Обзор судебной практики по взысканию неустойки

Основные вопросы статьи: противоречит ли законодательству соглашение сторон об ответственности покупателя за реализацию приобретенного товара третьим лицам? Возможно ли взыскание неустойки за невыполнение обязательства по внесению предоплаты за товар? По каким основаниям суд признает несогласованность сторонами условия о неустойке?

Обновлено
Михнюк Оксана

судья Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь

3877 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Дело № 1

Обстоятельства дела.

Между ИП Ш. (исполнитель) и ОАО «Б» (заказчик) был заключен договор, в соответствии с которым ИП Ш. обязался по поручению ОАО «Б» за вознаграждение осуществлять от имени и за счет акционерного общества мероприятия по реализации продукции. Покупателем данной продукции являлось третье лицо по делу — ОАО «Л».

Договором предусмотрено, что заказчик обязался выплачивать исполнителю причитающееся ему вознаграждение в размере 2 % от суммы денежных средств, которые поступили на расчетный счет заказчика от покупателей по договорам в регионе исполнителя.

Заказчик обязался выплачивать исполнителю причитающееся ему вознаграждение ежемесячно до 15-го числа месяца, следующего за отчетным, при условии своевременной передачи информации о проделанной работе исполнителем. При задержке передачи информации исполнителем оплата могла быть задержана соразмерно сроку задержки передачи информации.

Поскольку заказчиком не в полном объеме были оплачены оказанные исполнителем услуги, то ИП Ш. обратился в суд с требованием о взыскании с ОАО «Б» 280 млн руб.

ОАО «Б» предъявило встречный иск к ИП Ш. о взыскании с него 242 млн руб. неустойки на основании следующего.

Договором предусмотрена дополнительная ответственность исполнителя за непоступление в 60-дневный срок оплаты от покупателей за поставленную по заявкам исполнителя продукцию в виде штрафа до 100 % от суммы полученной и не оплаченной покупателем продукции.

Полученный покупателем (ОАО «Л») товар оплачивался с нарушением установленного договором 60-дневного срока оплаты.

Выводы судебных инстанций.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционной инстанцией, исковые требования ИП Ш. были удовлетворены в полном объеме. С учетом того, что полученный третьим лицом товар оплачивался с нарушением установленного договором срока, суд пришел к выводу о правомерности требований истца по встречному иску о возложении на ИП Ш. ответственности в виде штрафа в размере 99 % от несвоевременно оплаченной покупателем продукции.

С учетом применения ст. 314 ГК суд взыскал с ИП Ш. 230 млн руб. штрафа.

Судом кассационной инстанции судебные постановления по делу были отменены и дело направлено на новое рассмотрение на основании следующего.

Из содержания ст. 311 и 312 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) следует, что соглашение о неустойке должно быть совершено в письменной форме и должно в обязательном порядке определять размер неустойки. Если размер неустойки не определен договором, то сторонами не было достигнуто соглашение о неустойке.

В данном случае указание в тексте договора условия о неустойке в виде «до 100 % от суммы полученной и не оплаченной покупателем продукции» подразумевает несогласованность сторонами договора условия о неустойке, так как указанная формулировка не позволяет определить конкретную сумму, подлежащую взысканию.

При новом рассмотрении дела исковые требования ИП Ш. были удовлетворены в полном объеме, в удовлетворении встречных требований о взыскании неустойки ОАО «Б» было отказано. Данное решение оставлено без изменения вышестоящими судебными инстанциями.

Резюме.

Указание в тексте договора условия о неустойке в виде «до 100 % от суммы полученной и не оплаченной покупателем продукции» свидетельствует о несогласованности сторонами договора условия о неустойке.

Дело № 2

Обстоятельства дела.

Между ОАО «М» (продавец) и ООО «А» (покупатель) был заключен контракт, во исполнение которого продавец поставил в адрес покупателя автомобильную технику, а покупатель оплатил поставленный товар в полном объеме.

Условиями контракта установлено, что цель приобретения товара — для собственного производства и (или) потребления, реализация товара третьим лицам на территории Республики Беларусь и за ее пределы запрещена, а за нарушение установлена ответственность покупателя в виде штрафа в размере 5 % от суммы контракта.

ООО «А» нарушило данные условия контракта, реализовав приобретенную у ОАО «М» автомобильную технику третьим лицам за пределы Республики Беларусь, что подтверждается заявлениями о ввозе товаров на территорию Российской Федерации и уплате косвенных налогов.

В связи с нарушением покупателем условий контракта ОАО «М» предъявило к ООО «А» требование о взыскании неустойки за реализацию приобретенного товара третьим лицам за пределы Республики Беларусь.

ООО «А» в своих возражениях заявило о ничтожности данного условия контракта с момента его заключения как не соответствующего антимонопольному законодательству. По мнению ООО «А», условие о штрафе нарушает принцип свободы договора, ограничивает правомочие собственника вещи по распоряжению вещью и является злоупотреблением правом со стороны продавца товара.

Выводы судебных инстанций.

Решением суда, оставленным в силе вышестоящими судебными инстанциями, требования ОАО «М» были удовлетворены в полном объеме.

Довод ООО «А» о несоответствии пункта контракта, устанавливающего запрет на реализацию приобретенного товара третьим лицам, принципам свободы договора и ограничении правомочия собственника вещи по распоряжению вещью несостоятелен на основании п. 1 ст. 391 ГК, предусматривающего принцип свободы в заключении договора и определении его условий.

Позиция ООО «А» в части того, что имеет место нарушение антимонопольного законодательства, признана необоснованной, поскольку согласно ответу Министерства экономики Республики Беларусь по результатам рассмотрения обращения ООО «А» нарушений антимонопольного законодательства не установлено, исходя из норм Положения о товаропроводящей сети белорусских организаций за рубежом, утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 24.02.2012 № 183.

Резюме.

Соглашение сторон об ответственности покупателя за реализацию приобретенного товара третьим лицам не противоречит законодательству, поэтому суд удовлетворил требование продавца о взыскании штрафа за нарушение покупателем данного условия контракта.

Дело № 3

Обстоятельства дела.

По результатам процедуры закупки оборудования между УП «Д» (продавец), признанным победителем, и ОАО «Б» (покупатель) был заключен договор, согласно которому продавец принял на себя обязательство поставить покупателю товар в соответствии со спецификацией, а покупатель — принять его и оплатить в следующем порядке: предоплата в размере 50 % — в течение 5 банковских дней с момента подписания договора, оставшиеся 50 % — в течение 5 банковских дней с момента передачи товара покупателю. За неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих обязательств по договору предусмотрена ответственность в виде неустойки в размере 0,1 % от суммы не исполненного в срок обязательства за каждый день просрочки, но не более 10 % от суммы договора.

УП «Д» обратилось с иском о взыскании с ОАО «Б» пени и процентов за пользование чужими денежными средствами, исчисленных в связи с невыполнением покупателем — ОАО «Б» своего обязательства о частичной предоплате товара. В обоснование иска УП «Д» сослалось на условия договоров поставки, предусматривающих ответственность в виде пени за невыполнение сторонами своих договорных обязательств. ОАО «Б» в качестве возражений указало, что торги, по результатам которых сторонами заключены договоры поставки, были впоследствии отменены ввиду выявленных нарушений их проведения. Поэтому договоры поставки не имеют юридической силы.

Выводы судебных инстанций.

Решением суда, оставленным в силе вышестоящими судебными инстанциями, в удовлетворении требований УП «Д» было отказано в полном объеме.

Согласно п. 2 ст. 457 ГК в случае неисполнения покупателем обязанности предварительно оплатить товар применяются правила, предусмотренные ст. 309 ГК.

В соответствии с частью первой п. 1 ст. 309 ГК в случае непредоставления обязанной стороной обусловленного договором исполнения обязательства либо наличия обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства либо отказаться от исполнения этого обязательства и потребовать возмещения убытков.

Таким образом, законодателем определены правовые последствия в случае неисполнения покупателем своей обязанности по внесению предварительной оплаты. На основании этого можно сделать вывод, что требования истца не соответствуют действующему правопорядку.

Резюме.

Правовые последствия неисполнения покупателем своей обязанности по внесению предварительной оплаты определены законодательством, поэтому требование продавца о взыскании пени за невыполнение обязательства по внесению предоплаты за товар не подлежит удовлетворению.

Дело № 4

Обстоятельства дела.

Между УП «К» (исполнитель) и ООО «П» (заказчик) был заключен договор на транспортно-экспедиционное обслуживание (далее — договор). В соответствии с договором исполнитель несет ответственность в виде штрафа за опоздание транспорта на загрузку, таможню, разгрузку в размере 100 евро за каждые начавшиеся сутки по истечении срока, отведенного на загрузку, таможню, разгрузку.

В соответствии с заявкой ООО «П» на осуществление международной перевозки груза, принятой УП «К» к исполнению, транспортное средство должно было быть подано в место его загрузки 28.11.2012, а 11.12.2012 груз должен был быть доставлен в место его таможенного оформления. Однако в нарушение условий договора (заявки) груз был доставлен в место его таможенного оформления лишь 28.12.2012, то есть с просрочкой.

В связи с наличием просрочки в доставке груза заказчик направил исполнителю письменную претензию с требованием уплатить 1 350 евро штрафа за 14 дней просрочки. Данный штраф УП «К» был оплачен.

Позднее ООО «П» направило в адрес исполнителя еще одну претензию об уплате дополнительного штрафа за просрочку доставки груза, ссылаясь на то, что фактический период просрочки в доставке составил 17 дней.

УП «К», не оспаривая факт просрочки в доставке груза, ссылалось на пропуск срока исковой давности. Так, согласно п. 3 ст. 30 Конвенции Организации Объединенных Наций «О договоре международной дорожной перевозки грузов (КДПГ)» (заключена в г. Женеве 19.05.1956, далее — КДПГ) просрочка в доставке груза может привести к уплате возмещения лишь в том случае, если была сделана письменная оговорка в течение 21 дня со дня предоставления груза в распоряжение получателя.

УП «К» предъявило в суд иск к ООО «П» о взыскании пени за несвоевременную оплату услуг по международной перевозке груза.

ООО «П» предъявило встречный иск о взыскании с УП «К» штрафа в связи с просрочкой в доставке груза. При этом несвоевременная подача перевозчиком транспорта под разгрузку расценена ООО «П» как просрочка кредитора, препятствующая оплате за перевозку, и заявлена в качестве возражений для удовлетворения иска УП «К».

УП «К» возражало против удовлетворения встречных требований ООО «П», ссылаясь на то, что требования об оплате штрафа за 17 суток просрочки в доставке груза в установленный п. 3 ст. 30 КДПГ 21-дневный срок не предъявлялись. Таким образом, УП «К» полагало, что по встречному иску пропущен срок исковой давности.

Выводы судебных инстанций.

Решением суда первой инстанции в полном объеме удовлетворены как первоначальный, так и встречный иски. В результате зачета встречных однородных требований с ООО «П» в пользу УП «К» взыскано 166 евро пени.

Доводы УП «К» о пропуске установленного п. 3 ст. 30 КДПГ срока исковой давности для взыскания штрафа не были приняты во внимание, исходя из того, что установленный в данной статье срок распространяется лишь на случаи уплаты возмещения, предусмотренного п. 5 ст. 23 КДПГ. Согласно этому пункту в случае просрочки с доставкой и если полномочное по договору лицо докажет, что просрочка нанесла ущерб, транспортер обязан уплатить возмещение, которое не может превышать платы за перевозку.

В п. 37 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 24.10.2012 № 9 «О некоторых вопросах рассмотрения дел, возникающих из договоров автомобильной перевозки грузов и транспортной экспедиции» также разъяснено, что действие п. 3 ст. 30 КДПГ, устанавливающего срок, в течение которого должно быть сделано заявление о просрочке в доставке груза, не распространяется на требования о взыскании неустойки за просрочку в доставке груза, предусмотренной договором.

Постановление апелляционной инстанции было оставлено судебной коллегией по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь без изменения.

Резюме.

Просрочка в доставке груза в международной дорожной перевозке может привести к уплате возмещения лишь в том случае, если была сделана письменная оговорка в течение 21 дня со дня предоставления груза в распоряжение получателя. Вместе с тем действие п. 3 ст. 30 КДПГ не распространяется на требования о взыскании неустойки за просрочку в доставке груза, предусмотренной договором.

3877 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме