Вы на портале

Обстоятельства, которые необходимо доказывать для взыскания упущенной выгоды (часть 1)

Обязательства должны исполняться надлежащим образом — это базовый принцип в рамках взаимоотношений участников в имущественном обороте, реализация которого является основой стабильности оборота. Однако в реальных экономических взаимоотношениях достаточно часты случаи, когда должник либо не исполняет, либо ненадлежащим образом исполняет взятые на себя обязательства. В этом случае любая национальная правовая система и международное право исходят из необходимости применения к указанному должнику мер гражданско-правовой ответственности, как способов защиты нарушенного имущественного права.

Обновлено
Функ Ян
Функ Ян

Председатель Международного арбитражного суда при БелТПП, доктор юридических наук, профессор БГУ

5874 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Упущенная выгода как мера гражданско-правовой ответственности

Гражданское право Республики Беларусь предусматривает 3 базовые меры гражданско-правовой ответственности: убытки, неустойка (штраф, пеня), проценты за пользование чужими денежными средствами.

Взыскание убытков является основной мерой, но, как показывает судебная и арбитражная практика, белорусские субъекты не пользуются ею активно. Это объясняется правовой природой убытков и достаточной сложностью их определения, особенно если речь идет об упущенной выгоде.

Упущенная выгода определяется в белорусском праве как неполученные доходы, которые управомоченное лицо, то есть лицо, чье право нарушено, получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (п. 2 ст. 14 ГК).

Следует признать, что лишь наличие полной совокупности законодательных признаков (характеристик) упущенной выгоды может позволить удовлетворить требование о ее взыскании. При отсутствии хотя бы одного признака в отношении конкретного заявленного требования суд вправе отказать в его удовлетворении.

Надо признать, что этот вывод не является доминирующим подходом в праве Республики Беларусь и в правовых системах ряда иных государств, но представляется, что, исходя из существа упущенной выгоды и комплексного толкования совокупности правовых норм, он все-таки следует.

Совокупность правовых факторов упущенной выгоды

Обозначим следующую совокупность правовых факторов (характеристик, признаков) упущенной выгоды в законодательстве Республики Беларусь:

  1. наличие факта нарушения исполнения обязательства со стороны обязанного лица;
  2. причинная связь между нарушением взятых на себя обязательств и наступлением последствий в виде неполученных доходов, которые управомоченное лицо получило бы при отсутствии указанного нарушения;
  3. наличие объективной возможности у управомоченного лица получить доходы, которые не были получены;
  4. подтверждение принятия необходимых мер и осуществления необходимых приготовлений для получения дохода, который не был получен;
  5. предвидение в момент заключения договора со стороны обязанного лица, что подобная упущенная выгода будет рассматриваться как возможное последствие его нарушения;
  6. принятие управомоченным лицом таких мер, которые являются разумными при данных обстоятельствах для уменьшения упущенной выгоды;
  7. определение упущенной выгоды как разницы между неполученной выручкой и непонесенными расходами в абсолютных величинах.

Первый фактор: наличие факта нарушения

Если законодатель рассматривает упущенную выгоду исключительно как меру гражданско-правовой ответственности, то в случае отсутствия нарушения взятых на себя обязательств обязанным лицом взыскание упущенной выгоды с такого субъекта недопустимо. Другими словами, упущенная выгода не может взыскиваться при надлежащем, в соответствии с договором и законодательством, исполнении.

ПРИМЕР 1

В одном из международных арбитражных судов на постсоветском пространстве рассматривалось следующее дело. По договору международной купли-продажи товаров продавцом была поставлена первая партия товара, которая была перепродана покупателем исходя из определенной нормы прибыли. По указанному договору была поставлена и вторая партия товара надлежащего качества, в соответствующем ассортименте, комплектности и т.д. в сроки, установленные в договоре. Спор возник в связи с тем, что на товарном рынке в отношении второй партии товара был утрачен интерес и его продажа исходя из первоначальной цены перепродажи товара была невозможна. В силу этого покупатель при перепродаже товара не получил ту норму прибыли, на которую он рассчитывал. По утверждению покупателя, это произошло в связи с ненадлежащим качеством первой партии товара. Однако указанное обстоятельство не было доказано покупателем исходя из требований договора, регламентирующих вопросы подтверждения некачественности товара. Кроме того, не было доказано, что те обстоятельства, которые приводятся в отношении некачественности товара, произошли в период «ответственности за товар» продавца, а не в тот период, когда риск, связанный с товаром, перешел на покупателя.

По нашему мнению, указанные в примере обстоятельства не дают оснований для взыскания упущенной выгоды с продавца в связи с перепродажей второй партии товара с меньшей «маржой», так как они не связаны с нарушением со стороны продавца взятых на себя обязательств по договору. Покупатель не доказал факт некачественности первой партии товара и признал, что вторая партия товара полностью соответствует требованиям договора. Меньшая «маржа» при перепродаже связана с утратой интереса к товару, что представляет собой исключительно риск покупателя, а не обязанность продавца по возмещению недополученной прибыли.

Второй фактор: наличие причинной связи

Если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства не вызвало неполучение доходов, то неполученные доходы взысканию не подлежат.

 ПРИМЕР 2

Одним из международных арбитражных судов государства — участника СНГ было рассмотрено дело, в рамках которого установлено, что по договору международной купли-продажи товаров одна сторона (продавец) осуществила поставку некачественной партии товара второй стороне (покупателю). Покупатель пытался взыскать упущенную выгоду, но не в отношении указанной партии товара, а в отношении следующей партии товара, которая была поставлена продавцом в полном соответствии с условиями договора. Иными словами, никаких нарушений в связи с поставкой партии товара установлено не было. Покупателю не удалось доказать причинную связь между поставкой некачественной предыдущей партии товара и упущенной выгодой в отношении последующей партии товара.

Обращаем внимание, что гипотетически взыскание упущенной выгоды применительно к «последующей партии товара» возможно, но лишь при условии наличия доказательств, свидетельствующих о том, что недополучение дохода в отношении последующей партии товара было вызвано именно поставкой некачественной предыдущей партии товара. Правда, на наш взгляд, указанное скорее невозможно, чем возможно, однако имущественный оборот иногда преподносит и не такие сюрпризы.

Третий фактор: наличие объективной возможности получить доходы

Речь идет о доказывании возможности получения неполученного дохода при обычных условиях гражданского оборота. Управомоченное лицо должно подтвердить, что в рамках имущественного оборота получение того дохода, который не был им получен, является «стандартной практикой» непосредственно для данного лица либо для иных участников соответствующего товарного рынка.

Для дальнейшего рассмотрения вопроса разделим упущенную выгоду на два вида. Эта классификация не основывается на требованиях законодательства, а базируется исключительно на разности объективных факторов, связанных с неполученным доходом.

При первом виде упущенной выгоды, когда управомоченное лицо было лишено возможности получить доход от заключенной им сделки с конкретным третьим лицом в силу неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанным лицом взятых на себя обязательств по спорной, «первоначальной» сделке, по которой взыскивается упущенная выгода, доказывать необходимо то, что именно управомоченное лицо могло получить тот доход, который оно требует с обязанного лица.

При втором виде упущенной выгоды, когда речь идет о невозможности осуществить в будущем деятельность как таковую, связанную с получением взыскиваемого дохода, «предопределенную» условиями сделки, по которой взыскивается упущенная выгода, доказыванию подлежит возможность получения любым участником соответствующего товарного рынка того дохода, который взыскивается управомоченным лицом.

Однако возможен и иной взгляд. В частности, в рамках второго вида упущенной выгоды доказательства могут базироваться не на размере получаемого дохода субъектов, осуществляющих сходную деятельность с той, которую собирался осуществлять управомоченный субъект, то есть не на цене, которую за сходную продукцию получают иные участники товарного рынка, а на размере дохода, получаемого управомоченным субъектом от его деятельности, сходной с той, которую он не может осуществить, то есть на цене, которую управомоченное лицо непосредственно получает (предполагает получать) от реализации продукции. Только в том случае, если у управомоченного лица отсутствует какой-либо доход от сходной деятельности, можно ссылаться на доход, получаемый иными участниками соответствующего товарного рынка.

Этот взгляд также не является безусловным. Конкретный участник имущественного оборота или суд могут посчитать правильным любой иной подход, который сочтут в конкретном случае наиболее приемлемым.

ПРИМЕР 3

Международным коммерческим арбитражным судом при торгово-промышленной палате одной из стран СНГ рассмотрено дело о взыскании упущенной выгоды в связи с непоставкой российским субъектом средневосточному субъекту второй партии товара. Размер упущенной выгоды определялся исходя из того дохода, который был получен средневосточным субъектом от реализации первой партии товара. Однако средневосточный субъект не доказал, что полученный им доход от реализации первой партии товара является «стандартным» доходом, получаемым от продажи соответствующего товара на рынке данной средневосточной страны, а также не смог доказать наличие объективной возможности получить соответствующий доход в рамках обычных условий имущественного оборота от реализации второй партии товара.

В свою очередь уже в деле, рассмотренном Международным арбитраж-ным судом при БелТПП, суд посчитал вполне достаточным то обстоятельство, что определенный товар продавался на территории Республики Беларусь по определенной цене любыми субъектами, которые реализовывали данный товар. Отметим, что в отношении указанного товара на белорусском рынке присутствовало регулирование цен, то есть доказывание представлялось более простым по сравнению с ситуацией, указанной в примере 3.

Четвертый фактор: подтверждение принятия необходимых мер

Управомоченное лицо должно доказать не возможность «в принципе» получения неполученного дохода, а то, что доход, который «в обязательном порядке» должен был быть им получен, не был получен из-за действий обязанного лица.

Управомоченное лицо должно доказать, что им действительно были совершены определенные действия, которые объективно свидетельствуют о том, что такое лицо получило бы требуемый им в качестве упущенной выгоды доход, если бы не ненадлежащие действия обязанного лица.

Если речь идет о ситуации, когда управомоченное лицо было лишено возможности получить доход от заключенной им сделки с конкретным третьим лицом (первый вид упущенной выгоды), то необходимо доказывать, что управомоченное лицо действительно заключило договор с конкретным третьим лицом и совершило действия, направленные на действительное исполнение обязательств по указанному договору.

Чтобы предотвратить злоупотребления со стороны управомоченного лица, суду необходимо убедиться в том, что и заключенный договор с третьим лицом, и действия, направленные на исполнение данного договора, совершались не для того, чтобы взыскать упущенную выгоду с обязанного лица, а именно для того, чтобы получить реальный доход.

В практике нам приходилось неоднократно сталкиваться с ситуацией, когда управомоченное лицо представляло арбитражу договор, совершенный им с третьим лицом, по которому якобы был не получен доход в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязанным лицом принятой на себя обязанности уже в рамках договора между управомоченным и обязанным лицами. Этот договор в действительности представлял собой «фиктивный договор», то есть договор, заключенный «задним числом», уже после факта ненадлежащего исполнения исключительно с целью взыскания упущенной выгоды.

 ПРИМЕР 4

В Международном коммерческом арбитражном суде при торгово-промышленной палате Украины рассматривалось дело, в рамках которого украинский субъект пытался взыскать с белорусского субъекта упущенную выгоду в связи с непоставкой товара в полном объеме. Для доказывания размера упущенной выгоды украинский субъект представил договор с другим украинским субъектом, по которому истец (управомоченное лицо по договору между украинским и белорусским субъектами) принял на себя обязанность поставить второму украинскому субъекту товар, наименование которого совпадало с наименованием не поставленного ему белорусским субъектом товара. Поставка товара в рамках взаимоотношений между двумя украинскими субъектами осуществлялась партиями на основе заявок второго украинского субъекта.
В процессе разбирательства выяснилось, что даты заявок, которые были представлены истцом, не совпадают с датами поставок товара белорусским субъектом. Отметим, что речь шла о товаре, который по своим физическим признакам и свойствам не может храниться долго, а должен быть использован через определенный непродолжительный срок с момента его производства. Иными словами, даже если бы белорусский субъект надлежащим образом выполнил взятые на себя обязательства, то и тогда управомоченное лицо (истец) не могло бы использовать данный товар для выполнения обязательств по представленным им заявкам второго украинского субъекта.
Состав суда пришел к выводу, что заявки второго украинского субъекта никак не связаны с действиями и приготовлениями истца по получению дохода, который не был им получен. То есть представленные истцом заявки должны были им удовлетворяться за счет аналогичной продукции иных производителей. Несмотря на то, что не вызывали сомнения факты заключения договора со вторым украинским субъектом и ненадлежащего исполнения белорусским субъектом взятого на себя обязательства, суд отказал во взыскании упущенной выгоды.

Подчеркнем, что доказыванию подлежит не сам факт заключения или незаключения управомоченным лицом договора с третьим лицом, а факт совершения конкретных действий, в частности, конкретных приготовлений в рамках такого договора, направленных на непосредственное получение именно того дохода, который взыскивается в качестве упущенной выгоды.

При втором виде упущенной выгоды управомоченному лицу необходимо доказать, что им были совершены все необходимые действия для начала производственной деятельности и, если бы не ненадлежащие действия обязанного лица, указанная производственная деятельность действительно бы началась и был бы получен тот доход, который взыскивается.

Под «производственной деятельностью» мы понимаем деятельность, связанную не только с производством товара, но и с выполнением работ или оказанием услуг, а также деятельность, направленную на предоставление имущества в пользование.

ПРИМЕР 5

В Международном арбитражном суде при БелТПП было рассмотрено дело, связанное с неисполнением одним из участников взятых на себя обязательств в рамках договора о совместной деятельности (договора простого товарищества). Второй участник данного договора не получил в установленные сроки в собственность торговый центр и не смог своевременно заключить договоры аренды с предполагаемыми арендаторами торговых площадей. При этом он заключил значительное количество предварительных договоров аренды соответствующих торговых помещений. Исходя из проектно-сметной документации торговый центр создавался для осуществления торговой деятельности разными торговыми организациями. Иными словами, собственник торгового центра не только не желал, но и фактически не мог вести торговую деятельность в указанном торговом центре самостоятельно, то есть без сдачи в аренду торговых помещений иным субъектам предпринимательской деятельности. Конечно, при определенных условиях все созданные самостоятельные торговые объекты могло занять одно лицо, в том числе собственник торгового центра, но экономической и технологической целесообразности в этом не было никакой. Арбитражный состав пришел к выводу, что вторым участником договора простого товарищества совершены все необходимые действия и приготовления, в частности, в виде заключенных предварительных договоров аренды и строительства торговых объектов в соответствии с условиями, указанными в предварительных договорах аренды, для получения дохода. Однако доход им не был получен, так как торговый центр не был введен в эксплуатацию в сроки, предусмотренные договором простого товарищества, именно в связи с ненадлежащим исполнением первым участником взятых на себя обязательств. Суд взыскал с первого участника упущенную выгоду в виде неполученной арендной платы исходя из размеров и условий предварительных договоров аренды за период с даты предполагаемого ввода торгового центра в эксплуатацию по дату подачи искового заявления.

Если речь идет о производстве товаров и обязанное лицо, например, несвоевременно поставило оборудование, то нужно доказать, что все остальные аспекты производственной деятельности присутствуют: здание или сооружение, в котором должно быть размещено оборудование, введено в эксплуатацию, все коммуникации, необходимые для данного вида производства, проведены, сырье и материалы приобретены и (или) заключены договоры на их поставку в сроки, соответствующие срокам, связанным с пуском оборудования; договоры с торговыми организациями и (или) иными потребителями соответствующих товаров уже совершены или хотя бы «переговорный процесс по ним завершается» и т.д.

Иными словами, в рамках конкретного дела управомоченное лицо должно не просто рассказать, а именно доказать, что только неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанным лицом взятого на себя обязательства привело к неполучению дохода, который взыскивается, и иных факторов, которые повлияли на неполучение дохода, нет. Конечно, необходимо исходить из определенной степени допуска, которую скорее всего будет учитывать суд, так как зачастую доказать стопроцентную готовность производства за рамками неисполненного обязанным лицом, как правило, не представляется возможным.

(Окончание в следующем номере.)

5874 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме