Вы на портале

Реорганизация в контексте изменений в Закон о хозяйственных обществах: решены ли проблемы правоприменения?

Нормативный акт: Закон Республики Беларусь от 05.01.2021 № 95-З «Об изменении законов по вопросам хозяйственных обществ»

Дата вступления в силу: 28.04.2021

С 28 апреля 2021 г. вступает в силу Закон Республики Беларусь от 05.01.2021 № 95-З «Об изменении законов по вопросам хозяйственных обществ» (далее — Закон № 95-З), которым предусмотрен ряд новелл в правовом регулировании реорганизации юридических лиц.

Рассмотрим данные изменения с точки зрения их значения для практики правоприменения, а также обозначим проблемы, оставшиеся нерешенными.

Скородулина Анна
Скородулина Анна

Старший юрист Borovtsov & Salei

10416 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Справочно.
С текстом Закона № 95-З можно ознакомиться по короткой ссылке bit.ly/Закон_95-З.

1. Определены обязательные положения основного документа о реорганизации

Законом № 95-З введен перечень положений, которые обязательно должны содержаться в основном документе о реорганизации — решении о реорганизации, договоре о слиянии/присоединении (ч. 3 ст. 16, ч. 3 ст. 17, ч. 3 ст. 18, ч. 3 ст. 19, ч. 3 ст. 20 Закона Республики Беларусь от 09.12.1992 № 2020-XII «О хозяйственных обществах» в редакции от 05.01.2021, далее — Закон № 2020-XII в редакции Закона № 95-З). 

При этом для договоров о слиянии/присоединении по сути определены их существенные условия. 

Ранее законодательство только обязывало реорганизуемые общества определять порядок и условия реорганизации, не уточняя, какие именно условия должны быть определены. Например, нужно ли указывать названия и местонахождение выделяемых юридических лиц либо достаточно указать их количество (реорганизовать ООО «А» путем выделения одного нового ООО). При таком подходе возникали ситуации, когда формально требования законодательства соблюдались, однако защита прав добросовестных участников гражданского оборота оказывалась затруднена. Неопределенность правового регулирования порождала условия для злоупотреблений и снижала возможности обжалования. 

Важность нововведения видится в том, что оно конкретизирует вопросы документарного обеспечения процедуры реорганизации. Полагаем, что рассматриваемая новелла также расширит практику обжалования основных документов о реорганизации. 

Что не решено? 

Отсутствует комплексное регулирование реорганизации как процесса.

2. Определено количество голосов, необходимое для принятия решений по вопросам утверждения устава (изменений в устав) и формирования органов управления участников реорганизации

Отметим, что до введения рассматриваемой нормы вопрос о количестве голосов для принятия решений по данным вопросам мог решаться двояко, поскольку прямое правовое регулирование отсутствовало.

Первый подход заключался в том, что любые решения, касающиеся осуществляемой реорганизации, должны приниматься в том же порядке, что и основное решение о реорганизации (по аналогии), поскольку иного законодателем не установлено (для ООО — единогласно всеми участниками, для АО — 3/4 от участвующих в собрании). Однако контраргументом к такому обоснованию является отсутствие и прямого запрета. 

Кроме того, было неясно, должно ли данное требование распространяться на принятие решений на совместных общих собраниях при слиянии и присоединении, особенно если объединяются общества, для которых предусмотрено разное количество голосов по вопросам реорганизации, а также на собрания, проводимые правопреемниками. В последнем случае на практике рекомендовалось также принимать решения единогласно по аналогии с учредительным собранием (ст. 12 Закона Республики Беларусь от 09.12.1992 № 2020-XII «О хозяйственных обществах», далее — Закон № 2020-XII), поскольку такими собраниями, как и при учреждении, оформлялось создание правопреемников в результате реорганизации.

Справочно.
Для ООО решение о реорганизации принимается единогласно (ч. 4 ст. 109 Закона № 2020-XII), а, например, для ЗАО — 3/4 голосов (ч. 8 ст. 83 Закона № 2020-XII).

Второй подход основывался на следующем. Поскольку согласно требованиям Закона № 2020-XII в договоре о слиянии/присоединении определяются порядок и условия реорганизации, законодательство допускает урегулирование вопроса о количестве голосов, необходимом для принятия решений по рассматриваемым вопросам, в договорном порядке. Минусом данного подхода было то, что он не распространялся на иные формы реорганизации, кроме слияния и присоединения.

Обозначенная разница в подходах к решению вопроса могла сыграть роль и при обжаловании соответствующих решений. В связи с этим рассматриваемое новшество следует оценить положительно, как создающее определенность при обжаловании. 

Что не решено? 

1. По-прежнему не урегулирован вопрос о порядке определения числа голосов каждого из лиц, принимающих участие в общих собраниях в ходе реорганизации. Этот момент важен, так как может отразиться на возможности каждого из них влиять на принимаемые решения:

— должны ли голоса распределяться пропорционально вкладу в уставный фонд?

— вычислять пропорции нужно исходя из суммы уставных фондов всех реорганизуемых субъектов или исходя из размера уставного фонда правопреемника? 

— может ли вместо размера вклада учитываться размер действительной стоимости доли, которая объективнее отражает текущее финансовое состояние участника реорганизации, или же каждому предоставляется один голос, независимо от финансового участия?

2. Сохранился пробел в сфере регулирования порядка голосования по вопросу формирования органов управления при присоединении. 

Из норм действующего законодательства не следует, что в результате присоединения руководитель присоединяемого общества автоматически будет уволен, а с руководителем основного общества будут продолжены трудовые отношения. Полагаем, что вопрос о продлении/прекращении полномочий руководителя при присоединении также относится к категории вопросов о формировании органов управления и должен решаться наряду с иными обязательными вопросами в договоре о присоединении.

Читайте по теме: Скородулина А. Трудовые отношения при реорганизации // Юрист. — 2020. — № 6.

3. Скорректированы правила, связанные с допустимыми формами реорганизации

В частности, снимается запрет на реорганизацию хозяйственного общества, состоящего из одного участника, в форме выделения, в результате которой возникает иное хозяйственное общество, единственным участником которого будет являться реорганизуемое хозяйственное общество. Это связано с отменой запрета на создание таких хозяйственных обществ в целом.

Справочно.
Законом № 95-З исключены следующие нормы:
— ч. 4 ст. 19 Закона № 2020-XII;
— ч. 6 ст. 13 Закона № 2020-XII.

Кроме того, со вступлением в силу Закона № 95-З не будет признаваться реорганизацией в форме преобразования изменение вида хозяйственного общества (из ст. 20 Закона № 2020-XII исключены слова «или одного вида» и «или другого вида»). 

В практическом плане изменение вида хозяйственного общества должно будет оформляться путем внесения изменений в его наименование, что повлечет внесение изменений в устав и замену свидетельства о государственной регистрации.

Что не решено? 

В законодательстве не закреплены определения понятий «вид хозяйственного общества» и «форма хозяйственного общества». 

Косвенно вывод о формах и видах обществ можно сделать на основании п. 3 ст. 63 и ст. 97 ГК

Так, в п. 3 ст. 63 ГК указано, в каких «формах» могут быть созданы хозяйственные общества (АО, ООО, ОДО). В ст. 97 ГК проведено разграничение открытого акционерного общества от закрытого, на основании чего можно сделать вывод, что речь идет о разных «видах» акционерного общества. Вместе с тем, учитывая незначительность отличий ООО от ОДО, неясно, почему данные общества не отнесены к разным видам, так же как и акционерные, а считаются разными формами. 

Отсутствие законодательно закрепленной системы критериев, по которым общества можно было бы отнести к разным формам или разным видам, позволяет не считать преобразованием только изменение ЗАО на ОАО (или ОАО в ЗАО), но не превращение ООО в ОДО (и наоборот). 

Следует также отметить, что снятие ограничения по количеству акционеров ЗАО и отмена нормы о преимущественном праве акционеров ЗАО на покупку акций, продаваемых иными акционерами, по сути нивелирует и те различия между ОАО и ЗАО, которые сейчас имеются. Это, в свою очередь, делает практически бессмысленным изменение вида акционерного общества.

В целом следует отметить, что:

1) единый подход к определению допустимых форм реорганизации в законодательстве не выработан;

2) рассмотренные изменения в Закон № 2020-XII регулируют лишь два примера из большого круга вопросов, связанных с допустимыми формами реорганизации (например, нерешенным остается непростой вопрос о допустимости реорганизации с участием дочерних и материнских хозяйственных обществ).

4. Установлен порядок утверждения передаточного акта и разделительного баланса 3/4 голосов лиц, принимающих участие в общем собрании участников компании — участника реорганизации

Данное правило вносит ясность в порядок утверждения документов, оформляющих правопреемство, а также расширяет возможности их обжалования, что важно для защиты прав кредиторов. 

Справочно.
Новый порядок утверждения передаточного акта и разделительного баланса регламентирован ч. 3 и 4 ст. 22 Закона № 2020-XII в редакции Закона № 95-З.

Что не решено? 

1. В связи с внесением изменений в Закон № 2020-XII термин «участник реорганизации» употребляется все чаще, в том числе и в рассматриваемой норме. 

С наличием данного статуса связывается ряд обязанностей (уведомление госорганов, кредиторов). Однако единый подход к содержанию этого понятия отсутствует. Если обычно участниками реорганизации считаются юридические лица — правопредшественники (принявшие решение о реорганизации) и правопреемники, то, например, в антимонопольном законодательстве к таким лицам относятся также участники реорганизуемых и реорганизованных юридических лиц (ссылка доступа — bit.ly/МАРТ_разъяснение).

Отсутствие понимания, кого считать участником реорганизации, повлечет и неопределенности при правоприменении. Например, должны ли считаться участниками реорганизации правопреемники? 

Если да, то при реорганизации в форме выделения, разделения, слияния общими собраниями (учредителями) правопреемников также должен быть утвержден разделительный баланс/передаточный акт. Однако на момент составления данного документа правопреемник еще не существует как юридическое лицо. 

Вывод о том, что правопреемник не должен утверждать эти документы, противоречит практике, сложившейся для присоединения, когда передаточный акт утверждается и присоединяющей, и присоединяемой компаниями. 

Полагаем, что более логичной следует признать действующую формулировку, согласно которой документы о правопреемстве подлежат утверждению теми юридическими лицами, которыми было принято решение о реорганизации, поскольку она опирается на конкретный юридический факт, а не на не сформированное ни законодательством, ни практикой понятие.

2. Неурегулированными остались также вопросы, связанные с формой передаточного акта и разделительного баланса, сроками и правилами их составления.

5. Установлены требования к содержанию уведомления кредитора о реорганизации

Данное нововведение является плюсом в вопросе защиты прав кредиторов. 

Что не решено? 

1. Остается открытым вопрос о способе уведомления: можно ли считать надлежащим письменным уведомлением публикацию в СМИ или на сайте реорганизуемой компании в сети Интернет?

2. Сроки уведомления. 

Представляется, что отсчет срока уведомления от даты решения о реорганизации не позволяет кредиторам в полной мере реализовать свое право на защиту в связи с тем, что законодательство допускает осуществление государственной регистрации в день подачи документов по заявительному принципу. Это может произойти даже до отправки кредитору соответствующего уведомления при формальном соблюдении установленного срока. 

Для снижения риска злоупотреблений, полагаем, срок уведомления кредиторов следовало бы ограничить моментом передачи имущества по передаточному акту/разделительному балансу. Например, ввести правило об осуществлении уведомления после принятия решения о реорганизации, но не позднее утверждения документа о правопреемстве.

6. Скорректирован порядок формирования имущества правопреемников

Действующая норма предполагает, что имущество вновь создаваемого в результате реорганизации общества может формироваться «за счет имущества юридических лиц, участвующих в реорганизации». Такая формулировка, при отсутствии понятия «участник реорганизации», допускает вступление новых участников — юридических лиц в состав участников вновь создаваемого хозяйственного общества с дополнительными вкладами. 

При этом новое правило гласит, что имущество вновь создаваемого правопреемника формируется «только за счет имущества реорганизуемых хозяйственных обществ и юридических лиц иных организационно-правовых форм». 

Следовательно, значение новой нормы заключается в том, что в ходе реорганизации не должна происходить смена состава участников правопредшественников/правопреемников путем вступления новых участников с дополнительными вкладами. К примеру, при выделении в состав участников выделяемых юридических лиц должны войти только те лица, которые являлись участниками правопредшественника на дату принятия решения о реорганизации. Новые участники могут вступать в состав выделенных юридических лиц только по завершении реорганизации. Таким образом, произошло уточнение сложившегося подхода. 

Что не решено? 

В целом правила допустимости и условий смены состава участников реорганизуемых юридических лиц законодательством не установлены. 

Отметим, что анализируемая норма распространяется лишь на те формы реорганизации, при которых происходит создание новых коммерческих организаций (выделение, разделение, слияние). 

На преобразование и присоединение данное ограничение не должно распространяться.

10416 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме