Постановление Конституционного Суда РФ о параллельном импорте: мнения экспертов

Конституционный Суд Российской Федерации вынес постановление, разрешающее полностью или частично освобождать от ответственности импортеров, не уполномоченных правообладателем товарного знака. По мнению Суда, правообладатель может недобросовестно использовать исключительное право на товарный знак и ограничивать ввоз в Россию конкретных товаров или умышленно завышать цены.

Означает ли это, что параллельный импорт легализован в РФ? Как в связи с этим будут применяться принципы исчерпания прав на товарный знак в ЕАЭС и чего ожидать белорусским компаниям?

Для кого важно: для импортеров, которые приобретают товары не напрямую у производителей, а через посредников (дистрибьюторов, представителей и т.д.).

Обновлено
Недвецкий Денис

Патентный поверенный, управляющий ОДО «Горячко, Недвецкий и партнеры»

Рыбалко Евгения

юрист IT Patent (Российская Федерация)

4482 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Евгения Рыбалко, юрист IT Patent (Российская Федерация)

Исчерпание прав на товарные знаки в ЕАЭС

Принцип исчерпания исключительного права на товарный знак (далее — исчерпание прав на ТЗ) означает, что единожды легально купленная у производителя или его официального дистрибьютора продукция может свободно обращаться на товарном рынке, в том числе пересекать границы (включая внутренние границы субъектов федерации) с целью дальнейшей перепродажи товара. В зависимости от уровня, на котором допускается свободный оборот товара, различают национальный, региональный и международный принципы исчерпания прав на ТЗ.

Национальный принцип закреплен в гражданском законодательстве Российской Федерации (далее — РФ) и корреспондирует с конституционным принципом о единстве экономического пространства и свободном перемещении товаров. Таким образом, для перемещения товара внутри государства разрешение правообладателя не требуется.

Региональный и международный принципы исчерпания могут устанавливаться в рамках международных соглашений, контролирующих таможенные территории нескольких государств. Региональный принцип исчерпания прав на ТЗ означает, что при перемещении товара в пределах согласованной странами территории импортерам не требуется получать согласие правообладателя на ввоз товара и его дальнейший свободный оборот. Следовательно, экономическое пространство расширяется, а правообладатель все меньше контролирует оборот своей продукции после первичного отчуждения.

Региональный принцип исчерпания прав на ТЗ закреплен в п. 16 Приложения 26 к Договору о Евразийском экономическом союзе.

Важно помнить, что товары с размещенными на них товарными знаками, которые были введены в гражданский оборот на территории РФ (другого государства — члена ЕАЭС) непосредственно правообладателем или с его согласия, могут в дальнейшем свободно находиться в обороте на территории всех государств — членов ЕАЭС.

Справочно.
В ЕАЭС закреплен региональный принцип исчерпания прав на товарный знак.

Импорт же на территорию ЕАЭС из других государств товаров с размещенными на них товарными знаками допускается только с согласия правообладателей этих товарных знаков.

Справочно.
Выбор территории действия принципа исчерпания прав во многом определяется политическим и экономическим курсом страны или региона. Это связано с желанием государства снизить цены на оригинальную продукцию путем допущения на внутренний рынок не только официальных поставщиков, но и всех предпринимателей, купивших товар у правообладателя, расширить поставляемый ассортимент, преодолеть какие-то экономические ограничения.

Параллельный импорт — способ преодолеть экономические ограничения?

Если действия правообладателя являются дискриминирующими по политическим причинам, направлены на получение сверхприбыли за счет многократного увеличения цен для конкретного государства, не обеспечивают товарный рынок этого государства необходимым количеством товара, то такие действия могут быть признаны монополистическим злоупотреблением.

В связи с этим Федеральная антимонопольная служба РФ уже несколько лет инициирует внесение поправок в антимонопольное законодательство, которые позволят товарам определенных категорий (фармацевтическая продукция, легковые автомобили и их принадлежности, медицинские и хирургические инструменты и аппараты (их принадлежности) и т.д.) пересекать границы более свободно

Из перечня следует, что параллельный импорт сделает более доступными не все товары, а стратегически важные, направленные на обеспечение безопасности, защиты жизни и здоровья людей.

Принятое Конституционным Судом Российской Федерации (далее — КС РФ) постановление от 13.02.2018 № 8-П (далее — Постановление) дало повод российским периодическим изданиям объявить о легализации параллельного импорта и обходе благодаря этому введенных международных санкций.

Поводом для объявления легализации параллельного импорта послужили пункты Постановления, согласно которым в праве на защиту товарного знака недобросовестному правообладателю может быть отказано, если такое поведение может создать угрозу для жизни и здоровья граждан, иных публично значимых интересов.

В силу п. 5 Постановления следование правообладателя товарного знака режиму санкций против РФ, ее хозяйствующих субъектов, установленных каким-либо государством вне надлежащей международно-правовой процедуры и в противоречие с многосторонними международными договорами, участником которых является РФ, выразившееся в занятой правообладателем позиции в отношении российского рынка, может само по себе рассматриваться как недобросовестное поведение.

Кроме этого, КС РФ указал, что выбранный федеральным законодателем принцип национального исчерпания прав на ТЗ не противоречит Конституции РФ. Это означает, что параллельный импорт как таковой разрешен не был.

Принятие Постановления, на наш взгляд, обусловлено текущей политической ситуацией, при которой российский рынок может в любой момент ощутить дефицит важных стратегических товаров, медикаментов, оборудования. Для восполнения такого дефицита был сформирован механизм, когда через суд импортер может заявить о недобросовестности правообладателя и суд пропустит товар через границу.

Вопрос о компетентности арбитражных судов устанавливать правомерность введенных против РФ санкций остается открытым.

Недобросовестность правообладателя может также выражаться в том, что его действия ограничивают потребителей в доступе к товарам, приводят к экономически необоснованному ценообразованию на российском рынке, ограничивают ввоз конкретных товаров.

Из вышесказанного следует, что допустимые ограничения исключительных прав правообладателей на товарные знаки не приравниваются к легализации параллельного импорта, но Россия оставила за собой право восполнять дефицитный товар или сокращать затраты на импортную продукцию путем судебного признания правообладателей недобросовестными.

Денис Недвецкий, патентный поверенный, управляющий ОДО «Горячко, Недвецкий и партнеры»

На наш взгляд, говорить о произошедшей легализации параллельного импорта в настоящее время нет оснований. Для этого потребуется изменение положений международного соглашения, заключенного в рамках ЕАЭС, что затронет и нашу страну. Полагаем, что Беларусь сегодня еще не готова к легализации параллельного импорта и введение международного исчерпания прав не соответствует экономическим интересам страны в целом.

Конкуренция при использовании товарных знаков

Можно выделить два принципиально разных варианта конкуренции, связанной с использованием товарных знаков:

1) конкуренция различных производителей, предлагающих товары в одном сегменте, но с использованием различных товарных знаков.

В этом случае производители заинтересованы в снижении себестоимости товара и иных издержек, за счет чего и происходит снижение средней цены товара, а его конкурентоспособность в сравнении с товарами конкурентов повышается;

2) конкуренция продавцов товара одного и того же производителя (включая конкуренцию с самим производителем).

В этом случае покупателю предлагается тождественный товар, реализуемый с использованием одного и того же товарного знака. Для потребителя эти товары одинаковы, себестоимость товаров у производителя по определению не может отличаться.

Первый вариант (конкуренция различных производителей и различных товарных знаков) не позволяет одному производителю ограничивать количество товара на рынке и завышать цену этого товара. Такой вариант конкуренции существует на рынке вне зависимости от того, какой принцип исчерпания прав на ТЗ установлен в законодательстве (национальный, региональный или международный), и невозможен фактически только в одном случае — на рынке есть производитель, предлагающий к продаже уникальный товар, который не производится никаким иным производителем.

Второй вариант (конкуренция товаров одного производителя, продаваемых под одним и тем же товарным знаком) предполагает наличие различных участников рынка, которые несут различные издержки, связанные с производством, продвижением и реализацией товара. Производитель несет наибольшие издержки, связанные с созданием товара, его рекламой, организацией дилерской сети, обучением местных представителей (как продавцов, так и сотрудников сервисных центров).

Официальный поставщик может взять на себя часть расходов производителя, связанных с рекламой и продвижением товара на местном рынке. Неофициальные поставщики несут самые незначительные издержки, связанные фактически только с поставкой товара в страну, — им нет необходимости рекламировать и продвигать товар, это уже сделали производитель и официальный поставщик.

В такой ситуации в самом невыгодном положении оказывается именно производитель: он несет максимальные издержки и вынужден конкурировать с продавцом его собственного товара, который может устанавливать цену с таким же уровнем прибыли, но более привлекательную для потребителя. Неофициальный поставщик получает возможность фактически паразитировать на капиталовложениях правообладателя. В такой ситуации правообладатель при установленном региональном исчерпании прав получает механизм запрета ввоза товара неофициальными поставщиками, что теоретически может привести к уменьшению количества товара на рынке и увеличению его цены.

Однако, как правило, основными факторами, определяющими цену товара, являются вовсе не отношения правообладателя и неофициальных поставщиков. Анализ цен как в ЕАЭС, так и в Европейском союзе показывает, что разница в цене одного и того же товара в различных странах сохраняется. Даже продажа оригинального товара неофициальным поставщиком с использованием такой разницы приводит не к уменьшению цены товара для потребителя, а к увеличению прибыли неофициального поставщика, продающего товар по цене правообладателя.

Региональное исчерпание прав, предполагающее наличие таможенного реестра, позволяет правообладателю дополнительно осуществлять проверку ввозимых товаров на наличие контрафакта. При международном исчерпании прав фактически только грубые и очевидные подделки будут останавливаться на таможне, что не позволит сократить количество контрафактного товара непосредственно в розничной сети.

Ни международный, ни региональный

Основная проблема, связанная с существованием регионального исчерпания прав, которая беспокоит правоприменителей, — возможное злоупотребление правообладателем своим правом, связанным с контролем ввоза товара в страну.

Постановление определило, что ни региональный, ни международный принципы исчерпания прав не противоречат Конституции РФ, законодатель вправе решать вопрос об установлении конкретного принципа исходя из национальных экономических интересов. Таким образом, КС РФ не отменил региональный принцип исчерпания прав и не легализовал параллельный импорт.

Однако КС РФ постановил, что при рассмотрении дел, связанных с параллельным импортом, суд обязан учитывать не только вину нарушителя, но и поведение правообладателя. Если правообладатель злоупотребляет своим правом на пресечение параллельного импорта, что ставит экономические интересы страны под угрозу, то суд РФ вправе отказать в защите прав, ссылаясь на злоупотребление правообладателя. При определении же меры ответственности виновного лица суд обязан учитывать размер понесенных убытков правообладателя (которые в случае параллельного импорта однозначно являются меньшими в сравнении с ввозом контрафактной продукции).

Таким образом, изменения законодательства и, соответственно, легализации параллельного импорта фактически не произошло. Для такой легализации требуется изменение международного договора, заключенного в рамках ЕАЭС. Ни Беларусь, ни Россия самостоятельно не могут решить вопрос с параллельным импортом без учета позиции своих партнеров.

Но можно однозначно говорить о том, что подход судов при рассмотрении дел, связанных с параллельным импортом, будет изменяться в сторону более тщательного изучения всей ситуации на рынке и мотивов правообладателя.

4482 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме
• • •
В условиях постоянного развития информационных технологий вопрос защиты информации компании становится все более актуальным, а когда речь идет об информации, представляющ...
Локальное нормотворчество