Вы на портале

Возмещение морального вреда субъектам хозяйствования Российской Федерации

Основные вопросы статьи: нормы какого международного соглашения легли в основу практики взыскания морального вреда в пользу юридических лиц? Что является основанием для признания законным требования о компенсации морального вреда в отношении юридического лица?

Обновлено
Синявская Наталья
Синявская Наталья

заместитель генерального директора Государственного объединения по мелиорации земель, водному и рыбному хозяйству «Белводхоз»

2933 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Согласно ст. 15 Конституции Российской Федерации составной частью российской правовой системы является Конвенция Совета Европы от 04.11.1950 № 5 «О защите прав человека и основных свобод» (далее — Конвенция), которая должна учитываться федеральным законодателем при регулировании общественных отношений и правоприменительными органами при применении соответствующих норм права (постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 05.02.2007 № 2-П).

К сведению.

Республика Беларусь не является участницей Конвенции Совета Европы о защите прав человека и основных свобод. Соответственно, Европейский суд по правам человека не рассматривает индивидуальные жалобы о нарушении Республикой Беларусь прав человека.

В постановлении Европейского суда по правам человека от 06.04.2000 по делу «Компания Комингерсол С.А.» против Португалии суд отметил: «Европейский суд, таким образом, не может исключать возможность присуждения компенсации за моральный вред коммерческой организации. То, что рассматриваемое производство по делу длилось сверх разумного срока, должно было причинить компании "Комингерсол С.А.", ее директорам и акционерам значительное неудобство и длительную неясность. В данной связи логично предположить, что компания-заявитель находилась в состоянии неопределенности, что оправдывает присуждение компенсации».

Таким образом, практика Европейского суда по правам человека при определении вопроса о компенсации юридическому лицу нарушенного нематериального блага исходит не из факта физических и нравственных страданий юридического лица, а исключительно из факта длительной неопределенности.

Субъекты хозяйствования Российской Федерации уже стали прибегать к подобному способу защиты при отстаивании своих интересов. Так, при длительном отсутствии реакции государственных органов Российской Федерации на законные заявления и требования юридических лиц последние обращаются в суды, которые,
в свою очередь, признают законными требования о компенсации морального вреда именно по основаниям длительной неопределенности.

В частности, бездействие отдела судебных приставов по Кировскому району г. Перми, к которому взыскатель неоднократно обращался с запросами о ходе исполнительного производства и не получил ответ, привело взыскателя в состояние длительной неопределенности и стало основанием для обращения в арбитражный суд за возмещением морального вреда. При принятии решения об удовлетворении требований истца суд руководствовался требованиями ст. 5 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», в соответствии с которой принудительное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц возлагается на Федеральную службу судебных приставов и ее территориальные органы. В п. 1 ст. 12 Федерального закона от 21.07.1997 № 118-ФЗ «О судебных приставах» указано, что в процессе принудительного исполнения судебных актов и актов других органов судебный пристав-исполнитель принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов. В срок, отведенный для исполнения судебного акта, судебный пристав-исполнитель обязан принять меры, направленные на исполнение требований исполнительного документа, а при невозможности исполнить требования, содержащиеся в исполнительном листе, должен принять соответствующее решение. В связи с этим суд исходил из того, что взыскатель не извещался о мерах, направленных на исполнение судебного акта, результате и причинах невозможности исполнения в установленный срок, то есть находился в состоянии неопределенности относительно исполнения судебного акта.

Судом были удовлетворены в полном размере заявленные требования о компенсации морального вреда (решение Арбитражного суда Пермского края от 17.12.2014 по делу № А50-21226/2014). В данном случае его размер составил 50 % от задолженности, подлежащей взысканию на основании исполнительного листа.

Апелляционной инстанцией решение Арбитражного суда Пермского края от 17.12.2014 по делу № А50-21226/2014 было оставлено без изменения. При этом присуждение компенсации морального вреда субъекту, находящемуся в состоянии неопределенности, суд признал обоснованным, указав, что истец находился в состоянии неопределенности с момента направления заявления о возбуждении исполнительного производства и до момента вынесения решения судом первой инстанции (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.02.2015 № 17АП-18311/2014-АКу). Кассационная инстанция поддержала постановления нижестоящих судов (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 18.05.2015 № Ф09-1824/15).

К сведению.

В белорусском законодательстве право требования компенсации морального вреда предоставлено исключительно физическим лицам. Сложившаяся по данному вопросу судебная практика также сводится к отказу юридическим лицам в компенсации морального вреда.

Полагаем, что данная практика судов Российской Федерации интересна тем, что предусмотренная возможность компенсации морального вреда в пользу юридических лиц по мотивам неопределенности дисциплинирует государственные органы и их должностных лиц, способствуя своевременному выполнению возложенных на них обязанностей.

2933 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме