензионный договор, договор о создании и использовании объекта авторского права или смежных прав. При этом планируется детализировать и несколько изменить положения о перечисленных видах договоров.

Так, применительно к лицензионному договору предполагается в качестве отдельного его вида регламентировать договор открытой лицензии. Текущая редакция соответствующих предложений по своему содержанию базируется на положениях ст. 1286.1 ГК РФ. Так что в данной части планируется, по сути, заимствовать российский опыт правового регулирования данного вопроса.

Что касается договора о создании и использовании объекта авторского права или смежных прав, то в качестве основной действующей по умолчанию модели передачи прав на создаваемый в рамках такого договора объект предполагается зафиксировать момент перехода исключительного права на произведение или объект смежных прав от автора (исполнителя) к заказчику в отличие от существующей сейчас модели лицензионных отношений (предоставление заказчику прав на использование созданного по его заказу произведения или исполнения). Данная концепция опять-таки повторяет подход, воспринятый в законодательстве Российской Федерации
(ст. 1296 ГК РФ).

— Затронут ли изменения и дополнения Закона вопросы, связанные с компьютерными программами, а также сферой информационных технологий?

— На первом этапе работы над Проектом действительно предполагалось внести определенные изменения в отношении положений ст. 13 действующего Закона «Об авторском праве и смежных правах», регулирующих вопросы содержания и реализации авторского права на компьютерную программу.

Однако обсуждение соответствующих предложений с участием представителей белорусской IT-индустрии продемонстрировало, что в каких-либо изменениях правового регулирования данных вопросов последние не заинтересованы, несмотря на то что с теоретико-прикладной точки зрения проблемы в правоприменении усматриваются. Более того, позиция национальных производителей IT-продуктов, а также участников белорусского рынка телекоммуникационных услуг по существу заблокировала рассмотрение вопросов установления в Законе механизмов защиты авторских прав при их нарушении в телекоммуникационных сетях.

Имевшие место предложения о дополнении Закона нормами, определяющими границы ответственности так называемых «информационных посредников» (в качестве которых, прежде всего, рассматриваются поставщики телекоммуникационных услуг) в отношении случаев нарушения авторских прав в информационных сетях, базировавшиеся на подходах, отраженных в ст. 1253.1 ГК РФ, были, по сути, безоговорочно отвергнуты.

— А какие изменения предлагаются в отношении компенсации за нарушение исключительных прав как меры гражданской ответственности в сфере авторского права?

— Имеющееся предложение весьма прямолинейно и безыскусно — снизить минимальный размер компенсации. Первоначальное предложение об изменении сводилось к установлению минимального размера компенсации на уровне 1 базовой величины (снижение в 10 раз), на текущем этапе в законопроекте фигурирует размер в 5 базовых величин — в 2 раза ниже, чем действующий.

— Какие доводы имеются в пользу столь радикального снижения размера наиболее часто применяемой в национальных условиях меры гражданской ответственности за нарушения авторского права?

— Эти доводы сводятся к следующему: среди отдельных специалистов распространилось мнение, что имеющийся размер ответственности чересчур велик для некоторых случаев нарушения авторских прав, допускаемых в наших реалиях. В качестве фактического основания необходимости данного изменения позиционируется практическая ситуация, когда один и тот же автор последовательно предъявляет иски к множеству лиц, каждое из которых допустило нарушение его авторских прав на конкретное произведение. В каждом случае с нарушителя взыскивается компенсация за нарушение исключительного права на произведение в минимальном размере — 10 базовых величин. Однако автор настолько последователен в преследовании нарушителей (количество поданных им исков исчисляется десятками), что его действия некоторыми наблюдателями со стороны воспринимаются как своего рода «авторско-правовой экстремизм» или злоупотребление авторским правом.

Не давая оценку данному доводу сторонников соответствующих изменений, я хотел бы выразить свою точку зрения на вопрос о компенсации как мере ответственности за нарушение авторских прав. Возможность требовать выплаты компенсации за нарушение исключительного права вместо возмещения убытков установлена законодательством в силу значительной специфики объектов авторского права и смежных прав, обусловленной их нематериальной природой. Правообладатели ограничены как в возможности контролировать соблюдение принадлежащих им исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности третьими лицами и выявлять допущенные нарушения, так и в возможности установить и при необходимости доказать точную или по крайней мере приблизительную величину понесенных ими убытков (особенно в виде упущенной выгоды).

На практике минимальный размер компенсации выступает по существу денежным эквивалентом величины риска, который принимает на себя пользователь произведения, когда решает использовать объекты авторского права и смежных прав без получения согласия правообладателя (заключения договора). В отсутствие иных показателей экономического характера, объективно установленных для сторон правоотношений по поводу использования объектов авторского права и смежных прав, минимальный размер компенсации стал категорией, оказывающей непосредственное влияние на договорную стоимость прав на использование соответствующих объектов.

Беседу вела Надежда Грабовская, 
редактор журнала «Юрист»

10026 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме