Вы на портале

Субсидиарная ответственность: привлечь нельзя отказать

Финансовая нестабильность рынков, девальвация, перманентные государственные запретительные или ограничительные меры — данные обстоятельства негативно сказываются на деятельности субъектов хозяйствования, в связи с чем в последние годы устойчиво растет количество дел о банкротстве. При этом все чаще кредиторами в судах заявляются требования о привлечении «виновных лиц» должника к субсидиарной ответственности. Бизнес-сообщество ожидало от высшей судебной инстанции принятия детализирующего разъяснения по данному вопросу. К сожалению, принятое Президиумом Верховного Суда постановление не позволяет говорить о подробных указаниях для правоприменителей и установке на рыночное (ограниченное) применение института субсидиарной ответственности.

Обновлено
Родич Мария
Родич Мария

Адвокат АБ «Сорайнен»

3429 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Банкротство и «субсидиарка»

27 апреля текущего года принято постановление Президиума Верховного Суда Республики Беларусь № 2 «О практике рассмотрения экономическими судами дел о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, признанного банкротом» (далее соответственно — Президиум ВС и постановление № 2), обобщающее практику рассмотрения экономическими судами указанных категорий дел и устанавливающее некоторые рекомендации судам по улучшению качества рассмотрения дел о субсидиарной ответственности. Очевидно, что принятие постановления № 2 стало ответом вызовам текущей экономической ситуации.

Президиум ВС указывает в постановлении на постоянно возрастающее количество производств по делу о банкротстве. Действительно, на конец апреля 2016 г. перечень организаций, находившихся в процедуре банкротства, включал без малого 3 000 субъектов хозяйствования. Эксперты, в свою очередь, небезосновательно прогнозируют дальнейший рост количества экономически несостоятельных бизнес-проектов, ведь для собственников бизнеса банкротство — законодательно установленная, простая и понятная процедура, позволяющая освободиться от долгов, закрыть убыточное дело. Не секрет, что ею часто злоупотребляют недобросовестные субъекты хозяйствования.

Приведем классический пример недобросовестного банкротства. Предприятие некоторое время безукоризненно действует в качестве дистрибьютора, заслуживает доверие поставщиков и добивается поставок на условиях товарного кредита. Далее предприятие, продолжая приобретать продукцию, перестает рассчитываться с поставщиками, обещая произвести погашение задолженности сегодня-завтра. Кредиторы не спешат предпринимать меры по принудительному взысканию задолженности благодаря кредиту доверия, заработанному дистрибьютором за предшествующие годы безупречной работы.

К моменту, когда поставщики наконец подают исковые заявления, дистрибьютор принимает решение о ликвидации, в процессе которой осуществляется вывод оставшихся на предприятии активов и которая завершается банкротством должника.

Волна банкротств влечет и увеличение количества обращений в экономические суды с требованиями о привлечении руководителей и (или) учредителей компании-банкрота к субсидиарной ответственности.

Неоднократно озвучиваемая антикризисными управляющими, судьями, адвокатами статистика удовлетворения заявленных требований о привлечении к субсидиарной ответственности — 85–90 % — подтверждает практическую «неумолимость» привлечения к субсидиарной ответственности. На наш взгляд, данный факт (тенденция) искажает общепризнанное в мире понятие банкротства и, по сути, не оставляет места для предпринимательского риска. Безусловно, субсидиарная ответственность как определенный сдерживающий фактор должна существовать, однако статистика с показателем в 90 % «предполагает» привлечение к субсидиарной ответственности и добросовестных участников хозяйственного оборота, что является недопустимым.

Установки от Президиума ВС

Президиум ВС в постановлении № 2 отмечает, что в вопросах рассмотрения дел о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам банкрота отсутствует точное и единообразное соблюдение экономическими судами норм законодательства. В целях улучшения качества рассмотрения экономическими судами дел о субсидиарной ответственности судам рекомендуется:

  • обеспечить строгое соблюдение законодательства о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, признанного банкротом;
  • не допускать завершения ликвидационного производства по делу о банкротстве при наличии оснований для возложения субсидиарной ответственности по обязательствам должника на других лиц;
  • активнее привлекать к участию в деле других ответчиков, на которых возможно возложение субсидиарной ответственности в солидарном порядке, когда правовые и фактические основания иска в отношении соответчиков являются общими.

Президиум ВС также указывает на необходимость приостановления производства по делу в случаях невозможности определить размер ответственности ввиду неполной реализации управляющим имущества должника, включая дебиторскую задолженность, наличия сведений о находящемся у третьих лиц имуществе должника, подлежащем включению в конкурсную массу, или наличия неразрешенных жалоб на действия антикризисного управляющего по формированию реестра требований кредиторов.

Принимая во внимание прослеживающийся в постановлении курс на ужесточение подхода к рассмотрению вопросов привлечения к субсидиарной ответственности, представляется, что процент удовлетворения требований истцов судами первой инстанции снизится.

Рекомендации Пленума ВХС

Привлечение к субсидиарной ответственности обусловлено необходимостью установления определенных обстоятельств. Согласно п. 9 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 27.10.2006 № 11 «О некоторых вопросах применения субсидиарной ответственности» к ним относятся:

  • наличие у соответствующего лица права давать обязательные для юридического лица указания либо возможности иным образом определять его действия;
  • совершение соответствующим лицом действий (или его бездействие), свидетельствующих об использовании принадлежащего ему права давать обязательные для юридического лица указания или использовании своих возможностей иным образом определять его действия;
  • наличие причинно-следственной связи между использованием соответствующим лицом своих прав и (или) возможностей в отношении юридического лица и последствиями в виде признания должника банкротом;
  • недостаточность имущества должника для удовлетворения требований кредиторов.

Соответственно, истец должен на основании ст. 100 ХПК доказать, а ответчик может оспаривать наличие указанных выше оснований привлечения к субсидиарной ответственности.

Правоприменительная практика

Несмотря на приведенную выше «положительную» для истцов статистику рассмотрения дел о привлечении к субсидиарной ответственности, имеется и практика отказа в удовлетворении соответствующих требований, что должно, безусловно, мотивировать ответчиков занимать проактивную позицию в отстаивании своих интересов.

Пример 1

В деле о привлечении к субсидиарной ответственности одного из двух учредителей общества с ограниченной ответственностью (доля каждого из участников составляла 50 % уставного фонда общества) суд признал, что у ответчика отсутствовало право давать обязательные для истца указания либо возможность иным образом определять его действия.

Выводы суда основывались на следующих доводах. В соответствии с ГК и Законом Республики Беларусь от 09.12.1992 № 2020-ХII «О хозяйственных обществах» управление деятельностью хозяйственного общества осуществляется участником лишь через органы такого хозяйственного общества. Согласно уставу истца управление обществом осуществляется общим собранием участников общества и директором, которым ответчик не являлся. Кроме того, в соответствии с уставом решения общего собрания участников должны приниматься простым большинством голосов участников. Ввиду одинакового размера долей обоих участников ответчик не имел возможности определять решения, принимаемые общим собранием участников по вопросам деятельности истца. Более того, одинаковый размер долей участников фактически исключал возможность ответчика единолично определять принимаемые общим собранием участников решения ввиду требования о соблюдении кворума при принятии решений общим собранием участников.

В дополнение к указанным ответчик приводил и аргументы фактического отсутствия общих собраний участников общества на протяжении последних 5 лет деятельности истца, отсутствия порядка реализации ответчиком права на одностороннее участие в деятельности общества кроме как через общие собрания участников, управления обществом его директором, который единолично принимал все решения, определяющие финансово-хозяйственную деятельность истца: распоряжался имуществом и средствами, заключал договоры от имени истца и давал обязательные для истца указания, отвечал за соблюдение требований законодательства в области начисления налогов и ведения бухгалтерского учета.

В этом же деле ответчик успешно доказал, что не совершал действий (или бездействия), свидетельствующих об использовании принадлежащего ему права давать обязательные для истца указания или использовании своих возможностей иным образом определять его действия. Отсутствие действий было обусловлено невозможностью реального управления деятельностью общества и участия в принятии решений, а также отсутствием у ответчика права давать обязательные для исполнения истцом/директором истца указания (ответчик не являлся должностным лицом истца).

Совет дня

Добросовестному учредителю общества с числом голосов, недостаточным для принятия единоличного решения, рекомендуется не пускать управление на самотек. Следует активно реализовывать принадлежащие учредителю права, требовать проведения общих собраний и т.д., с документированием данных действий. В таком случае учредителю будет проще доказывать отсутствие оснований для субсидиарной ответственности.

Пример 2

В деле, рассмотренном экономическим судом Минской области, суд согласился с доводами ответчиков об отсутствии причинно-следственной связи между причинами банкротства общества, указанными в исковом заявлении, и действиями (бездействием) учредителей (руководителя). Так, суд указал, что причинами банкротства стали увеличение курса всех валют по отношению к белорусскому рублю, значительное увеличение размера платежных обязательств перед иностранными кредиторами в белорусских рублях, отсутствие возможности конвертировать белорусские рубли в валюту, что исключило возможность рассчитаться с кредиторами-нерезидентами; и эти причины никак не зависели от воли и действий (бездействия) учредителей (руководителя) должника.

Условием для удовлетворения требований о привлечении к субсидиарной ответственности является и недостаточность имущества банкротящегося лица. Так, в одном из дел суд отказал истцу в удовлетворении требований в связи с неполной реализацией антикризисным управляющим по делу о банкротстве имущества должника, а также ввиду наличия существенной суммы невзысканной дебиторской задолженности, что, по мнению суда, свидетельствовало о недоказанности обстоятельства недостаточности имущества должника для удовлетворения требований кредиторов.

Дальнейшие тенденции в привлечении к «субсидиарке»

В общем и целом судебная практика по вопросам привлечения к субсидиарной ответственности последних нескольких лет характеризуется, с одной стороны, некачественной проработкой сторонами спора вопросов наличия или отсутствия всех перечисленных выше оснований для привлечения к субсидиарной ответственности и, с другой стороны, отсутствием инициативного подхода суда к выяснению полной и объективной картины экономической несостоятельности, ее причин и виновных в банкротстве лиц.

Суды, практикующие строгий и формальный подход при установлении обстоятельств, обусловливающих субсидиарную ответственность, слишком часто выносят решения о привлечении к субсидиарной ответственности, особенно если иски предъявляются контролирующими органами. Общая тенденция на текущий момент сводится к тому, что с большой долей вероятности банкротство заканчивается субсидиарной ответственностью руководителя, а в некоторых случаях — учредителей и бухгалтера.

Указанный подход не представляется ни цивилизованным, ни рациональным, поскольку такой критерий, как предпринимательский риск, практически в 100 % случаев исключается судами в качестве фактора, обусловливающего банкротство. Полагаем, что существующий подход к рассмотрению требований о привлечении к субсидиарной ответственности должен быть пересмотрен для обеспечения возможности принятия объективного решения о привлечении лица к субсидиарной ответственности по обязательствам субъекта хозяйствования с тем, чтобы институт банкротства не подменялся институтом переноса долгов с юридических на физических лиц.

3429 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме