Вы на портале

Незаконное отстранение работника за «хищение»

Ситуация: В день прибытия работника из командировки наниматель издал приказ об отстранении его от работы, так как подозревал работника в хищении топлива. Работник не согласился с причинами отстранения и обратился в суд с иском об оспаривании приказа.

Самосейко Владимир
Самосейко Владимир

Юрист, магистр права

2956 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Обстоятельства дела

Гр-н И. (истец, работник) работает в ОАО «Г» (ответчик, наниматель) главным инженером на условиях срочного трудового договора. Он был командирован на автомобиле нанимателя в несколько городов. ОАО «Г» начислило гр-ну И. командировочные расходы.

Юрисконсультом ОАО «Г» была проведена проверка по факту использования командировочных расходов, в результате которой были установлены признаки хищения работником топлива. Гр-н И. был отстранен от работы в соответствии с ч. 7 ст. 49 ТК, то есть до вступления в законную силу приговора суда или постановления органа, в компетенцию которого входит наложение административного взыскания.

Гр-н И. обратился в суд с иском к ОАО «Г» о признании незаконным отстранения его от работы и о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула.

Позиция истца

По возвращении из служебной командировки гр-н И. был ознакомлен юрисконсультом ОАО «Г» с докладной запиской, где указывалось о проведении в отношении него служебной проверки и изъятии ключей от всех служебных помещений. Поскольку данный день был для работника днем командировки, он отложил выяснение ситуации и отправился домой.

На следующий рабочий день гр-на И. не пропустили к месту работы, объяснив это распоряжением управляющего ОАО «Г». Проходивший на рабочее место юрисконсульт предприятия пояснил, что гр-н И. приказом управляющего отстранен от работы и уже составлен акт о его отказе от ознакомления с данным приказом. На просьбу работника ознакомить его с приказом и с актом он получил отказ. В связи с чем причины отстранения гр-на И. от работы ему неизвестны, с приказом его никто не знакомил. По мнению работника, оснований для отстранения его от работы не имелось. 

При этом путевой лист, где гр-н И. значится водителем, был заполнен и подписан заместителем начальника инженерного отдела ОАО «Г», подписи истца в нем отсутствовали.

Позиция ответчика

По результатам анализа путевого листа юрисконсультом ОАО «Г» была составлена докладная записка, где было указано, что служебный автомобиль находился в самовольном пользовании гр-ном И ., который дал указания другому работнику внести недостоверные сведения в путевой лист. Записка также содержала информацию о том, где и в каком объеме был заправлен автомобиль, и было предложено взыскать с гр-на И. денежные средства за топливо. По результатам служебной проверки было установлено, что работник внес заведомо ложные данные в командировочное удостоверение в путевой лист, а также похитил бензин, чем был причинен ущерб предприятию на сумму чуть более 45 рублей. 

ОАО «Г» направило заявление в органы внутренних дел для дачи правовой оценки действиям гр-на И. по признакам преступления, предусмотренного ст. 427 УК (служебный подлог), и правонарушения, предусмотренного ст. 11.1 КоАП (мелкое хищение).

Решение суда

Представители ОАО «Г» и опрошенные в судебном заседании свидетели не смогли пояснить, каким образом было рассчитано использованное гр-ном И. в личных целях количество топлива. При этом сторонами не оспаривалось, что автомобиль после его возврата истцом эксплуатировался другими работниками предприятия.

На момент издания приказа об отстранении работника какие-либо зафиксированные обращения в правоохранительные органы, а также возбужденные уголовные либо административные дела в отношении гр-на И. по фактам хищения отсутствовали. Из текста спорного приказа следует, что он издан в связи с проведением проверки по факту использования командировочных средств. Служебная проверка, проводимая на основании приказа, завершена не была, результаты ее проведения известны не были, какие-либо факты, достоверно подтверждающие совершение работником хищений, отсутствовали.

По указанным фактам правоохранительными органами были вынесены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и о прекращении подготовки дела об административном правонарушении в отношении гр-на И.

Из командировочного удостоверения работника следует, что отметки о датах выбытия, прибытия в пункты назначения производились не командированным лицом, а должностным лицом ОАО «Г», куда прибыл и откуда выбыл гр-н И. При этом должностным лицом учинялась подпись и проставлялась печать организации.

Суд пришел к выводу, что оснований для отстранения гр-на И. от работы по основаниям, указанным в спорном приказе на момент его издания, у нанимателя не имелось, в связи с чем действия нанимателя по отстранению работника в соответствии с ч. 7 ст. 49 ТК являются неправомерными.

Поскольку отстранение гр-на И. от работы признано незаконным, с ОАО «Г» подлежит взысканию в его пользу средний заработок за время вынужденного прогула. С учетом судебных расходов в пользу работника было взыскано чуть более 8 тысяч рублей.

Апелляционная жалоба ОАО «Г» была оставлена без удовлетворения, а решение суда первой инстанции — без изменений.

Резюме
1. Для отстранения работника от работы в связи с хищением имущества нанимателя необходимо иметь доказательства такого хищения. Само по себе служебное расследование надлежащим доказательством не является.
2. Для применения ч. 7 ст. 49 ТК важен факт обращения в правоохранительные органы либо наличие возбужденного уголовного или административного дела по факту хищения.
3. В день выбытия в служебную командировку, а также в день прибытия из служебной командировки работник не обязан находиться на территории нанимателя.

2956 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме