Ликвидация как основание прекращения обязательств субъектов хозяйствования

Ситуация: при заключении и исполнении долгосрочных хозяйственных договоров, в частности, договоров аренды, арендодателю необходимо понимать, что в случае принятия арендатором решения о ликвидации договор аренды не прекращается автоматически. Задолженность арендатора по арендной плате и возмещению предусмотренных договором расходов продолжает начисляться до даты исключения арендатора из ЕГР. 

Вопросы: как арендодателю, участникам ликвидируемого юридического лица и кредиторам ИП, находящегося в стадии прекращения деятельности, избежать увеличения задолженности, невозможной ко взысканию? Какие способы прекращения обязательств предусмотреть для этого в договоре?

Для кого: для арендодателей, ликвидаторов и кредиторов ликвидирующихся юридических лиц и ИП.

Обновлено
Гадлевская Елена
Гадлевская Елена

Юрист

6286 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Согласно п. 1 ст. 57 ГК ликвидация юридического лица влечет прекращение его деятельности без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам, если иное не предусмотрено законодательными актами. Из приведенного определения однозначно следует, что права и обязанности ликвидируемого (прекращающего деятельность) субъекта к другим лицам по общему правилу не переходят. Вместе с тем на практике возникают вопросы, связанные с юридической судьбой указанных прав и обязанностей.

Прекращение договора

Статья 389 ГК предусматривает, что обязательство прекращается ликвидацией юридического лица (должника или кредитора), кроме случаев, когда законодательством исполнение обязательства ликвидированного юридического лица возлагается на другое лицо (по требованиям о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и в других случаях). Однако если само прекращение обязательств юридического лица как следствие ликвидации не вызывает сомнений, то определенные вопросы возникают относительно времени прекращения указанных обязательств. Так, между ООО «А» (арендатор) и ЗАО «Б» (арендодатель) был заключен договор аренды нежилого помещения сроком на два года. Общим собранием участников ООО «А» было принято решение о его ликвидации. ООО «А» направило ЗАО «Б» уведомление о досрочном расторжении договора аренды в связи с ликвидацией, ссылаясь на п. 1 ст. 57 ГК. ЗАО «Б» отказалось от расторжения договора, указав, что договором не предусмотрены основания его одностороннего расторжения по инициативе арендатора, в том числе таким основанием не является и принятие решения о ликвидации арендатора.

Для решения изложенного спора следует обратить внимание, что отказ одной из сторон от исполнения договора во внесудебном порядке может являться основанием досрочного прекращения договора аренды в случае, если это предусмотрено законодательством или договором аренды (п. 3 ст. 420 ГК). В соответствии с п. 8 ст. 59 ГК ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо - ликвидированным с даты принятия регистрирующим органом решения о внесении записи в Единый государственный регистр юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (далее — ЕГР) об исключении юридического лица из этого регистра. Таким образом, при ликвидации права и обязанности юридического лица по договору прекращаются независимо от воли сторон договора с момента принятия регистрирующим органом решения о внесении записи в Единый государственный регистр юридических лиц и индивидуальных предпринимателей об исключении юридического лица из этого регистра. Иными словами, на наш взгляд, на основании п. 1 ст. 57 ГК действие договора прекращается с момента завершения ликвидации юридического лица, но не с момента принятия решения о его ликвидации. В рассмотренной ситуации принятие общим собранием участников ООО «А» решения о его ликвидации само по себе не является основанием прекращения его обязательств по договору аренды. Вместе с тем принятие решения о ликвидации юридического лица может являться основанием одностороннего отказа от договора в случае, если право юридического лица на односторонний отказ от договора по указанному основанию предусмотрено самим договором.

Действие договора прекращается не с момента принятия решения о ликвидации, а с даты исключения юридического лица из ЕГР.

Правопреемство при взыскании дебиторской задолженности

Несмотря на то, что ликвидация юридического лица по определению не предполагает правопреемства, на практике иногда возникают вопросы относительно его возможности. Так, общее собрание участников ООО «В» приняло решение о его ликвидации. ООО «В» является взыскателем в исполнительном производстве. Кредиторская задолженность у ООО «В» отсутствует. Согласно п. 7 ст. 59 ГК оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имущество юридического лица передается собственнику его имущества (учредителям, участникам), имеющему (имеющим) вещные права на это имущество или обязательственные права в отношении этого юридического лица, если иное не предусмотрено законодательными актами или учредительными документами юридического лица. В связи с этим у участников ООО «В» возник вопрос, переходит ли к ним имущественное право требования уплаты денежной суммы, присужденной решением суда в пользу ООО «В», и могут ли участники в установленном порядке заменить ООО «В» на стороне взыскателя в исполнительном производстве.

Общий порядок ликвидации компании, а также порядок защиты кредитора - читайте в статье.

Отвечая на данный вопрос, следует отметить, что нормы законодательства об исполнительном производстве не позволяют участникам заменить ООО «В» на стороне взыскателя в случае его ликвидации. Согласно абзацу шестому части первой ст. 52 Закона Республики Беларусь от 24.10.2016 № 439-З «Об исполнительном производстве» исполнительное производство подлежит прекращению в случае внесения записи об исключении юридического лица, являющегося стороной исполнительного производства из ЕГР юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, если права и обязанности стороны исполнительного производства не могут перейти к его правопреемнику. Содержание данных норм корреспондирует с п. 1 ст. 57 и ст. 389 ГК, в соответствии с которыми в случае ликвидации юридического лица его права и обязанности по общему правилу не переходят к другим лицам в порядке правопреемства, в том числе к собственнику имущества (учредителям, участникам) юридического лица.

В случае ликвидации юридического лица его права и обязанности по общему правилу не переходят к другим лицам в порядке правопреемства.

Вместе с тем необходимо обратить внимание, что в силу абзаца второго ст. 128 ГК к объектам гражданских прав в числе прочего относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права. Таким образом, из данной правовой нормы следует вывод, что в гражданско-правовом смысле термин «имущество» включает также имущественные права. В связи с этим представляется, что п. 1 ст. 57 ГК, предусматривающий прекращение всех прав юридического лица после его ликвидации, находится в некотором противоречии с п. 7 ст. 59 ГК, согласно которому имущество юридического лица, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов, распределяется между участниками этого юридического лица. Учитывая содержание абзаца второго ст. 128 ГК, невозможно дать однозначный ответ на вопрос, по каким причинам понятие «имущество» по смыслу п. 7 ст. 59 ГК не включает права требования по обязательствам как имущественные права. В связи с этим юридическому лицу следует завершить процесс взыскания дебиторской задолженности до внесения записи в ЕГР о его исключении из этого регистра.

Рекомендация: 
Во избежание возникновения вопросов правопреемства юридическому лицу следует завершить процесс взыскания дебиторской задолженности до внесения записи в ЕГР о его исключении из этого регистра.

Прекращение обязательств индивидуального предпринимателя

Что касается прекращения деятельности индивидуального предпринимателя, то согласно п. 2 ст. 22 ГК к предпринимательской деятельности граждан, осуществляемой без образования юридического лица, соответственно применяются правила ГК, которые регулируют деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, если иное не вытекает из законодательства или существа правоотношения. Таким образом, прекращение деятельности индивидуального предпринимателя осуществляется с соблюдением правил, установленных для ликвидации коммерческих организаций, если иное не предусмотрено законодательством или не вытекает из специфики деятельности гражданина в качестве индивидуального предпринимателя. Отсюда можно сделать вывод, что прекращение деятельности индивидуального предпринимателя является основанием прекращения его обязательств по отношению к кредиторам и кредитор не вправе предъявлять соответствующие требования к физическому лицу, ранее являвшемуся индивидуальным предпринимателем. Удовлетворение требований кредиторов индивидуального предпринимателя, прекращающего деятельность, осуществляется в порядке, установленном законодательством о ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования. В случае невозможности удовлетворения требований кредиторов они погашаются в соответствии с п. 6 ст. 60 ГК. Изложенного вывода придерживаются не все субъекты правоприменительной практики. Некоторые из них полагают, что прекращение деятельности индивидуального предпринимателя не влечет прекращение его обязательств и он несет ответственность по ним уже как физическое лицо. Отсутствие единства мнений по рассматриваемому вопросу связано с тем, что в законодательстве он прямо не разрешен.

Образец заявления ИП о ликвидации.

В случае исключения индивидуального предпринимателя из ЕГР кредиторы не вправе предъявлять к нему требования как к физическому лицу.

Применительно к вопросу о прекращении обязательств индивидуального предпринимателя в связи с прекращением его деятельности как субъекта хозяйствования заслуживает внимания пример правоприменительной практики, который иллюстрирует прекращение не только обязанностей, но и прав индивидуального предпринимателя по договорам, заключенным им в связи с осуществлением предпринимательской деятельности. Индивидуальный предприниматель осуществлял деятельность по организации тренингов . Для обеспечения проведения тренингов он заключал договоры с авторами программ тренингов. В соответствии с данными договорами индивидуальному предпринимателю передавались авторские права на указанные программы. Индивидуальный предприниматель принял решение о прекращении деятельности. В связи с этим у него возник вопрос, сохраняются ли за ним после прекращения деятельности авторские права на программы тренингов как за физическим лицом.

При прекращении деятельности индивидуального предпринимателя прекращаются не только его обязательства, но также и права по договорам, заключенным в связи с осуществлением предпринимательской деятельности.

По нашему мнению, на указанный вопрос следует ответить отрицательно. Согласно части первой п. 1 ст. 982 ГК авторам результатов интеллектуальной деятельности принадлежат в отношении этих результатов личные неимущественные и имущественные права. Личные неимущественные права принадлежат автору независимо от его имущественных прав и сохраняются за ним в случае перехода его имущественных прав на результаты интеллектуальной деятельности к другому лицу (часть третья п. 1 ст. 982 ГК). Перечень личных неимущественных прав автора приведен в части первой п. 1 ст. 15 Закона Республики Беларусь от 17.05.2011 № 262-З «Об авторском праве и смежных правах» (далее – Закон) (право авторства, то есть право признаваться автором произведения, и др.). Имущественные права в отношении произведения, в том числе исключительное право на него (право использовать произведение), принадлежат автору или иному правообладателю (пп. 1-2 ст. 16 Закона). Автор может предоставить другому лицу (лицензиату) разрешение использовать объект авторского права на основании авторского договора (часть первая п. 1 ст. 44, п. 1 ст. 45 Закона). Таким образом, в рассматриваемом случае личные неимущественные права (право признаваться автором программы тренинга и др.) принадлежат автору независимо от содержания авторского договора. По авторскому договору к индивидуальному предпринимателю перешли только имущественные права на использование в своей предпринимательской деятельности программ тренингов способами, предусмотренными договором. Руководствуясь п. 2 ст. 22, п. 1 ст. 57, ст. 389 ГК, можно сделать вывод, что прекращение деятельности индивидуального предпринимателя является основанием прекращения его обязательств по отношению к кредиторам, в том числе договорных обязательств. В рассматриваемой ситуации обязательства сторон по авторским договорам прекращаются в связи с прекращением деятельности индивидуального предпринимателя. После прекращения деятельности в качестве индивидуального предпринимателя данный гражданин не будет обладать имущественными правами в отношении программ тренингов.

Таким образом, из всего изложенного можно сделать следующие основные выводы:

  • при ликвидации юридического лица его обязательства, в том числе возникшие на основании договоров, прекращаются без перехода прав и обязанностей к другим лицам, если иное не предусмотрено законодательством. При этом основанием прекращения соответствующих обязательств является не принятие решения о ликвидации, а завершение данного процесса, момент которого определяется датой исключения из ЕГР;
  • прекращение деятельности индивидуального предпринимателя также влечет прекращение его обязательств, в том числе возникших на основании договоров, которые были заключены в связи с осуществлением предпринимательской деятельности. Права и обязанности, возникшие у индивидуального предпринимателя на основании указанных договоров, не переходят к другим лицам, в том числе не сохраняются за самим гражданином, прекратившим деятельность в качестве индивидуального предпринимателя.
6286 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме