Вы на портале

Всегда ли применение конфискации отвечает принципам разумности и соразмерности?

В последнее время наблюдается изменение судебной практики в части применения/неприменения конфискации товаров, выручки, полученной от реализации товаров, выполнения работ, оказания услуг при привлечении юридического лица или индивидуального предпринимателя к административной ответственности по части четвертой ст. 12.17 КоАП. Суды при рассмотрении данных административных дел руководствуются Конституцией Республики Беларусь, согласно которой юридическое лицо имеет право на свободное использование своего имущества для продолжения предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. Для кого: для поставщиков и покупателей.

Обновлено
Пилинкевич Николай
Пилинкевич Николай

адвокат Минской областной специализированной юрконсультации

4070 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Обстоятельства дела

По результатам выездной плановой проверки в отношении ООО «Д» было принято решение о доначислении 15 713,43 руб. налогов в связи с наличием первичных учетных документов, не соответствующих требованиям, предъявляемым законодательством к первичным учетным документам. Указанные суммы налогов были доплачены ООО «Д» добровольно. ИМНС был составлен протокол об административном правонарушении по части четвертой ст. 12.17 КоАП и направлен в суд.

Позиция органа, ведущего административный процесс

ООО «Д» допустило нарушение законодательства в области предпринимательской деятельности, выразившееся в приобретении им товарно-материальных ценностей у ЧТУП «Б» на общую сумму 22 869,64 руб. при наличии не соответствующих действительности документов – ТТН, а также реализации товарно-материальных ценностей ЧТУП «С», ЧП «З» на общую сумму 31 782,15 руб.

Указанные первичные учетные документы обоснованно расценены органом, ведущим административный процесс, как содержащие недостоверные сведения. Такой вывод подтверждается следующими доказательствами.

По адресам, указанным в данных ТТН в графе «Пункт погрузки», контрагенты не находились, либо таких адресов не существовало.

ЧТУП «Б», ЧТУП «С», ЧП «З» были внесены в спецреестр организаций, функционировавших как лжепредпринимательские структуры.

Согласно Указу Президента Республики Беларусь от 23.10.2012 № 488 «О некоторых мерах по предупреждению незаконной минимизации сумм налоговых обязательств» факт совершения хозяйственной операции подтверждается первичным учетным документом, имеющим юридическую силу, то есть отражающим фактическое совершение указанной в нем хозяйственной операции. Первичный учетный документ может быть признан контролирующим органом не имеющим юридической силы в случае наличия доказательств, опровергающих факт совершения отраженной в этом документе хозяйственной операции.

Позиция лица, в отношении которого ведется административный процесс

ООО «Д» вину не признало на основании следующего.

В протоколе сделан вывод о том, что ТТН не соответствуют действительности. Однако ни решением суда, ни решением иных компетентных органов указанные накладные не признаны недействительными.

Такой вывод имеется лишь в акте плановой выездной проверки ООО «Д» и в решении по нему. Указанный вывод сделан безосновательно. Органом, ведущим административный процесс, не предоставлено достаточных доказательств того, что накладные не соответствуют действительности.

В момент оформления накладных контрагенты не находились в списке лжепредпринимательских структур, и данный факт был проверен должностными лицами ООО «Д». Именно на государственные контролирующие структуры возложена обязанность ведения реестра лжепредпринимательских структур.

Доказательства того, что по указанным в накладных адресам предприятия контрагенты не находились, не свидетельствуют о недействительности накладных. Погрузка и разгрузка товара происходили в то время и в том месте, где было удобно поставщику и покупателю. ООО «Д» не обязано было проверять адреса своих контрагентов. Товар по накладным отгружался и поступал.

Ссылка органа, ведущего административный процесс, на объяснения директоров предприятий и водителей безосновательна, поскольку такие пояснения никаким образом не свидетельствуют о недействительности накладных. Переговоры велись не только с директорами предприятий, но и с менеджерами. ООО «Д» не несет ответственности за действия менеджеров.

На основании ст. 3.5 КоАП юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что этим юридическим лицом не соблюдены нормы (правила), за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, и данным лицом не были приняты все меры по их соблюдению.

ООО «Д» были предприняты все меры по соблюдению подп. 1.12 п. 1 ст. 22 Общей части НК, согласно которой плательщик обязан обеспечивать наличие документов, подтверждающих приобретение, поступление товарно-материальных ценностей в местах их хранения и при их транспортировке. Каких-либо товарно-материальных ценностей, поступивших в ООО «Д» и реализованных, хранившихся или транспортировавшихся без документов, не имелось.

ООО «Д» привлечено к ответственности по ст. 12.17 КоАП «Нарушение правил торговли и оказания услуг населению».

ООО «Д» не занимается торговлей и оказанием услуг населению. Основной и единственный вид деятельности общества – оптовая торговля запасными частями с субъектами хозяйствования.

В КоАП законодатель не предусмотрел ответственности за работу с лжепредпринимательскими структурами.

Выводы суда первой инстанции

Несмотря на отрицание представителями ООО «Д» вины юридического лица в совершении административного правонарушения, его виновность подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств.

Суд пришел к выводу, что эти доказательства подтверждают отсутствие юридической силы у первичных учетных документов, касающихся взаимоотношений ООО «Д» с ЧТУП «Б», ЧТУП «С» и ЧП «З», что позволяет квалифицировать деятельность названных организаций как имеющую характер прикрытия незаконных действий неустановленных лиц в сфере экономических отношений .

В соответствии со ст. 3.5 КоАП юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что этим юридическим лицом не соблюдены нормы (правила), за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, и не были приняты все меры по их соблюдению.

Указанные доказательства в своей совокупности указывают, что ООО «Д» не были приняты все меры по соблюдению норм и правил, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность.

Таким образом, исследовав доказательства по делу, суд признал их достаточными для принятия решения о виновности ООО «Д» в совершении административного правонарушения.

Ответственность за данное правонарушение предусмотрена частью четвертой ст. 12.17 КоАП.

Санкция данной нормы предусматривает наложение штрафа на юридическое лицо в размере до 50 базовых величин с конфискацией товаров, выручки, полученной от реализации товаров, выполнения работ, оказания услуг, или без конфискации.

Суд наложил на ООО «Д» штраф в размере 30 базовых величин с конфискацией выручки от реализации товаров в сумме 31 782,15 руб. и взысканием стоимости имущества, являвшегося предметом административного правонарушения, в размере 22 869,63 руб.

В соответствии с частью первой, п. 1 части второй ст. 6.12 КоАП взыскание стоимости состоит в принудительном изъятии и обращении в собственность государства денежной суммы, составляющей стоимость предмета административного правонарушения, орудий и средств совершения административного правонарушения. Оно может применяться, если в санкции статьи Особенной части КоАП предусмотрена конфискация предмета административного правонарушения, орудий и (или) средств совершения административного правонарушения при отсутствии имущества, являющегося предметом административного правонарушения, орудием или средством совершения административного правонарушения.

Выводы Верховного Суда 
Республики Беларусь

Верховный Суд Республики Беларусь изменил постановление экономического суда первой инстанции - исключил из него указание на применение дополнительных административных взысканий в виде конфискации выручки от реализации товаров в размере 31782,15 руб. и взыскания стоимости имущества, являвшегося предметом административного правонарушения, в размере 22 869,63 руб.

В остальной части постановление экономического суда оставлено без изменения. Свое постановление Верховный Суд Республики Беларусь мотивировал следующим.

Согласно протоколу об административном правонарушении в результате проведения в отношении ООО «Д» плановой выездной проверки выявлены факты приобретения и реализации в 2014-2015 гг. товарно-материальных ценностей при наличии не соответствующих действительности документов. По имеющимся в распоряжении органа, ведущего административный процесс, материалам, представленным органом финансовых расследований Комитета государственного контроля Республики Беларусь, контрагентами ООО «Д» являлись ЧТУП «Б», ЧТУП «С» и ЧП «З», отнесенные позднее к категории лжепредпринимательских структур и включенные в соответствующий реестр.

Учитывая данное обстоятельство, орган, ведущий административный процесс, признал поименованные в протоколе об административном правонарушении товаросопроводительные документы, которыми оформлялись приобретение и реализация товарно-материальных ценностей, не имеющими юридической силы, что явилось основанием для квалификации деяния ООО «Д» как образующего состав административного правонарушения, предусмотренного частью четвертой ст. 12.17 КоАП.

Налоговый орган, исходя из величины выявленной им налогооблагаемой базы, которая охватывает стоимостные показатели хозяйственных операций, оформленных вышеуказанными первичными учетными документами, доначислил ООО «Д» к уплате в бюджет налог на добавленную стоимость, налог на прибыль, транспортный сбор и пени. Данные суммы ООО «Д» были уплачены.

В соответствии с Указом Президента Республики Беларусь от 23.10.2012 № 488 «О некоторых мерах по предупреждению незаконной минимизации сумм налоговых обязательств» факт совершения хозяйственной операции подтверждается первичным учетным документом, имеющим юридическую силу. Первичный учетный документ может быть признан контролирующим органом по результатам проверки, проведенной в пределах его компетенции, не имеющим юридической силы в случае наличия доказательств, опровергающих факт совершения отраженной в документе хозяйственной операции. Такие доказательства представлены экономическому суду, им дана объективная правовая оценка.

Совокупность собранных доказательств позволяла органу, ведущему административный процесс, квалифицировать деятельность контрагентов ООО «Д» как имевшую характер прикрытия незаконных действий неустановленных лиц в сфере экономических отношений.

Основное административное взыскание определено экономическим судом в соответствии с санкцией части четвертой ст. 12.17 КоАП. Дополнительные административные взыскания в виде конфискации выручки и взыскания стоимости реализованных товаров ООО «Д» не отвечают принципам справедливости и соразмерности. Данные взыскания назначены без учета необходимого их разграничения с примененными к ООО «Д» мерами принуждения восстановительного характера, имеющими целью восполнение недоимки в бюджет, суммы которых исчислены на основании налогооблагаемой базы, охватывавшей стоимостные показатели в первичных учетных документах, признанных недействительными.

Дополнительные административные взыскания в виде конфискации выручки и взыскания стоимости реализованных товаров ООО «Д», по мнению суда, не отвечают принципам справедливости и соразмерности, так как назначены без учета необходимого их разграничения с примененными к ООО «Д» мерами принуждения восстановительного характера.

В данном случае следовало дифференцировать ответственность в зависимости от степени вины ООО «Д» и других обстоятельств, обусловливающих индивидуализацию административной ответственности,

Сумма дополнительных административных взысканий многократно (в 3 раза) превышает сумму доначисленных ООО «Д» налоговых платежей, чем существенно затрагивает регламентированное Конституцией Республики Беларусь право этого юридического лица на свободное использование своего имущества для продолжения предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности.

Учитывая предусмотренные КоАП принципы, административная ответственность должна носить справедливый характер, административное взыскание должно быть соразмерно тяжести совершенного административного правонарушения.

Приняв во внимание то обстоятельство, что ООО «Д» привлекается к административной ответственности за совершение такого рода правонарушения впервые, в отношении этого плательщика налоговым органом реализованы меры принуждения восстановительного характера в виде взыскания в бюджет доначисленных налогов (сборов) и пеней, вышестоящий суд посчитал применение основного административного взыскания достаточным для предупреждения совершения ООО «Д» впредь аналогичных административных правонарушений.

В связи с этим административная ответственность может быть смягчена посредством изменения постановления по делу об административном правонарушении и исключения из него указания на применение дополнительных административных взысканий, что не противоречит санкции части четвертой ст. 12.17 КоАП.

4070 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме
-->