Интервью с юристом

Бизнес-задачи заставляют юриста думать за рамками шаблонов

Юристам в большинстве своем приходится решать однотипные и стандартизированные задачи. И это не проблема юристов как таковых. Так устроен бизнес. Однако порой размеры бизнеса приобретают такие размахи, что остаться в привычных однотипных рамках практически невозможно. Точно так же приходится подстраиваться и юрдепартаментам таких компаний.

Наш сегодняшний гость — Владимир Кукурузин, директор по правовым вопросам ООО «Евроторг». Как совместить жесткие рамки бизнеса и творческое начало, какая разница между консалтом и in-house, в чем ценность работы юриста, об ошибках, премировании и многом другом — в интервью. 

1264 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Владимир Юрьевич Кукурузин, 39 лет. Окончил Академию управления при Президенте Республики Беларусь.
Работал управляющим юристом в компании COBALT Legal, заместителем начальника юридического отдела в ОАО «Белорусская калийная компания».
Последние 3 года — директор по правовым вопросам ООО «Евроторг».

— Наш традиционный вопрос — как Вы попали в профессию (как решили стать юристом, какой вуз оканчивали, есть ли семейная традиция по выбору профессии)?

— Я окончил Академию управления при Президенте Республики Беларусь. Мой отец был юристом, возможно, поэтому вопрос выбора будущей профессии передо мной не стоял. С самого раннего детства на вопрос, кем я хочу стать, отвечал: либо юристом, либо дипломатом. С дипломатом, как видно, у меня не сложилось.

— Вы 3 года работаете в Евроторге. До этого были управляющим юристом в компании COBALT Legal, заместителем руководителя юридического отдела в Белорусской калийной компании. Что Вас сподвигло вернуться в in-house?

— Поскольку срок моего сотрудничества с компанией COBALT Legal был достаточно незначительным (менее года), я бы не называл это возвратом в in-house. Если сравнивать два формата найма — in-house и консалт, то мне всегда импонировала работа в качестве in-house юриста ввиду необходимости погружения в суть бизнеса компании. С профессиональной точки зрения такое погружение для юриста позволяет сделать «тонкую» настройку своих профессиональных знаний под конкретные задачи и цели компании. 

Бизнес-задачи компании не всегда (я бы сказал, никогда) укладываются в стандартные и однотипные решения и заставляют юриста думать за рамками шаблонов и стереотипов — это с одной стороны. С другой стороны, существует необходимость сдерживать «креатив» в жестких правовых рамках и вырабатывать такие решения, которые одновременно позволяют решить две противоположные задачи. С моей точки зрения, именно этот баланс интересов вкупе с пониманием бизнес-процессов формирует прелесть работы юриста. 

— Какие правовые задачи Вы решаете в качестве директора по правовым вопросам?

— В основном комплексные задачи, которые требуют выработки стратегии и координации с другими подразделениями компании. Поскольку функция директора по правовым вопросам — больше про управление и координацию работы команды, это обусловливает и спектр решаемых задач. В большинстве случаев решение повседневных вопросов не требует моего личного участия благодаря грамотно выстроенной системе распределения обязанностей и высокому профессионализму команды. Когда однозначного решения нет или когда поставленная задача имеет большое значение для компании, именно в такие моменты возникает необходимость моей личной вовлеченности в процесс выработки решения.

— Как Вы относитесь к своим ошибкам и ошибкам своих сотрудников? Как сотрудники отвечают за свои рабочие ошибки? Есть ли штрафы для юристов за их упущения? Установлены ли KPI (показатели премирования) для сотрудников Вашего отдела?

— Ошибки совершают все, и я в том числе. В этом, на мой взгляд, нет ничего страшного. Важно не совершать системных ошибок и анализировать причины, последствия и возможность их исправления. 

С профессиональной точки зрения мне приходится сталкиваться с ситуациями, когда решение выработано на основании анализа норм и правоприменительной практики, но, например, регулятором данное решение может трактоваться иначе. Приходится отстаивать свою точку зрения, приводить доводы и обоснования, и не всегда решение принимается в пользу субъекта хозяйствования. Является ли данный факт ошибкой со стороны юриста? Наверное, нет. Но риски, которые несет вышеуказанная ситуация, должны всегда оцениваться юристом при даче заключений/выработке решений, даче рекомендаций бизнесу. И уже бизнес, обладая всем объемом информации, принимает или не принимает озвученные риски. В обозначенной ситуации именно отсутствие рекомендаций с оценкой рисков для бизнеса я буду рассматривать как ошибку в работе юриста. 

Относительно штрафов и KPI. Штрафов нет, так же как и KPI для работников. Вообще вопрос KPI в отношении штатных юристов для меня очень дискуссионная тема. Если работник проверил 10, а не 15 договоров в день, или подготовил 3, а не 6 претензий, является ли данная ситуация оценкой эффективности его работы? С моей точки зрения — нет. Есть базовый функционал, который выполняет работник: он либо с ним справляется, либо не справляется. Если не справляется, тогда надо смотреть, в чем причина, почему так происходит. Есть проектная работа, которая подразумевает решение нестандартных задач (например, сложное судебное разбирательство, проработка сделок, осложненных иностранным элементом, комплексные реструктуризации, сделки M&A). По таким проектам возможно установление KPI, поскольку это способствует контролю за проектом и выступает дополнительной мотивацией в случае его успешного завершения. 

— В чем Вы видите ценность работы юриста, смысл, значимость? 

— Основная ценность и значимость — в возможности для компании принимать обдуманные и выверенные решения на основании результатов проделанной юристом работы. То есть грамотная работа юристов обеспечивает безопасность деятельности компании и способствует минимизации рисков негативных последствий. 

— Что в нашем законодательстве Вы бы поменяли в первую очередь? 

— Вопрос, на который у меня нет ответа:) Если говорить о ситуации с юристом, который просто констатирует, что можно, а что нельзя (нет необходимости что-то менять), то я такой подход не разделяю. Всегда нужно не просто говорить, что можно, а что нельзя, а находить и предлагать нетривиальные решения. В такой ситуации порой хочется все поменять, поскольку действующие нормы пытаются загнать твой креатив в жесткие рамки. Но мы прекрасно понимаем, что нельзя подстраивать норму под определенные нужды отдельных субъектов хозяйствования, законодателю необходимо искать и соблюдать баланс интересов. 

— Поскольку в Вашей жизни имела место работа в юридической фирме, Вы наверняка хорошо знакомы со специализацией юристов. Вы лично за или против специализации юристов в рамках юридического отдела неконсалтинговой компании? Как Вы относитесь к юристам «широкого профиля»?

— Я положительно отношусь к специализации, но при условии наличия хорошей базы, если говорить вашими словами, «широкого профиля». То есть априори универсальность должна присутствовать у любого юриста. Такая универсальность помогает шире смотреть на решение поставленных задач, а руководителю позволяет делегировать решение базовых задач большему количеству работников. 

С моей точки зрения, специализация служит эффективности и скорости. Поясню. Понимая, что работник специализируется на корпоративных вопросах и сделках слияния-поглощения (M&A), в ситуации сжатых сроков и необходимости решения сложных задач я буду уверен, что данный работник быстрее справится с задачей и не упустит важных деталей.

— Сколько юристов у Вас в команде? Есть ли среди них специализация и что Вы думаете о привлечении внешних консультантов?

— На текущий момент команда юристов Евроторга насчитывает более 20 человек. Есть специализация юристов по направлениям (корпоративные вопросы, сопровождение текущей деятельности, международное направление). Также в компании есть отдельное юридическое управление по сопровождению строительства и аренды. В отношении наличия юристов в других структурных подразделениях мы придерживаемся принципа централизации, то есть вопросы из различных подразделений поступают в юридическое управление и уже после этого распределяются в зависимости от специализации. 

Что касается привлечения внешних специалистов, то да, практика их привлечения есть. Некоторые проекты, особенно международные, априори предполагают участие внешних консультантов. 

Также мы привлекаем внешних юристов для консультаций по узким, специализированным вопросам либо если хотим получить альтернативное мнение.

— Нравятся ли Вам фильмы (сериалы) о юристах? Какой персонаж Вам более близок из фильмов (не только из фильмов о юристах)?

— Я люблю смотреть фильмы про юристов, но, к сожалению, хороших не так и много. Не могу сказать, что кто-то из героев мне близок, скорее, просто интересно наблюдать за тем, как профессия юриста преподносится в том или ином фильме. 

Из запомнившихся мне фильмов — «Гражданский иск» с Джоном Траволтой в главной роли.

— Какой у Вас любимый писатель? Хотели ли бы сами написать книгу? И если да, то про что она была бы? 

— Книгу точно не хочу написать. Из писателей назвал бы Хемингуэя, Гессе, Стругацких.

— Как Вы подбираете юристов в команду? Собеседуете ли сами, на какие критерии ориентируетесь, на что обращаете внимание?

— Так как юридическая команда в нашей компании сформировалась достаточно давно и текучка кадров стремится к нулю, подбор новых юристов происходит редко. Если же говорить о собеседованиях, то финальное собеседование с кандидатом провожу я, чтобы понимать, кроме всего прочего, как он впишется в команду и насколько комфортно будет с ним работать в дальнейшем.

— Хотели бы Вы, чтобы Ваши дети пошли по Вашим стопам и стали юристами?

— Скорее нет, чем да.   

— Кто из белорусских юристов Вас восхищает (воодушевляет)?

— Восхищают и воодушевляют мои коллеги по работе. То, какие решения они придумывают, как они находят выход из сложных ситуаций, заставляет меня, как руководителя, гордиться нашей работой. 

— Руководитель — это призвание или этому может научиться каждый? В какой момент Вы осознали, что можете руководить?

— Наверное, это и то, и другое. Руководитель в первую очередь — это про работу с людьми. Если это не нравится, то вряд ли получится стать руководителем. Таким образом, это и про призвание, и про научиться. 

Наверное, я осознал, что могу руководить, в бытность работы в Белорусской калийной компании. В определенный момент обстоятельства сложились таким образом, что я был вовлечен в процесс формирования новой команды юристов и распределения работы. Распределение же подразумевает под собой делегирование части полномочий и концентрацию на координировании деятельности внутри отдела. Работа в качестве директора по правовым вопросам ООО «Евроторг» вывела это умение на новый уровень, поскольку масштаб компании, сама команда, а также скорость принятия решений и реализации поставленных задач ставили и ставят передо мной, как перед руководителем, новые требования и задачи. Мое личное мнение, что руководителя формирует его окружение. Если бы в ООО «Евроторг» не было таких беспрецедентных для Республики Беларусь проектов, такого «дикого» темпа, то, возможно, и не было бы необходимости мне, как руководителю, совершенствовать свои навыки в управлении.

— Какой профессией хотели бы овладеть еще?

— Меня вполне устраивает текущая профессия — об освоении другой даже не задумывался. Если говорить о хобби, то мне нравится работать с деревом.

     Беседу вела Надежда ГРАБОВСКАЯ

1264 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме

Взыскание задолженности по кредитному договору с наследников кредитополучателя

Банковское кредитование является неотъемлемым элементом экономики Республики Беларусь. Большинство банков страны используют предоставление банковского кредита гражданам в...