Юридическая практика сквозь призму личного опыта

В преддверии 25-летия компании Borovtsov & Salei старший партнер, адвокат Василий Ильич Салей рассказал о том, как зарождался и трансформировался свободный рынок юридических услуг, почему в сфере юридического сопровождения бизнеса впереди оказались вовсе не мэтры юридической практики того времени, а вчерашние выпускники юрфака и каково его видение дальнейшего развития адвокатуры.

Салей Василий

адвокат, старший партнер адвокатского бюро «Боровцов и Салей БИС»

320 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Ред.: Василий Ильич, у Вас серьезный профессиональный багаж за плечами. Расскажите, с чего все начиналось.

В.И.: Будучи учредителем юридической фирмы «Боровцов и Салей», на протяжении четверти века мне довелось работать в разных ипостасях и на различных должностях. При этом все эти 25 лет я зарабатывал деньги, делая одно и то же — консультируя клиентов по правовым вопросам.

Имея уже значительный по тем временам пятилетний судейский опыт, в 1993 году я оставил должность судьи и получил лицензию адвоката. Вместе с Валентином Артемьевичем Боровцовым мы создали коммерческую организацию в форме общества с ограниченной ответственностью, позволявшей в то время, с нашей точки зрения, выступить оптимальной формой организации нами частной юридической практики. Действовавший тогда Закон «Об адвокатуре», принятый на волне демократизации начала 90-х годов прошлого века, не исключал возможности мне, как адвокату, работать по трудовому договору во вновь созданной юридической фирме.

Ред.: А что собой представлял рынок юридических услуг в период его формирования?

В.И.: В начале — середине 1990-х годов в период становления независимости нашего государства и рыночных отношений в экономике страны потребность в юридическом сопровождении деятельности повсеместно возникавших коммерческих организаций была очень высока, на что немедленно отреагировал рынок. Именно в то время наряду с «Боровцов и Салей» на рынке юридических услуг начали работать такие юридические практики, как «Власова и партнеры», «Бизнесконсалт», «Траст». «Классические» адвокаты, практиковавшие со времен Советского Союза, не могли, да и не очень-то хотели заниматься консультированием бизнеса. Устоявшееся представление у элиты адвокатуры того времени об оказании правовой помощи гражданам как основном направлении деятельности и предназначении адвокатов не способствовало вовлечению адвокатов старой школы в работу с коммерческими структурами. Это место быстро заняли молодые выпускники юридических вузов, не обремененные стереотипами своих старших и более опытных коллег.

Ред.: Василий Ильич, как вырвалась вперед абсолютно новая «каста» адвокатов, обеспечив себе приоритет?

В.И.: Относительно свободный доступ к профессии адвоката, существовавший в то время, позволил довольно быстро сформироваться в рамках адвокатуры группе адвокатов, ориентированных на работу с бизнесом. По мере развития в стране рыночных отношений в Беларусь стал приходить иностранный капитал, который, используя традиционные для него стандарты ведения бизнеса, не считал возможным обойтись без внешней правовой поддержки.

Предъявляя к потенциальным правовым советникам привычные для них требования, руководители бизнесов с иностранным капиталом, которые, как правило, являлись экспатами, были весьма ограничены в выборе — крупные западные юридические фирмы не были представлены в Беларуси (да и не представлены до сих пор), а местные юристы, как правило, не владели в достаточной мере иностранными языками и не имели представления о стандартах работы западных юридических фирм. На этом фоне весьма выгодно выглядели молодые юристы, владеющие хотя бы одним иностранным языком, что позволяло им напрямую общаться как с руководителем предприятия — экспатом, так и с головным офисом компании, и знакомые с азами организации юридического бизнеса в западных странах.

Как правило, этими навыками обладали молодые юристы, прошедшие обучение и/или стажировку в какой-либо западноевропейской стране или в США. Вернувшись на родину и решив создать свою частную юридическую практику, они вступили в адвокатуру и получили лицензию адвоката, что в глазах их западных клиентов являлось подтверждением квалификации.

Ред.: А как Вы оцениваете введение такой административной процедуры, как лицензирование юридических услуг?

В.И.: С введением в 1996 году лицензирования юридических услуг рынок приобрел более организованный характер — созданные в форме коммерческих организаций юридические фирмы, прошедшие лицензирование, стали доминировать в области консультирования и оказания юридических услуг бизнес-структурам. Во многих таких организациях работали и адвокаты, являясь в том числе учредителями этих юридических фирм, поскольку Закон об адвокатуре 1993 года не содержал прямого запрета на работу адвоката по найму в коммерческих структурах, оказывающих юридические услуги, а сложившаяся в то время практика в адвокатуре и позиция Министерства юстиции не препятствовали этому.

Ред.: Что поменялось в связи с внесением изменений в Закон об адвокатуре?

В.И.: В определенный момент к руководящим структурам адвокатского сообщества пришло понимание, что целый ряд высокооплачиваемых адвокатов, работающих по найму в юридических фирмах и имеющих весьма неплохие по тем временам доходы, не вносят свой вклад и не участвуют в финансировании общественных нужд адвокатуры.

Используя свой безусловный авторитет, при поддержке Министерства юстиции Республиканская коллегия адвокатов смогла пролоббировать принятие в июне 1998 года изменений и дополнений в Закон об адвокатуре, которые, на мой взгляд, более чем на десятилетие не только остановили развитие адвокатуры, но и отбросили ее на позиции советского времени. Кроме того, что государство получило возможность значительно больше влиять на институт адвокатуры посредством более глубокого вовлечения Министерства юстиции в регулирование и организацию работы адвокатуры, все адвокаты обязаны были вступить в состав одной из областных или Минской городской коллегии адвокатов. Положения о возможности осуществления адвокатской деятельности в индивидуальном порядке и/или в составе фирмы, бюро, конторы были исключены из Закона.

И хотя новая редакция Закона содержала упоминание о том, что «по решению соответствующей коллегии адвокатов и в порядке, установленном этой коллегией, допускается осуществление адвокатской деятельности в иных, кроме юридических консультаций, организационных формах», иные формы были фактически запрещены.

Таким образом, все адвокаты, осуществляющие адвокатскую деятельность вне состава юридических консультаций, были поставлены перед выбором — либо сдать лицензию, либо идти работать в юридическую консультацию. Каждый сделал свой выбор. Я сдал лицензию.

Ред.: Почему Вы решили отдать предпочтение «свободному плаванию»?

В.И.: Продолжая работу в рамках юридической фирмы как коммерческой структуры, сдавшие лицензии бывшие адвокаты делали выбор в пользу более прогрессивной на то время формы организации юридической практики, более подходящей для обслуживания нужд бизнес-сообщества. Организация работы адвоката в составе юридической консультации не позволяла адвокатам соответствовать запросам и требованиям бизнеса — дела становились сложнее, консультации — объемнее, появились новые виды услуг, ранее неизвестные «классическим» адвокатам. Все это требовало больших трудозатрат, вовлечения в работу над одним проектом группы юристов, что адвокатам, привыкшим работать в одиночку и конкурировавшим друг с другом, было не под силу.

С этой работой более успешно справлялись юристы, работавшие в составе юридических фирм, которых стали именовать «юристами-хозяйственниками». Они создали свою ассоциацию, определив для себя в качестве приоритета работу по оказанию юридических услуг в сфере бизнеса. При этом к юристам-хозяйственникам предъявлялись практически те же требования, что и к адвокатам. Они также могли представлять в судах интересы своих клиентов по спорам, связанным с их хозяйственной деятельностью, но имели ограничения по представительству по уголовным делам.

Ред.: Что изменилось с принятием нового Закона об адвокатуре (от 30.12.2011)?

В.И.: Установившееся «статус-кво» просуществовало до 2013 года. С апреля 2013-го в полном объеме вступили в силу изменения, внесенные новым Законом, и юристы-хозяйственники были лишены права представлять интересы своих клиентов в судах всех уровней.

Это сразу повлекло за собой массу сложностей: клиент, привыкший работать с юристом-хозяйственником, уже не мог рассчитывать на его помощь в суде, хотя вся работа по правовому обслуживанию его бизнеса осуществлялась этим юристом, этой фирмой. Начали использоваться различные схемы, когда юристы-хозяйственники устраивались на 1/4 или 1/8 ставки в штат к своим клиентам, чтобы иметь возможность представлять их интересы в суде в качестве штатных юристов, стали нанимать адвокатов, использовать в договорах арбитражные оговорки и т.д. Вместе с тем новый Закон об адвокатуре закрепил в обновленном и развернутом виде так практически и нереализованные положения Закона 1993 года о том, что адвокаты могут осуществлять свою деятельность в различных формах. Согласно новому Закону — индивидуально, в составе адвокатского бюро или в составе юридической консультации.

Ред.: А что изменила такая организационная форма деятельности, как адвокатское бюро?

В.И.: Закрепление адвокатских бюро, признанных новой организационно-правовой формой некоммерческих организаций, с одной стороны, позволило адвокатам создавать структуры, которые могут комплексно обслуживать интересы бизнеса и предоставлять ему весь спектр услуг, включая судебное представительство. С другой стороны, оно предопределило целый комплекс ограничений, связанных с целевой направленностью таких организаций как некоммерческих.

В 2012–2015 годах весьма активно шел процесс создания адвокатских бюро. Многие юридические фирмы, партнеры которых были приняты в адвокатуру в упрощенном порядке, были конвертированы в адвокатские бюро. Адвокатура Беларуси значительно усилилась за счет ведущих юристов-хозяйственников не только количественно, но и качественно, укрепилось материальное положение органов адвокатского самоуправления.

Ред.: Василий Ильич, как Вы в целом оцениваете сложившуюся тенденцию во взаимоотношениях адвокатуры и государства?

В.И.: Прошедшее после принятия изменений время в целом показало правильность избранного государством направления на либерализацию адвокатской деятельности, укрепление ее независимости и самоуправление адвокатуры.

Вместе с тем белорусская адвокатура, на мой взгляд, нуждается в дальнейшем реформировании для того, чтобы стать действительно само-стоятельным и сильным институтом гражданского общества и играть ту роль, которую должна играть адвокатура в правовом государстве.

Ред.: Каковы же, по Вашему мнению, основные направления такого реформирования?

В.И.: Прежде всего, следует поставить вопрос о снижении роли государства в регулировании деятельности адвокатуры. Адвокатское сообщество Беларуси уже достаточно зрелое и готово взять на себя ответственность за организацию собственной деятельности. Доминирующая роль Министерства юстиции в вопросах лицензирования адвокатской деятельности и контроля за работой адвокатов, привлечения их к ответственности снижает декларируемое самоуправление адвокатского сообщества.

В реструктуризации нуждается, на мой взгляд, и организационная структура адвокатуры. Представляется, что для такого компактного государства, как Беларусь, наличие трехуровневой структуры организации чрезмерно. Существование промежуточного звена между адвокатами и Республиканской коллегией адвокатов лишь усложняет работу адвокатуры, влечет за собой дополнительные расходы и не позволяет Республиканской коллегии стать непосредственным руководящим органом адвокатуры, способным аккумулировать достаточно материальных и интеллектуальных ресурсов для обеспечения функционирования действительно работоспособного аппарата сотрудников. Юридические консультации должны быть наделены правами юридического лица и работать на тех же принципах, что и адвокатские бюро.

И наконец, существующий запрет адвокатам работать по найму, за исключением работы по найму в составе адвокатского бюро, а также права заниматься лишь педагогической, научной, творческой деятельностью, быть третейским судьей, арбитром, медиатором, примирителем в примирительной процедуре, абсолютно, на мой взгляд, не обоснован и ограничивает право адвоката — гражданина Республики Беларусь на труд, гарантированное ему Конституцией.

Адвокат сам должен иметь возможность решать, каким образом ему следует организовывать свою деятельность и чему посвятить время, свободное от адвокатской практики. Аргумент о том, что адвокат, работающий по найму, зависим от своего работодателя, не выдерживает критики: адвокат, работающий по найму в адвокатском бюро, не менее зависим; адвокат, работающий по соглашению с клиентом, также зависим от клиента в части возможности выбора позиции, аргументов по делу и, конечно, в получении вознаграждения за свою работу.

320 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
• • •

Пять типичных ошибок заказчика при организации и проведении государственных закупок

По данным Министерства антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь, в 2017 г. проведено 390 757 процедур госзакупок, за первое полугодие 2018 г. — 234 5...
№ 9, сентябрь 2018 Богатко Антон
Shape 1 copy 6Created with Avocode. 1493

Обзор законодательства 1–31 декабря 2018 г.

Декабрь 2018 года запомнится: нормативными актами, регулирующими таможенные правоотношения, но не в виде долгожданного Закона (проект еще на доработке), а в виде Указа; п...
Shape 1 copy 6Created with Avocode. 1181