Почему правоприменительные органы и суды не применяют Директиву № 4?

Директива № 4 позволяет судам и другим госорганам в случае неясности или нечеткости предписаний законодательства принимать решения в пользу субъектов предпринимательства. Однако на практике уже давно возникла необходимость уточнить и конкретизировать принципы административной ответственности, понятие вины юридического лица, а также установить в гл. 8 КоАП обстоятельства совершения противоправных действий в условиях нечеткости и неясности предписаний законодательства. Подп. 9.1 п. 9 Директивы № 4 было предусмотрено, что в случае неясности или нечеткости предписаний актов законодательства суды, и иные государственные органы (организации), должностные лица принимают решения в пользу субъектов предпринимательской деятельности и граждан.

Обновлено
Малиновский Евгений
Малиновский Евгений

Адвокат, общий стаж в профессии более 27 лет

4224 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Вместе с тем следует отметить, что за период действия Директивы Президента Республики Беларусь от 31.12.2010 № 4 «О развитии предпринимательской инициативы и стимулировании деловой активности в Республике Беларусь» (далее — Директива № 4) указанная мера не всегда была востребована в правоприменительной деятельности и суды выносили судебные постановления не в пользу субъектов предпринимательской деятельности, не учитывая нормы Директивы.

Рассмотрим ряд ситуаций, когда суды формировали практику, не в полной мере отражая интересы субъектов хозяйствования, хотя в последующем ввиду противоречивости нормы законодательства были изменены с учетом интересов субъектов хозяйствования.

Противоречие норм, связанных с авиаперевозкой грузов

В 2014–2015 гг. была выявлена проблема при осуществлении транспортировки груза в международном авиационном сообщении при его доставке в адрес белорусских получателей от аэропорта до местонахождения получателя груза. По мнению контролирующих органов и судов, рассматривавших дела об административных правонарушениях, при транспортировке груза от аэропорта заканчивается действие международной авианакладной и требуется дополнительное оформление накладной на внутреннее перемещение по форме ТТН-1 или форме, утвержденной собственно предприятием-получателем.

Вместе с тем действующие нормы международного права (Варшавская конвенция для унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок, 1929 г.) допускают отнесение такой перевозки к смешанной (комбинированной) перевозке и, как следствие, не требуют оформления дополнительно документов по форме ТТН-1. В соответствии с действующим международным договором доставка до пункта назначения возможна именно по авианакладной.

Противоречие в нормативном регулировании было преодолено посредством внесения в марте 2015 г. изменений в Правила автомобильных перевозок грузов, утвержденные постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 30.06.2008 № 970 (далее — Правила), где было предусмотрено отсутствие необходимости оформлять дополнительно к авианакладной еще и ТТН-1 или накладную на внутреннее перемещение.

Противоречие норм при перевозках, начинаемых с территории Беларуси

В 2014–2016 гг. контролирующие (в основном таможенные) органы усматривали нарушения в действиях перевозчиков при осуществлении перевозки грузов в международном сообщении, начинаемых на территории Республики Беларусь.

По мнению таможенных органов и судов, рассматривавших дела о правонарушениях, у перевозчика наряду с СMR-накладной при выполнении перевозки должна также быть в наличии накладная по форме ТТН-1. Внутреннее противоречие п. 340 Правил другим пунктам этих же Правил (пп. 5 и 8) и тем более актам более высокой юридической силы (ст. 40 Закона Республики Беларусь от 14.08.2007 № 278-З «Об автомобильном транспорте и автомобильных перевозках») в правоприменительной деятельности не разрешалось в пользу перевозчиков.

Названное противоречие в Правилах было преодолено посредством внесения 05.02.2016 изменений (вступили в силу с 11.03.2016): теперь при международной перевозке не требуется наличие одновременно двух транспортных документов — СМR-накладной и ТТН-1.

Транспортировка груза перевозчиком Таможенного союза с использованием иностранного транспортного средства

В 2015 г. и по настоящее время выявлена проблема в применении положений ст. 342 Таможенного кодекса Таможенного союза (далее — ТмК ТС) и ее соотнесении с нормами транспортного законодательства Республики Беларусь в части возможности осуществления перевозок грузов резидентами Таможенного союза, выполняемых в международном сообщении, которые начинаются за пределами территории Республики Беларусь и продолжаются по ее территории, с использованием транспортных средств, принадлежащих иностранным лицам. С одной стороны, в законе нет запрета на использование иностранных транспортных средств (прицепы, полуприцепы) при перевозке грузов по территории Таможенного союза. В силу гл. 48 ТмК ТС во главу угла ставится цель такого использования: прицеп и/или полуприцеп ввозятся для завершения или начала международной перевозки грузов.

Согласно нормам внутреннего транспортного законодательства Республики Беларусь (п. 340 Правил) при транспортировке груза на транспорте, не принадлежащем собственнику, в обязательном порядке требуется наличие договора аренды (его копии).

Однако, по мнению контролирующих органов и судов при рассмотрении дел об административных таможенных правонарушениях, в соответствии со ст. 342 ТмК ТС наличие договора аренды даже при правомерности заявления перевозчиком при ввозе на территорию Таможенного союза цели завершения или начала международной перевозки грузов на стадии декларирования является доказательством факта нарушения таможенного законодательства. По версии правоприменителей, в данной ситуации требуется заявление таможенной процедуры временного ввоза.

С другой стороны, дальнейшее движение (транспортирование) по территории Республики Беларусь является невозможным: п. 340 Правил требует наличия и предъявления договора аренды транспортного средства.

Налицо очевидная неоднозначность правового регулирования возможности использования резидентами Таможенного союза иностранного транспорта при транспортировке грузов по территории Таможенного союза. На практике описанная неоднозначность не разрешается в пользу субъектов предпринимательства.

Таким образом, во всех вышеописанных случаях правоприменительными органами были заведены (начаты административные процессы) дела об административных правонарушениях и рассмотрены судами, несмотря на неясность и нечеткость предписания законодательства. В результате субъекты предпринимательской деятельности были подвергнуты (фактически безальтернативно) административному взысканию в виде конфискации.

Одновременно с рассмотрением дел в судах предприниматели индивидуально или через ассоциации/союзы (БАМАП, Ассоциация экспедиторов) подняли вопрос о наличии противоречий в законодательстве, о чем направлялись обращения в Администрацию Президента Республики Беларусь, Совет Министров Республики Беларусь, республиканские органы государственного управления. Следствием этих действий явились соответствующие изменения в законодательстве, однако подходы правоприменительных органов и судов в части привлечения предпринимателей к административной ответственности и наложения взыскания в виде конфискации имущества (или взыскания стоимости предметов) не были признаны ошибочными и неправомерными. То есть Директива № 4 в данном случае не была принята во внимание.

Таким образом, предлагается внесение изменений в ст. 4.2 «Принципы административной ответственности» или в ст. 3.5 «Вина юридического лица» КоАП с установлением в подп. 6 ст. 4.2 в качестве одного из условий виновного поведения указания на то, что «вина юридического лица/индивидуального предпринимателя отсутствует в случае, когда его действия являются результатом или обусловлены неясностью и/или нечеткостью предписаний актов законодательства Республики Беларусь».

Хотелось бы, чтобы правоприменительные органы и суды более принципиально подходили к формированию судебной практики в случаях неясности и противоречивости норм законодательства и учитывали интересы субъектов хозяйствования, тем самым способствуя развитию предпринимательской деятельности.

Справка

Похожая ситуация уже была в 2001 г., когда суды выносили решения, не в полной мере защищая интересы субъектов предпринимательской деятельности и граждан. В частности, ситуация касалась займов в валюте между гражданами. Напомним, что до 2001 г. физические лица беспрепятственно заключали договоры займа в валюте и обращались за защитой нарушенных прав. Такие договоры признавались правомерными. В 2001 г. практика изменилась и правоприменители стали трактовать нормы как запрещающие такие операции между физическими лицами. Конституционный Суд Республики Беларусь в своем заключении от 30.01.2004 № З-168/2004 «О соответствии Конституции Республики Беларусь пункта 3 статьи 760 Гражданского кодекса Республики Беларусь» отметил, что Верховному Суду Республики Беларусь, как органу, направляющему судебную практику и изменившему ее в 2001 г., в такой ситуации для вынесения законных решений следовало использовать все возможности, в том числе по совершенствованию актов законодательства с целью обеспечения их четкого и однообразного понимания, а также выполнить требования ст. 112 Конституции Республики Беларусь по справедливому разрешению возникающих споров.

4224 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме