Возможность принятия НПА о признании санкционных ограничений форс-мажором - jurist

Возможность принятия НПА о признании санкционных ограничений форс-мажором

В деловых кругах не раз поднимался вопрос о принятии единого нормативного правового акта (далее — НПА), который бы урегулировал вопросы признания тех или иных обстоятельств непреодолимой силой. Данные вопросы начали подниматься с возникновением пандемии коронавирусной инфекции COVID-19, а после введения санкционных ограничений они стали еще более актуальными. 

Попробуем разобраться с возможностью (или невозможностью) принятия НПА о признании санкционных ограничений форс-мажором и обсудим проблемы, с которыми можно столкнуться при принятии такого НПА, вместе с Виталием Вабищевичем, членом Президиума Международного арбитражного суда при БелТПП, арбитром.

Вабищевич Виталий

Член Президиума Международного арбитражного суда при БелТПП, арбитр

321 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

— Какие Вы можете привести аргументы, подтверждающие необходимость принятия НПА о признании санкционных ограничений форс-мажором?

— В качестве обоснования необходимости принятия НПА о признании тех или иных обстоятельств (в частности, санкций) форс-мажором выдвигаются следующие аргументы: 

  • санкции являются общеизвестным фактом, поэтому нет необходимости в дополнительном доказывании их влияния на обязательства. Согласно абз. 1 ст. 106 ХПК не подлежат доказыванию обстоятельства, признанные судом, рассматривающим экономические дела, общеизвестными;
  • принятие НПА позволит сделать гарантированным положительное рассмотрение компетентными организациями (например, БелТПП) вопросов о свидетельствовании обстоятельств непреодолимой силы;
  • признание санкций форс-мажором необходимо в целях максимальной защиты интересов большинства субъектов хозяйствования Республики Беларусь и связано с отсутствием в законодательстве каких-либо перечней обстоятельств непреодолимой силы. Кроме того, принятие НПА необходимо в целях формирования норм права, рассчитанных на индивидуально неопределенный круг лиц и неоднократное применение;
  • санкции, являясь «общеизвестным фактом», носят всеобъемлющий характер и должны признаваться форс-мажором применительно к любым проблемам, связанным с невозможностью исполнять обязательства.

Несомненно, должны предприниматься необходимые меры в целях защиты добросовестных субъектов от негативного воздействия «санкционной политики» в отношении Респуб­лики Беларусь. 

Форс-мажор — это один из инструментов, который может позволить стороне быть осво­божденной от гражданско-правовой ответственности, инициировать процедуру прекращения обязательств, быть не включенной в реестр недобросовестных поставщиков и т.д. 

Следует иметь в виду, что включение в список поставщиков (подрядчиков, исполнителей), временно не допускаемых к участию в процедурах государственных закупок, не производится в случае, если договор государственной закупки с поставщиком (подрядчиком, исполнителем) расторгнут в связи с его неисполнением либо ненадлежащим исполнением вследствие возникновения обстоятельств непреодолимой силы (абз. 2 п. 13 Указа Президента Республики Беларусь от 24.04.2020 № 143 «О поддержке экономики»).

— А что следует учитывать при принятии такого НПА?

— Необходимо принимать во внимание следующие обстоятельства: 

  • форс-мажор не является инструментом, который «одинаково» решает проблемы всех субъектов хозяйствования, то есть с помощью форс-мажора происходит перекладывание негативных рисков с одного субъекта на другого. В любом случае кто-то будет «более пострадавшим»;

ПРИМЕР 

Покупатель привлек дистрибьютора для приобретения оборудования, производителем которого является иностранный субъект. Санкции сделали невозможным исполнение обязательств иностранным производителем, оказали непосредственное влияние на обязательства белорусского дистрибьютора и были признаны форс-мажором. Соответственно, покупатель не только не смог получить необходимый ему товар (за который, возможно, он внес предоплату), но и лишился возможности взыскать штрафные санкции, в том числе реализовать право регресса и т.д.

  • форс-мажор не должен охватываться концепцией предпринимательского риска, более того, он не должен подменяться заведомо невыгодными бизнес-схемами;

ПРИМЕР 

Субъект принимает на себя обязательства после введения санкций, надеясь, что сможет их преодолеть. Отказ иностранного производителя поставлять товар белорусскому субъекту связан не с непосредственным влиянием санкций на возможность этого производителя исполнять обязательства, а с условиями договора, по которым иностранный субъект может в любое время в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора без объяснения причин.

  • многим субъектам выгодно «признание» санкций форс-мажором без необходимости доказывать не только непосредственное влияние санкций на обязательства, но и то, что такой субъект предпринял все возможные меры по преодолению возникших последствий, даже если в результате этого понес убытки;
  • свидетельствование обстоятельств непреодолимой силы применительно к конкретной ситуации учитывает существующие между сторонами условия договора и нацелено на защиту добросовестной стороны, которой дано право доказать отсутствие вины в нарушении обязательства;
  • санкции не носят всеобъемлющий характер, а устанавливают те либо иные ограничения в отношении конкретного субъектного состава либо предмета (товары, работы, услуги, финансовые операции и т.д.), сроки вступления в силу этих ограничений, а также предусматривают сферы их неприменения либо механизмы преодоления (получение специальных разрешений, индивидуальных лицензий и т.д.).

Таким образом, форс-мажор является правовым институтом, справедливость применения которого зависит от конкретной ситуации.

— Если НПА будет принят, то с чем могут возникнуть проблемы?

— Полагаем, признание санкций форс-мажором на уровне НПА противоречит концепции форс-мажора как урегулированного гражданским законодательством института, а также его сути с точки зрения справедливости распределения рисков при осуществлении предпринимательской деятельности. Иными словами, форс-мажор необходим для принятия индивидуальных решений в исключительных случаях, а не в качестве всеобщей амнистии. 

Данная позиция основана на следующих подходах.

1. Признание некоего обстоятельства обстоятельством непреодолимой силы возможно исключительно и применительно к конкретному неисполненному либо исполненному ненадлежащим образом обязательству. То есть именовать санкции форс-мажором не совсем корректно. Можно говорить о том, что санкции могут быть обстоятельством, которое при конкретных условиях можно признать форс-мажором. 

ПРИМЕР 

Белорусский субъект заключил договор на поставку определенного товара. В рамках договора было подписано две спецификации: 01.03.2022 и 31.03.2022. Субъект обращается в компетентный орган за свидетельствованием обстоятельств непреодолимой силы, ссылаясь на санкционные ограничения, которые были введены 08.03.2022. В такой ситуации санкции могут быть признаны форс-мажором только в отношении спецификации, подписанной 01.03.2022, то есть до введения санкционных ограничений. 

Приведенный пример наилучшим образом демонстрирует, почему признание форс-мажором того либо иного обстоятельства должно основываться на анализе конкретных договорных обязательств. 

Практическая составляющая заключается в том, что недостаточно просто в контракте указать слово «санкции» и в дальнейшем полагать, что этот факт является общеизвестным. Вполне возможно, что сами санкции, как правовые акты, являются общеизвестными (например, введение в Европейском союзе Регламента Совета Европейского союза от 18.05.2006 № 765/2006 об ограничительных мерах в отношении Беларуси), но это не означает, что общеизвестным является наличие всех необходимых критериев для признания санкций форс-мажором. Наличие критериев — это и есть исследовательская часть, нацеленная на установление причинно-следственных связей.

2. Задача компетентных органов (например, БелТПП) заключается не в установлении факта наличия санкций (доказать это должен сам субъект), а в анализе причинно-следственных связей. 

Санкции существуют либо не существуют без признания этого со стороны БелТПП. При этом на своем официальном сайте БелТПП указывает, что она «рассматривает введенные Европейским союзом, США и другими странами санкции как обстоятельство непреодолимой силы при наличии признаков чрезвычайности и непредотвратимости в отношении гражданско-правовых обязательств субъектов предпринимательской деятельности Республики Беларусь».

Кроме того, санкции — это правовые акты конкретных компетентных организаций. Несмотря на отсутствие в ч. 3 ст. 372 ГК перечня обстоятельств, которые могут быть отнесены к обстоятельствам непреодолимой силы, в системе законодательства Республики Беларусь существует множество НПА, в которых предусмотрены перечни, содержащие в качестве обстоятельств, которые могут быть признаны форс-мажором, решения органов государственного управления, вводимые ими запретительные либо ограничительные акты и т.п.

Обращение в компетентные органы для гарантированной выдачи, например, заключений БелТПП теряет смысл, поскольку при принятии НПА вообще нет необходимости обращаться в какие-либо организации. Прямое действие будет иметь НПА.

3. Ключевым критерием НПА является то, что он закрепляет нормы права как общеобязательные правила поведения постоянного или временного характера, рассчитанные на индивидуально неопределенный круг лиц и неоднократное применение (п. 8 ст. 2 Закона Республики Беларусь от 17.07.2018 № 130-З «О нормативных правовых актах»).

В то же время концепция форс-мажора, изложенная в ч. 3 ст. 372 ГК, предусматривает следующее:

  • признание непреодолимой силы должно происходить в отношении лица, не исполнившего обязательство либо исполнившего его ненадлежащим образом при осуществлении предпринимательской деятельности (то есть речь всегда идет о конкретных обязательствах и факте их нарушения, что должно быть установлено);
  • такое лицо должно самостоятельно доказать наличие невозможности исполнять обязательства (включая невозможность преодоления и т.п.);

ПРИМЕР 

Большинство санкционных ограничений предусматривают механизмы их преодоления посредством получения специальных разрешений и лицензий (пока субъект не подтвердит попытки получения этих документов, констатировать форс-мажор невозможно, то есть говорить о санкциях как о непреодолимой силе преждевременно).

  • обстоятельства необходимо анализировать «при данных условиях», что прямо и указывает на индивидуальность этого вопроса, в то время как НПА должен быть рассчитан на индивидуально неопределенный круг лиц и неоднократное применение;
  • критерии чрезвычайности и непредотвратимости являются субъективными и относятся к конкретным лицам (что для одного субъекта стало предотвратимым, то для другого — нет). Примером может служить ситуация, когда в одном случае уполномоченный орган выдал индивидуальную лицензию, а в другом — отказал в выдаче без объяснения причин.

4. Институт форс-мажора является диспозитивным, на что указывает «если иное не предусмотрено договором». В этой связи возникает множество вопросов, касающихся права сторон установить свои перечни обстоятельств, прямо исключив из них санкции, либо вовсе отказаться от применения форс-мажора к правоотношениям. 

Принятие НПА может в значительной степени не только изменить концепцию форс-мажора, но и ограничить право сторон, поскольку изначальная суть норм о форс-мажоре заключается в их диспозитивности. Кроме того, при разрешении споров в рамках исполнения внешнеэкономических договоров необходимо иметь в виду применимое право, которое, между прочим, относится к вопросам последствий неисполнения либо исполнения ненадлежащим образом обязательств (подп. 4 п. 1 ст. 1127 ГК).

— В чем заключаются сложности урегулирования единым НПА всех ситуаций, происходящих с бизнесом?

— Во-первых, действующее законодательство, а также международные подходы предусматривают необходимые критерии и инструменты для доказывания наличия тех либо иных обстоятельств непреодолимой силы. Санкции, как правило, относятся к тем обстоятельствам, которые могут признаваться форс-мажором.

Во-вторых, признание санкций форс-мажором должно происходить с учетом применимого к обязательствам права, конкретных условий договора и в отношении лица, его не исполнившего либо исполнившего ненадлежащим образом. 

В-третьих, индивидуальное рассмотрение данного вопроса, а не ссылка на общий НПА позволит надлежащим образом защитить интересы как лиц, у которых возникли обстоятельства непреодолимой силы, так и добросовестных конечных покупателей, заказчиков и т.д.


Дополнительно по теме:

>>Вабищевич В. Форс-мажор и продление срока исполнения обязательства // Юрист. — 2022. — № 8. 

>>Вабищевич В. Отказ дилера от выполнения гарантийных обязательств в связи с санкциями // Юрист. — 2022. — № 8. 

>>Вабищевич В. Алгоритм действий поставщика при форс-мажоре // Юрист. — 2022. — № 7. 

>>Вабищевич В. Определение перечня обстоятельств непреодолимой силы в договоре // Юрист. — 2022. — № 7. 

>>Вабищевич В. Санкции как обстоятельство непреодолимой силы // Юрист. — 2022. — № 7. 

>>Белевич Ю. Актуальные вопросы форс-мажора // Юрист. — 2022. — № 6. 

>>Вабищевич В. Невозможность исполнения обязательств по поставке телекоммуникационного оборудования в связи с санкциями // Юрист. — 2022. — № 6. 

>>Солтанович А. Ограничительные меры иностранного государства как обстоятельства форс-мажора // Юрист. — 2022. — № 7. 

>>Вабищевич В. Письмо Торгово-промышленной палаты Украины как подтверждение форс-мажора // Юрист. — 2022. — № 7.

321 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
На Национальном правовом Интернет-портале опубликовано постановление Совета Министров и Национального банка Республики Беларусь от 05.08.2022 № 509/17. Постановление уточ...
634
• • •
Продвижение в социальных сетях стало необходимостью современных дней. Большинство компаний имеет страницу хотя бы в одной социальной сети. Безусловно, они предназначены д...
№ 6 июнь 2022
2748