Профессия должна приносить моральное удовлетворение

Сегодня мы беседуем с юристом-международником, выпускником юридического факультета Потсдамского университета, говорящим на немецком и английском, работающим в сфере заготовки и переработки леса… Заинтригованы? 

Представляем вашего коллегу — белорусского юриста Елену Серёгину, начальника юридического отдела ООО «СВНТраст».

2278Shape 1 copy 6Created with Avocode.

— Елена, как сложился такой вот, прямо скажем, нетипичный для работающей в Беларуси девушки-юриста набор? 

— Мой девиз — лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и всю жизнь думать: а что бы было, если бы я это сделала?

Со школьных лет у меня была тяга к иностранным языкам, но я поняла, что перспектива стать переводчиком или преподавателем слишком скучна для меня. Я стала рассматривать варианты профессий, в которых можно применить знания иностранного языка. В итоге выбрала факультет международных отношений, специальность «международное право» в Белорусском государственном университете. Мне казалось, что юрист-международник — интересная и перспективная профессия. По окончании вуза в 2003 году я получила квалификацию «юрист-международник со знанием английского и немецкого языков». 

— Расчет оправдался? Последующая работа оказалась интересной и нескучной?

— Да, я очень рада, что выбрала именно эту специальность. На протяжении двух лет после окончания БГУ я не только работала в юридической сфере, но и смогла применить свои знания английского языка. Например, в ЗАО Совместном белорусско-британском предприятии «БелАВМ» я была одновременно и помощником юрисконсульта, и переводчиком. Основной моей задачей было представлять интересы британского учредителя, сопровождать его на встречах и переговорах, когда он приезжал в Минск, а в то время, когда он находился в Великобритании, помогать ему держать руку на пульсе и быть в курсе всех дел предприятия. 

— Для многих работа с иностранным партнером — это цель и мечта. А Вы были довольны своим местом работы?

— Да, это была очень интересная работа, но мне не хватало настоящей юридической практики, так как я видела себя больше перспективным юристом, чем переводчиком. Поэтому в скором времени я уволилась и устроилась в коммерческую организацию, где получила свой первый опыт в претензионно-исковой работе. Хочу сказать, что работать в Беларуси юристом — это хорошо и даже престижно, но я считаю себя целеустремленной натурой и люблю перемены.

— Могу предположить, что в Вашей жизни произошли какие-то кардинальные изме­нения? 

— Вы правы, мне было интересно, какие перспективы, например, дает работа за рубежом. Я узнала о возможности поступления в немецкий вуз и получения степени магистра права. Недолго думая, я подала документы в Потсдамский университет, получила приглашение на учебу и поехала в Берлин. Чтобы учиться в немецком вузе, необходимо было пройти специальный курс немецкого языка и сдать экзамен (DSH). Те, у кого уже было оконченное высшее образование, могли обучаться в магистратуре. Я успешно сдала экзамен и поступила на юридический факультет Потсдамского университета. B конце 2007 года окончила магистратуру, и мне была присвоена степень магистра права. 

Дело оставалось за малым — закрепить свои знания на практике. Я решила задержаться и прочувствовать всю прелесть профессии юриста в Германии. 

— И что получилось понять? Что открылось Вам, как практикующему юристу, в стране, которая считается одной из самых продвинутых в области права? 

— Адвокатское бюро в Берлине предложило мне место помощника адвоката. Я уже свободно владела немецким языком, поэтому не было никаких сложностей в общении и в самой работе. Коллеги, с которыми я встречалась по работе, были достаточно приветливы, многие восхищались моим хорошим немецким и удивлялись, что же привело юриста из Беларуси в Германию. Работа адвоката в Германии интересная, и немецкий менталитет мне очень близок, думаю, я бы могла жить и работать в этой стране. Но, к сожалению, карьерный рост с моим дипломом магистра права был там невозможен. Чтобы быть полноправным юристом в Германии, необходимо получить диплом юриста, а для этого нужно 5 лет обучаться в немецком вузе и еще 2 года стажироваться — так же как у нас в медицинском институте. В общем, с белорусским дипломом и степенью магистра права в Германии меня ждала только работа помощника адвоката или какая-то иная должность второго плана. То есть никакого карьерного роста, самостоятельной деятельности, а я хотела быть настоящим, практикующим юристом. 

— Видимо, реализация профессиональных амбиций потребовала переезда в страну, где диплом выпускника БГУ является достаточным основанием для продвижения в профессии? 

— Да! Поэтому, взвесив все за и против, я решила вернуться на родину. В скором времени я устроилась в ПК ООО «Полвинис», где окунулась в претензионно-исковую работу, освоилась в этом направлении и, казалось, нашла себя. У меня даже появилась мысль получить лицензию адвоката, но во время следующего поиска места работы, в конце 2009 года, я выиграла конкурс на должность юрисконсульта в одной из крупнейших белорусских компаний, кстати, благодаря своим навыкам в претензионно-исковой работе. Там, в ЧУП «Фрутимпорт», и произошел мой карьерный рост до начальника юридического отдела. Работа была очень интересная и разносторонняя — это полное правовое сопровождение хозяйственной деятельности: международные контракты и гражданско-правовые договоры в различных сферах деятельности предприятия, работа с учредительными документами, регистрация товарного знака, претензионно-исковая работа и многое другое. Но через 4 года, когда была налажена работа предприятия, дальнейший карьерный рост был невозможен, и в плане профессионального развития тоже наступил штиль. Я решила, что пришло время менять не только место работы, но, возможно, еще и направление деятельности. 

— Можно ли считать, что такого рода перемещения способствуют общему профессиональному росту юриста? 

— Полагаю, что да. Я устроилась в ООО «Фортунида», где освоила новое направление — работу с таможенными органами, в основном оформление импорта и экспорта товаров. Очень кстати пришлись навыки иностранных языков в переписке и переговорах с иностранными парт­нерами, и, конечно же, параллельно я занималась своей любимой претензионно-исковой работой. Позже я работала еще и в сфере транспортной логистики. 

— Такие перемены не очень утомляют юриста?

— Я очень люблю свою профессию, постоянно в ней развиваюсь и делаю всё, чтобы мне было не скучно. Я считаю, что профессия должна приносить моральное удовлетворение. И если ты идешь на работу как на каторгу, только потому, чтобы в конце месяца получить свою зарплату, — это не твоя профессия. Понедельник для меня не является тяжелым днем, так как я с радостью спешу на свою любимую работу. 

— После сравнительного опыта работы юристом в Германии и в Беларуси Вы решили остаться на родине или в Вашей жизни были еще какие-то перемены?

— К концу 2016 года я стала достаточно опытным юристом и поднялась по карьерной лестнице. И вот тут мне вдруг снова представилась возможность поработать в юридической сфере в Германии, но уже в крупнейшем экономическом центре Европы, во Франкфурте-на-Майне! Это была уже работа по найму, по сравнению с предыдущим моим опытом работы в Германии в качестве практиканта. Да и к тому же с перспективой выхода на самостоятельный бизнес между Германией и Беларусью.

Это очень мотивировало, и уже через пару месяцев я работала во Франкфурте-на-Майне в адвокатской конторе. Работа была интересная, по запросу немецких предпринимателей я вела переговоры и переписку с немецкой и белорусской торгово-промышленными палатами по вопросам организации бизнеса на территории Беларуси, проводила сравнительный анализ немецкого, российского и белорусского законодательства по вопросам регистрации, ликвидации и банкротства предприятий. 

Но, как бы грустно для меня это ни звучало, моя вторая попытка нащупать в Германии точку роста в профессиональной сфере, к сожалению, не увенчалась успехом, с возможностью организации бизнеса между Германией и Беларусью тоже не сложилось, и в конце 2017 года я снова вернулась в Минск. 

— Для юриста с профессиональными амбициями это не выглядело провалом? 

— Нет, но было некое разочарование. По моим нынешним ощущениям, это не был провал. Наоборот, это был интересный опыт. Сейчас я снова занимаюсь своей любимой претензионно-исковой работой, веду правовое сопровождение ООО «СВНТраст», которое занимается переработкой древесины, продажей ее на территории и за пределы Беларуси. Наша организация оказывает услуги белорусским лесхозам по заготовке и перевозке леса с помощью своей специализированной техники, покупает у них через биржу круглый лес, распиливает на своих пилорамах, часть распиленной доски продает местным предприятиям, а часть реализует за пределы страны, обеспечивая тем самым поступление валютной выручки в Беларусь. 

— Можете поделиться с коллегами каким-то опытом из своей практики, если это не является предметом коммерческой тайны?

— Конечно. Например, как не допустить долгов и предотвратить судебные тяжбы. На начальном этапе работы юристом я на этом особо не заостряла свое внимание. Но со временем поняла главный секрет — лучше работать по пред­оплате! Если же в силу ряда причин это невозможно, то приходится идти на риск и предоставлять отсрочку платежа. В этом случае советую тщательно проверять контрагента на предмет его платежеспособности. Старайтесь также прописывать в договоре все возможные штрафные санкции за несвоевременную оплату, которые реально взыскать через суд. Потенциальные должники могут опасаться штрафных санкций, и если они не согласны подписывать договор на ваших условиях, то своевременной оплаты не ждите. 

Активно используйте в работе различные правовые базы данных, правовые ресурсы Интернета. Например, базу БизнесИнфо, ресурс проверки контрагентов СтатусПро, читайте СМИ, специализированные правовые издания, особенно журнал «Юрист»! И все у вас получится! 

Беседу вел Роман КАШИН

2278Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Редакция портала jurist.by провела онлайн-семинар «Закупки в условиях санкций: нововведения, особенности, практика разрешения споров». Спикеры: Андрей Лойша, Максим Бенсм...
1174