Изменения в ХПК и ГПК (комментарий к Закону Республики Беларусь от 05.01.2016 № 356-З)

Комментарий к Закону Республики Беларусь от 05.01.2016 № 356-З Законом Республики Беларусь от 05.01.2016 № 356-З в ХПК и ГПК были внесены изменения и дополнения. Они привносят в хозяйственное и гражданское судопроизводство ряд существенных новаций, отдельные из которых достаточно спорны. Так, разрешена передача дел из экономических судов в суды неэкономической юрисдикции. Вызвать в суд могут СМС-сообщением, по факсу и электронной почте. В гражданском процессе предусмотрено использование видеоконференцсвязи, проведение аудио- и видеозаписи судебного заседания, осуществление взыскания в приказном производстве на основании сделки в простой письменной форме.

Обновлено
Скобелев Владимир
Скобелев Владимир

Кандидат юридических наук, заместитель декана по  учебной работе и образовательным инновациям юридического факультета Белорусского государственного университета, арбитр Международного арбитражного суда при БелТПП

2126 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Что такое «другой суд»?

Закон Республики Беларусь от 05.01.2016 № 356-З (далее — Закон № 356-З) закрепил в части третьей ст. 53 ХПК новую норму, в соответствии с которой суд, рассматривающий экономические дела, передает дело на рассмотрение другого суда общей юрисдикции, если при рассмотрении дела будет установлено, что оно принято к производству с нарушением правил подсудности. Кроме того, упоминания о передаче (направлении) дела в «другой суд» появились в названии, а также содержании частей четвертой — шестой
ст. 53 ХПК.

В этой связи возникает вопрос: что нужно понимать под «другим судом общей юрисдикции» и «другим судом»? В ст. 1 ХПК разъяснение данных терминов отсутствует. Учитывая же, что с точки зрения судоустройства суды общей юрисдикции объединяют две разновидности судов — суды, рассматривающие экономические дела (действующие по правилам ХПК), и суды, рассматривающие гражданские дела (действующие по правилам ГПК), термин «другой суд общей юрисдикции» («другой суд») вполне может быть интерпретирован и как указывающий только на какой-то один из видов судов общей юрисдикции, и как подразумевающий обе их разновидности.

Лишь с помощью системного толкования ст. 53 ХПК (поскольку ее вторая часть посвящена передаче дел в «другой суд, рассматривающий экономические дела»), а также принимая во внимание практическую проблему, обусловившую принятие Закона № 356-З (о ней будет сказано ниже), можно прийти к выводу, что под «другим судом общей юрисдикции» в части третьей ст. 53 ХПК следует понимать только суд, рассматривающий гражданские дела, а под «другим судом» в наименовании, а также содержании частей четвертой — шестой ст. 53 ХПК —как суд, рассматривающий экономические дела, так и суд, рассматривающий гражданские дела.

Далее мы будем придерживаться именно такой интерпретации терминов, получивших закрепление в ст. 53 ХПК. Вместе с тем для исключения на этот счет каких-либо разночтений законодателю следовало бы внести в ст. 53 ХПК соответствующие корректировки и тем самым более точно выразить свою мысль.

Значение передачи дела в другой суд

Изменения и дополнения, внесенные Законом № 356-З в ст. 53 ХПК, направлены на решение проблемы, с которой столкнулась правоприменительная практика после проведения реформы судоустройства: как поступить суду экономической юрисдикции в том случае, когда выяснится, что принятое им к производству дело в действительности подлежит разрешению судом неэкономического профиля (то есть судом, рассматривающим гражданские дела)*?

Прекращать производство по делу на основании абзаца второго ст. 149 ХПК (спор не подлежит рассмотрению в суде, рассматривающем экономические дела) в такой ситуации было бы, очевидно, не совсем правильно (хотя многие судьи именно так и поступали), поскольку данная норма подразумевает нарушение правил судебной подведомственности, в то время как в нашей ситуации следует говорить о нарушении подсудности — ведь суды экономической и неэкономической юрисдикции теперь входят в одну судебную систему.

Однако и передать дело в компетентный суд (как это обычно имеет место при обнаружении факта нарушения подсудности уже после возбуждения дела) здесь также не представлялось возможным, поскольку ст. 53 ХПК ввиду специфики используемой в ней терминологии (в ней говорилось лишь о «судах, рассматривающих экономические дела») допускала передачу дел только между судами однотипной — экономической — юрисдикции.

Таким образом, решение проблемы было найдено в дополнении ст. 53 ХПК положениями, позволяющими передавать дела в суды неэкономической юрисдикции. Вместе с тем законодатель проявил явную непоследовательность, не дополнив аналогичной нормой ГПК, поскольку точно такая же проблема актуальна и для гражданского процесса (когда, например, районным судом было ошибочно принято к производству дело, относящееся к компетенции экономических судов).

Помимо решения обозначенной выше проблемы Закон № 356-З, полагаем, поставил точку в дискуссии** о том, правилами какого института — подведомственности или подсудности — разграничивается компетенция между указанными судами и, соответственно, по какому основанию следует отказывать лицу при его обращении в некомпетентный суд. Передача дел между юрисдикционными органами возможна только по подсудности, но никак не по подведомственности. Поскольку законодатель допускает возможность передачи дел из судов экономической юрисдикции в суды неэкономического профиля, то, значит, он признает: разграничение компетенции между данными судами — вопрос именно подсудности. В пользу этого говорит и факт регламентации вопроса о передаче дел в статье о подсудности — ст. 53 ХПК.

* См.: Скобелев В. Как применять правила судебной подведомственности после реформы судоустройства? // Юрист. — 2015. — № 11.

** Там же.

Проблемы передачи дела в другой суд

Несмотря на то что внесенные в ст. 53 ХПК изменения направлены на решение важной практической проблемы, они порождают ряд других не менее сложных правоприменительных вопросов. Дело в том, что суды экономической и суды неэкономической юрисдикции «работают» по разным правилам. Поэтому при передаче дел из судов экономической юрисдикции в суды неэкономического профиля неизбежно встанет вопрос о совместимости таких правил*.

Прежде всего в гражданском и хозяйственном процессах различаются ставки государственной пошлины (далее — госпошлина). Более того, согласно постановлению Министерства финансов Республики Беларусь от 30.12.2014 № 90 «О распределении государственной пошлины и штрафов за совершение правонарушений между республиканским бюджетом и (или) соответствующими местными бюджетами» госпошлина при обращении в суды экономической и суды неэкономической юрисдикции подлежит уплате в бюджеты разного уровня.

Поэтому независимо от того, в каком соотношении между собой находятся ставки госпошлины в гражданском и хозяйственном процессах, при передаче дела в суд неэкономической юрисдикции истцу необходимо будет применительно к части четвертой п. 2 ст. 251 НК заново уплатить госпошлину, только теперь уже в размере, предусмотренном приложением 14 к НК.

Что же касается суммы госпошлины, которая была уплачена истцом при обращении в экономический суд, то по логике вещей он должен иметь право на ее возврат или зачет в счет госпошлины, подлежащей уплате им в гражданском процессе. Однако такого основания для возврата или зачета госпошлины, как передача дела в суд, рассматривающий гражданские дела, ст. 259 НК пока не закрепляет.

В хозяйственном процессе наличие заключенного сторонами третейского соглашения само по себе не мешает принятию соответствующего дела к производству суда. Только если ответчик не позднее своего первого заявления по существу спора возразит против разбирательства дела в государственном суде, исковое заявление будет оставлено без рассмотрения (абзац третий ст. 151 ХПК).

В гражданском же процессе третейское соглашение является безусловным препятствием для рассмотрения спора судом (п. 7 части первой ст. 164, п. 4 ст. 245 ГПК). В этой связи передача в суд неэкономической юрисдикции дела, в отношении которого сторонами заключено третейское соглашение, автоматически приведет к прекращению производства на основании п. 7 части первой ст. 164 ГПК. Есть ли тогда смысл в передаче дела?

Возникает также вопрос о том, сохранят ли свое значение в гражданском процессе действия (акты), которые были совершены по делу в соответствии с правилами ХПК до момента его фактической передачи в другой суд. В частности, мы имеем в виду результаты частичного урегулирования спора в процедуре примирения (ст. 157 ХПК), соглашение сторон по обстоятельствам дела (ст. 107 ХПК), распорядительные действия истца в виде отзыва одного из исковых требований (абзац тринадцатый ст. 151 ХПК) и пр.

Поиска решения названных выше проблем можно было бы избежать, если бы законодатель вместо норм о передаче дела в другой суд предусмотрел в ХПК новое основание для оставления заявления без рассмотрения — «заявление подано с нарушением подсудности», которое охватывало бы своим содержанием и анализируемую нами ситуацию.

* См.: Скобелев В. Как применять правила судебной подведомственности после реформы судоустройства? // Юрист. —  2015. — № 11.

Новые способы извещения (вызова)

Закон № 356-З дополнил часть вторую ст. 143 ГПК указанием на возможность извещения участников гражданского судопроизводства СМС-сообщением, с использованием факсимильной связи, глобальной компьютерной сети Интернет, в том числе электронной почты. Соответственно, в ст. 109 ГПК к числу реквизитов процессуальных документов были отнесены контактные телефоны, факсы и электронные адреса непосредственно заинтересованных в исходе дела лиц. Тем самым законодатель легализовал на уровне ГПК те способы извещения (вызова), которые фhttps://jurist.by/etalon/redirect-auth?uri=http%3A%2F%2Fetalonline.by%2F%3Ftype%3Dtext%C2%AEnum%3DHK9800219%23scrollInto%23%26article%3D262%2F1%3C%2Fa%3E%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8 использовались судами на протяжении последних нескольких лет.

Что касается ХПК, то названные способы извещения и вызова (кроме СМС-сообщения) были предусмотрены в нем еще раньше (часть вторая ст. 140 ХПК). Вместе с тем среди реквизитов подаваемых в суд документов ХПК в ряде случаев называл только контактные телефоны (абзацы третий и четвертый части второй ст. 262-1 ХПК), номера телефонов и (или) факсов (абзац третий части второй ст. 114 ХПК), контактные телефоны, электронные адреса (абзац третий части второй ст. 159, абзац четвертый части третьей ст. 166, абзац третий части второй ст. 221 ХПК).

Чтобы требования к реквизитам процессуальных документов корреспондировали положениям части второй ст. 140 ХПК, Закон № 356-З дополнил соответствующие нормы ХПК фразами о факсах (абзац третий части второй ст. 159, абзац четвертый части третьей ст. 166, абзац третий части второй ст. 221 ХПК) или факсах и электронных адресах (абзацы третий и четвертый части второй ст. 262-1 ХПК). Правда, норма абзаца третьего части второй ст. 114 ХПК почему-то осталась без изменений.

Следует заметить, что целесообразность применения новых способов извещения (вызова) вызывает большие сомнения, так как, во-первых, они регламентированы очень фрагментарно. Например, ГПК и ХПК не расшифровывают понятия «электронный адрес» и «СМС-сообщение». Более того, СМС-сообщение в ХПК вообще не упоминается, хотя суды экономической юрисдикции в последнее время активно применяют такой способ связи.

 Остается также неясным, что (помимо направления сообщений по электронной почте) имеется в виду под извещением с помощью глобальной компьютерной сети Интернет: то ли размещение объявлений на интернет-сайтах судов, то ли передача информации через социальные сети, то ли нечто иное. Оставлен открытым и вопрос о том, вправе ли сотрудники судов использовать для целей извещения свои личные телефоны, личную электронную почту и т.д.

Во-вторых, такие способы связи не обеспечивают фиксирование факта извещения или вызова, как того требуют часть вторая ст. 143 ГПК и часть вторая ст. 140 ХПК. При их использовании всегда сохраняется вероятность того, что сообщение не будет получено (прочитано) надлежащим адресатом. Если же последний утверждает, что не получил (не прочел) сообщение, то оснований не верить ему нет, так как согласно ст. 13 ГПК и части четвертой ст. 18 ХПК любой участник судопроизводства признается (предполагается) добросовестным, пока не доказано иное. Доказывать «иное» должны сотрудники суда, что применительно к новым способам извещения (вызова) сделать весьма проблематично.

В-третьих, новые правила извещения (вызова) способны привести к злоупотреблениям со стороны истцов: последние могут указывать в исковых заявлениях заведомо неверные контактные телефоны, факсы и электронные адреса ответчиков. В результате, поскольку при использовании таких средств связи фиксирование факта извещения или вызова не обеспечивается, суд не узнает о том, что ответчик извещен не был, а ответчик не узнает о проведении судебного заседания.

В-четвертых, в ряде случаев извещение посредством СМС-сообщений, факса, электронной почты объективно невозможно, так как вместе с извещением суд обязан направлять адресату копии процессуальных или иных документов (см., например, часть вторую ст. 144 ГПК, часть вторую ст. 141 ХПК). Кроме того, СМС-сообщение не может вместить в себя все сведения, которые должно содержать извещение суда, особенно в части полного разъяснения последствий неявки (часть первая ст. 144 ГПК, часть первая ст. 141 ХПК).

Процесс посредством видеоконференцсвязи

Закон № 356-З ввел в гражданское судопроизводство правила о возможности участия в судебном заседании юридически заинтересованных в исходе дела лиц и свидетелей путем использования систем видеоконференцсвязи (ст. 185-1 ГПК). Прежде всего возникает вопрос, насколько данная новелла будет востребована с учетом небольших размеров территории страны и максимальной приближенности судов неэкономической юрисдикции к населению (ведь эти суды имеются во всех районах и более-менее крупных городах).

Порядок проведения видеоконференцсвязи практически не урегулирован. Так, ГПК не раскрывает понятие видеоконференцсвязи. Остается неясным, может ли видеоконференцсвязь проводиться с лицом, которое находится у себя дома или в каком-нибудь ином месте, помимо помещения суда. Не совсем понятно, как при использовании видеоконференцсвязи взять у свидетеля подписку о предупреждении его об уголовной ответственности, а также реализовать предписания части второй ст. 285 ГПК о том, что отказ истца от иска и другие распорядительные действия сторон должны подписываться в протоколе судебного заседания соответствующим лицом (лицами).

Согласно части четвертой ст. 185-1 ГПК доказательства, представленные в судебном заседании в суде, осуществляющем организацию видеоконференцсвязи, направляются в суд, рассматривающий дело, не позднее дня, следующего за днем проведения судебного заседания. Однако видеоконференцсвязь не самый лучший способ для исследования письменных и вещественных доказательств. Поэтому в реальности может получиться так, что надлежащим образом эти доказательства смогут быть исследованы судом только после того, как он их получит, то есть уже по окончании судебного заседания и, следовательно, в отсутствие всех заинтересованных лиц.

Новые способы фиксации процесса

В части первой ст. 175 ГПК получило закрепление новое правило о том, что для обеспечения полноты протокола судебного заседания могут применяться стенографирование, звуко- или видеозапись. Безусловно, данную новеллу следует только приветствовать, поскольку она позволит более подробно фиксировать ход судебного заседания, а также окажет дисциплинирующее воздействие как на суд, так и на участников процесса.

Вместе с тем по поводу этой нормы возникает ряд вопросов: насколько подробным должен быть протокол судебного заседания при использовании звуко- или видеозаписи; могут ли заинтересованные лица (и если да, то каким образом) ознакомиться с соответствующей звуко- или видеозаписью; должен ли суд кассационной или надзорной инстанции, пересматривающий дело, обеспечивать условия для воспроизведения (в том числе по просьбе участников процесса) в своем заседании указанной звуко- или видеозаписи и др.

Новеллы приказного производства

Закон № 356-З дополнил и ГПК (часть четвертая ст. 394), и ХПК (абзац пятый части третьей ст. 220) нормой о том, что в порядке приказного производства не подлежат рассмотрению требования, по которым взыскание осуществляется путем совершения исполнительной надписи нотариуса. Тем самым законодатель привел ГПК и ХПК в соответствие с аналогичным предписанием части первой п. 2 Указа Президента Республики Беларусь от 11.08.2011 № 366 «О некоторых вопросах нотариальной деятельности».

Помимо этого, в гражданском процессе появилось новое основание для вынесения определения о судебном приказе: если требование основано на сделке, совершенной в простой письменной форме (п. 4 части первой ст. 394 ГПК). Данная новелла вряд ли оправданна, поскольку не гарантирует бесспорности взыскания: обязательство должника может отсутствовать, потому что он его уже исполнил или вообще не принимал на себя (когда, например, подпись на документе подделана взыскателем).

Поэтому для предупреждения возможных злоупотреблений со стороны взыскателей законодателю как минимум следовало бы установить «потолок» той денежной суммы, которую можно взыскать в приказном производстве на основании сделки, совершенной в простой письменной форме.

2126 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме