Вы на портале

Как защитить невиновного в убытках учредителя от субсидиарной ответственности

Ситуация: На предприятие наложен крупный штраф в связи с использованием лжепредпринимательских структур. Виновным в уклонении от уплаты налогов приговором суда признан директор (являющийся и учредителем). Предприятие «ушло» в банкротство. Антикризисный управляющий подал иск ко всем учредителям, включая осужденного, о привлечении к субсидиарной ответственности на сумму неуплаченных налогов и пеней. Вывод из решения суда: Отсутствие причинно-следственной связи между возникновением убытков и действиями учредителя является основанием для отказа в привлечении к субсидиарной ответственности. Важно: Учредителям, руководителям предприятий

Обновлено
Герменчук Ольга
Герменчук Ольга

Адвокат Минской областной специализированной юридической консультации

Данильченко Александр
Данильченко Александр

управляющий партнер ООО «Юридическое агентство "КлеверКонсалт"»

3783 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

В настоящее время по вопросу привлечения к субсидиарной ответственности учредителей и директора сложилась определенная судебная практика, и она довольно жесткая. Практически в 99 % дел по банкротству антикризисные управляющие подают иски о привлечении учредителей, руководителей и иных лиц к ответственности, в 90–95 % случаях иски удовлетворяются.

При привлечении лица к субсидиарной ответственности по долгам общества судом вина конкретного лица не устанавливается.

Согласно п. 1 ст. 372 ГК лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законодательством или договором предусмотрены иные основания ответственности.

Так, п. 9 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 27.10.2006 № 11 «О некоторых вопросах применения субсидиарной ответственности» (далее — постановление № 11) предуматривает 4 обстоятельства, с которыми законодательство связывает привлечение к субсидиарной ответственности. Вина в перечисленных обстоятельствах отсутствует. 

Формируя позицию по защите конкретного лица, в том числе учредителя, следует обращать внимание на наличие таких обстоятельств, как:

  • наличие у соответствующего лица права давать обязательные для общества указания либо возможности иным образом определять его действия;
  • совершение соответствующим лицом действий (или его бездействие), свидетельствующих об использовании принадлежащего ему права давать обязательные для общества указания или использовании своих возможностей иным образом определять его действия;
  • наличие причинно-следственной связи между использованием лицом своих прав и (или) возможностей в отношении общества и последствиями в виде признания общества банкротом;
  • собственно, наступление банкротства.

Основания для субсидиарной ответственности:

— наличие права управлять или участвовать в управлении;
— совершение определенных действий;
— связь между действиями и последующим банкротством.

Наличие причинно-следственной связи особо нужно иметь в виду, если банкротство предприятия вызвано привлечением юридического лица к административной ответственности, например, наложением штрафа, конфискацией товара, взысканием дохода от незаконной деятельности и т.д. В таком случае полезно детально анализировать соответствующие документы о привлечении общества к ответственности, выявляя, с действиями какого лица связано возникновение ущерба и последующее банкротство, какие доказательства могут быть использованы при формировании позиции по защите интересов непричастного к убыткам лица. В частности, такой вывод был сделан судом при рассмотрении конкретного спора.

Обстоятельства дела

Учредителями ОДО «А» являлись гр-н А. и гр-н Б. Помимо этого, гр-н А. выполнял функции руководителя, а гр-н Б. — функции главного бухгалтера. В 2013 г. ИМНС была проведена внеплановая налоговая проверка ОДО «А», по результатам которой в связи с выявленными фактами помещения в бухгалтерский учет не соответствующих действительности документов обществу были начислены к уплате налоги на общую сумму 364 млн руб., а также пени в размере 210 млн руб. В 2013 г. на основании постановления районного отдела Следственного комитета Республики Беларусь ИМНС была проведена дополнительная внеплановая проверка в отношении ОДО «А». По результатам дополнительной проверки в связи с выявленными фактами помещения в бухгалтерский учет не соответствующих действительности документов обществу были начислены к уплате налоги на общую сумму 912 млн руб., а также пени в размере 932 млн руб. ОДО «А» в нарушение закона приняты к бухгалтерскому учету первичные учетные документы, не подтверждающие факт совершения хозяйственной операции и оформленные в нарушение требований законодательства, в результате чего в бухгалтерском учете были отражены недостоверные хозяйственные операции. Виновными лицами ИМНС признала гр-на А., выполнявшего функции директора, и гр-на Б., выполнявшего функции главного бухгалтера.

Всего ОДО «А» было доначислено налогов на 1 276 млн руб. и пени в размере 1 142 млн руб. 480 млн налогов было погашено в процессе рассмотрения уголовного дела.

Приговором районного суда гр-н А. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью второй ст. 243 УК, — путем умышленного занижения налоговой базы и внесения в налоговые декларации заведомо ложных сведений он уклонился от уплаты налогов на сумму 1 276 млн руб. С него в доход государства взыскано 796 млн руб. причиненного ущерба в виде неуплаченных налогов (сборов), поскольку часть суммы была уплачена добровольно.  

Поскольку ни налоги, ни пеня ОДО «А» в полном объеме не были уплачены, решением экономического суда общество было признано банкротом, открыто ликвидационное производство. Согласно материалам дела банкротство ОДО «А» вызвано исключительно возникшими по результатам проведенных ИМНС проверок налоговыми обязательствами, задолженность по которым общество погасить было не в состоянии. По итогам ликвидационного производства антикризисным управляющим подано исковое заявление о привлечении гр-на А. и гр-на Б. к субсидиарной ответственности по долгам ОДО «А».

Позиция истца

В качестве оснований для взыскания суммы с гр-на А. и гр-на Б. в порядке привлечения к субсидиарной ответственности истец ссылался на два акта налоговой проверки, по результатам которых были доначислены суммы налогов и пеня. Поскольку ОДО «А» не погасило доначисленные суммы, общество было признано банкротом.

Истец:

Оба учредителя должны были надлежаще управлять и не допускать доведения предприятия до банкротства.

Истец указывал, что нарушения налогового и иного законодательства, отраженные в актах проверки, допущены в результате действий гр-на А., как директора общества и его учредителя, и гр-на Б., как главного бухгалтера общества и его учредителя.

Приговором суда в отношении гр-на А. с последнего взыскана сумма налогов, однако сумма пени осталась непогашенной. Истец просил суд взыскать солидарно с ответчиков сумму доначисленной пени.

Позиция ответчика

В ходе судебного процесса позиции ответчиков разделились. Гр-н А. исковые требования признал. Гр-н Б. исковые требования не признал, так как суммы налогов и пени начислены ИМНС в результате виновных действий гр-на А., являвшегося директором общества. В обоснование своей позиции гр-н Б. указал следующее.

В ходе проведения проверок контролирующими органами было установлено, что гр-ном А., как директором ОДО «А», были заключены договоры поставок с ЧТУП «Т», ЧТУП «С», ЧТУП «Д», ЧТУП «Р», ЧТУП «Л».

ИМНС также установила, что все товарно-транспортные накладные на поставку товаров от вышеуказанных предприятий составлены с нарушением действующего законодательства, содержат недостоверные сведения об участниках хозяйственных операций, ответственных лицах за их осуществление и достоверно не подтверждают факт совершения хозяйственных операций. Ответственным лицом за совершение хозяйственных операций являлся гр-н А., поскольку все договоры с вышеперечисленными контрагентами были заключены им. В отношении гражданина А. имеется вступивший в законную силу приговор суда, согласно которому он признан виновным в уклонении от уплаты сумм налогов, сборов путем умышленного занижения налоговой базы и внесения в налоговые декларации заведомо ложных сведений.

Документы, касающиеся поставок товарно-материальных ценностей от указанных предприятий, гр-ном Б. не подписывались. В связи с изложенным ИМНС необоснованно указала гр-на Б. в качестве виновного лица.

Также гр-н Б. обратил внимание на процитированный выше п. 9 постановления № 11. Поскольку указанные обстоятельства отсутствуют, то отсутствуют и основания для привлечения гр-на Б. к субсидиарной ответственности.

Материалами уголовного дела было установлено, что гр-н Б., являясь главным бухгалтером, фактически не выполнял его функции, а весь бухгалтерский учет на предприятии вело иное лицо.

Гр-н Б. также обратил внимание, что предъявляемая ко взысканию сумма состояла лишь из суммы пени, насчитанной по результатам проверок. Поскольку с гр-на А. приговором суда взыскана сумма доначисленных налогов, соответственно, пеня также должна быть взыскана с гр-на А., в силу того что в результате его виновных действий она и образовалась.

Гр-н Б. просил суд отказать в удовлетворении исковых требований в полном объеме.

Решение суда

Суд удовлетворил исковые требования в полном объеме.

Доводы гр-на Б. о том, что имеется вступивший в законную силу приговор, которым установлено виновное лицо, а именно гр-н А., не могут быть приняты во внимание, поскольку основания для привлечения к уголовной и гражданско-правовой ответственности отличаются друг от друга.

Также в приговоре суда отражено, что гр-н Б. не был осведомлен о фиктивности представляемых гр-ном А. для помещения в бухгалтерский учет первичных учетных документов, содержащих недостоверные сведения. Однако в силу п. 3 ст. 7, п. 1 ст. 8 и пп. 1, 9 ст. 10 Закона Республики Беларусь от 18.10.1994 № 3321-XII «О бухгалтерском учете и отчетности» (далее — Закон о бухучете) руководитель и главный бухгалтер совместно обязаны организовать ведение бухгалтерского учета и составление отчетности, обеспечить соблюдение порядка оформления и предоставления документов и сведений, необходимых для ведения бухгалтерского учета и составления отчетности; создать необходимые для этого условия, а также обеспечить правильное оформление первичных документов и передачу их в установленные сроки для отражения в бухгалтерском учете.

Суд первой инстанции:

Наличие приговора в отношении одного учредителя не влияет на гражданско-правовую ответственность второго учредителя.

В силу занимаемой должности главного бухгалтера гр-н Б. не мог не заметить данные недостатки в оформляемых и передаваемых гр-ном А. документах. Также гр-н Б., являясь одним из участников ОДО «А», мог и должен был пресечь подобную практику, используя предоставленное ему частью девятой ст. 13 Закона о бухучете право участия в управлении деятельностью хозяйственного общества.

Гр-н Б. имел возможность определять действия ОДО «А», однако проявил легкомысленное или недобросовестное бездействие, связанное с игнорированием положений законодательства о бухгалтерском учете и отчетности, что не может быть основанием для привлечения к уголовной ответственности. Так, исходя из п. 1 ст. 372 ГК при решении вопроса о наличии оснований для привлечения к гражданско-правовой ответственности лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям гражданского оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Суд первой инстанции:

Второй учредитель проявил легкомысленное или недобросовестное бездействие, в связи с чем должен быть привлечен к субсидиарной ответственности.

Экономический суд пришел к выводу, что не только гр-н А. ненадлежащим образом исполнял свои обязанности как руководитель ОДО «А», но и со стороны обоих гр-н А. и Б., как участников общества, имело место ненадлежащее исполнение своих обязанностей, в том числе контроля за работой исполнительного органа. Таким образом, по мнению экономического суда, экономическая несостоятельность (банкротство) вызвана действиями гр-на А. и бездействием гр-на Б.

Вывод суда вышестоящей инстанции

Не согласившись с решением суда, гр-н Б. обжаловал его в апелляционную инстанцию. Апелляционная инстанция решение суда первой инстанции отменила и вынесла новое решение, отказав в удовлетворении требований к гр-ну Б. по следующим основаниям.

Гр-н А., являвшийся директором ОДО «А», отвечал за организацию дел таким образом, чтобы исключить оформление первичных учетных документов, не отражающих достоверно эти операции теми или иными организационно-контрольными методами. Напротив, гр-н А. действовал заведомо в противоправных целях, что установлено вынесенным в отношении него приговором суда. Незаконные действия повлекли доначисление обязательных платежей в бюджет и стали причиной ликвидации и последующего банкротства ОДО «А» в связи с отсутствием денежных средств и имущества для погашения задолженности.

Выводы суда первой инстанции о проявленном гр-ном Б., как главным бухгалтером и участником ОДО «А», недобросовестном или легкомысленном бездействии, по существу сопоставимом с противоправными (уголовно наказуемыми) действиями гр-на А. и поэтому влекущими субсидиарную ответственность, не основаны на имеющихся в деле материалах.

В материалах дела отсутствуют доказательства того, что гр-н Б. непосредственно участвовал в составлении недостоверных документов или это делалось по его поручению либо с его ведома и одобрения. 

Суд апелляционной инстанции:

Наличие приговора суда очевидно говорит о наличии причинно-следственной связи между убытками и действиями конкретного директора (учредителя), поэтому второй учредитель не может быть привлечен к субсидиарной ответственности.

Материалы дела не содержат доказательств того, что гр-н Б. не использовал как при поступлении документов к учету, так и при последующем оформлении налоговых деклараций для получения налоговых вычетов какие-либо имевшиеся у него организационно-методические возможности выявить недостоверность первичных документов в отношении указанных в накладных продавцов и покупателей товаров, поскольку фактически функция ведения бухгалтерского учета была возложена на иное лицо. 

Рекомендации от редакции:

Рассмотренная ситуация касается установления права гр-на Б., как учредителя и (или) главного бухгалтера, влиять на деятельность общества, совершения им определенных действий (бездействия), повлекших возникновение убытков и дальнейшее банкротство
общества.
В таком случае нужно четко контролировать содержание соответствующих документов о применении мер ответственности, при необходимости — обжаловать данные документы даже с целью указания в них конкретных лиц, ответственных за наступление неблагоприятных последствий. Возможно, это позволит персонализировать ответственность, выведя из-под «удара» невиновных.
Также рекомендуем обратить внимание на то, что суд посчитал проявленное гр-ном Б., как главным бухгалтером и участником ОДО «А», недобросовестное или легкомысленное бездействие по существу несопоставимым с противоправными (уголовно наказуемыми) действиями гр-на А. и поэтому не влекущим субсидиарную ответственность гр-на Б., что явилось одним из оснований для отказа в иске.

Чек-лист при привлечении юрлица к ответственности, которая может привести к банкротству:

  • Выявить конкретное лицо, действиями которого вызваны убытки, приведшие к банкротству.
  • Проверить, указано ли это лицо в решении компетентного органа о привлечении общества к ответственности.
  • При необходимости обжаловать соответствующее решение.
  • Сформировать позицию по защите лица, непричастного к возникновению убытков, от привлечения к субсидиарной ответственности, опираясь на документы с указанием конкретных лиц, действиями которых причинены приведшие к банкротству убытки.
3783 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме